О принципе относительности, эфире, тяготении

Общая часть

Перепечатка герберовского доклада о движении перигелия Меркурия в „Анналах физики"1), на мой взгляд—факт, достойный большой признательности, так как подобная работа заслуживает самого широкого распространения.

В этой работе, трактующей о столь важной и все еще требующем новой и новой разработки предмете, как тяготение, уже была установлена зависимость между движением Меркурия и скоростью света. Это положение, будучи 18 лет спустя вновь установлено г. Эйнштейном на основании принципа относительности, явно теперь признается правильным 2).

Указанная важная зависимость между осью орбиты, эксцентриситетом, перемещением перигелия и скоростью света подтверждается установленными до сих пор данными астрономического опыта не только в отношении Меркурия, но и относительно остальных планет, так что всякая попытка привести эту зависимость в связь с какими-либо свойствами тяготения должна вызвать глубокий интерес. Гербер, первым установивший эту зависимость, считал доказанным, что она равносильна признанию скорости света за скорость распространения тяготения. С своей стороны г. Эйнштейн строит свои выводы на обобщении приложимости принципа относительности и также приходит при этом к скорости света, как скорости распространения полей тяготения3). Герберовская работа подверглась серьезным нападкам4), но я мог бы указать, с другой стороны, что и обобщенный принцип относительности в качестве исходного пункта не может быть признан удовлетворительным без всяких оговорок. В противоположность часто повторяемым утверждениям о всеобщей приложимости обобщенного принципа относительности, мне кажется, что в него необходимо внести известные ограничения. В то же время следует подчеркнуть, что принцип относительности вовсе не исключает (в чем будто бы заключается Особое, революционное5) его свойство) эфира, и что попытка построения механики эфира, включая сюда электродинамику и тяготение, отнюдь не должна считаться безнадежной. А чтобы наглядно показать это отношение к тяготению, я изложу электромагнитный механизм тяготения, который, впрочем, в известных пределах может рассматриваться и независимо от более широких допущений относительно эфира.

С работой П. Гербера расправились до чрезвычайности сурово. Между тем многие другие работы, не свободные от погрешностей при использовании своих технических средств, раз их конечные выводы оказывались пригодны, встречали гораздо более мягкую оценку, а иногда даже, при благоприятных внешних обстоятельствах, признавались руководящими. Под техническими средствами я разумею здесь математику и искусство экспериментирования, да и фактически оба они, с точки зрения, положенной в основу настоящей статьи, являются для естествоиспытателя не более, как средством к цели. Разница лишь в том, что при применении математики можно и впоследствии проверить исследователя шаг за шагом в его формулах и выводах, тогда как при производстве опытов это большей частью невозможно. Поэтому, если случится в нечисто поставленных опытах допустить некоторые ошибки (т.-е. обстановку опыта, не соответствующую предположенным условиям), или не вполне устранить их возможность, но если при этом такие возможные погрешности (хотя бы случайно) почти взаимно уравновесят друг друга или не окажут существенного влияния на результаты опыта, то при известных обстоятельствах, т.-е. при правильности этих результатов самих по себе, работа экспериментатора найдет благоприятную оценку и даже будет признана доказательной, хотя в действительности она ровно ничего не доказывает, а автор своими выводами обязан единственно своей проницательности и некоторому счастию. Напротив, иным будет приговор, если при аналогичных обстоятельствах подсобным орудием была математика и, следовательно, если можно проследить отдельные допущенные ошибки или существенные пробелы в логических построениях. Нельзя, конечно, не согласиться, что такая неравная оценка, зависящая от внешних обстоятельств, может казаться суровой. Как пример такой неравной оценки, вполне подтверждающей указанные ее причины и в известной мере могущей быть противопоставленной оценке работы Гербера, может служить весьма известное определение г. Томсоном величины е/т и v для катодных лучей и сделанные им отсюда выводы о природе этих лучей. Экспериментальные основы этой работы никогда не казались мне безупречными (ср. „Ueber Katodenstrahlen", Ver. W. V. Berlin, 1920), что, однако, не помешало мне признать ее значение, так как при принципиально безупречном выполнении я убедился в правильности ее выводов (ср. Wied. Annal, Bd. 64, S. 280, 1898). Но и вообще эта работа часто ставится в качестве образцовой на первом месте среди ей подобных, что, конечно, должно представляться несколько странным. Работе Гербера не суждено было получить ни такого, ни, насколько мне известно, вообще какого-либо признания со стороны естествоиспытателей, быть может, потому только, что она дает для критики слишком много уязвимых мест. Я все-таки полагаю, что позже будет воздана полная справедливость проницательности Гербера, если подтвердятся правильность распространения тяготения со скоростью света и формула движения перигелия. Ведь известно, что установление какого-либо закона и его доказательство большей частью составляют два отдельных открытия, и, если Г е р б е р у посчастливилось только в первом, то и это заслуживает всяческого признания; ведь это было им сделано задолго до появления принципа относительности. Не забудем, что еще одним только годом раньше представленный на заключение съезда немецких естествоиспытателей доклад о силах, действующих на расстоянии, обнаружил самым ясным образом полную беспомощность, господствовавшую тогда по вопросу о тяготении (P. Drude, Wied. Annal. Bd. 62, Я, 1,1897).

Во всем этом я буду следовать точке зрения естествоиспытателя, дающего ту картину мира второго рода, которая была уже мною ранее разъяснена5) и вновь будет развита в настоящей статье. Отмечая это здесь, я считаю важным оговорить, что если я и стремлюсь к полному уяснению всех явлений с указанной точки зрения, то я в то же время далек от игнорирования законности и особых преимуществ и другой точки зрения, дающей картину мира первого рода. Собственно я здесь только потому особо выдвигаю картину мира второго рода, что за последнее десятилетие эта точка зрения едва ли где-либо излагалась со всей ясностью, а часто даже молчаливо принималась как би более несуществующей, хотя она является точкой зрения здравого рассудка. Кроме того ее устранение могло бы легко, хотя и совершенно неосновательно, лишить молодых естествоиспытателей, не обладающих преимущественно математическим мышлением, надежды дать что-либо большее, чем чисто технические достижения.

  1. „Скорость распространения тяготения" (Die Fortpflanzungs-geschivindigkeit der Gravitation) Paul Gerber'a (f 1909),—программный доклад, сделанный в 1902 г. в реальной гимназии в Старгороде, в Померании, был перепечатан Е. G е г с k e (Annalen d. Physik, Bd. 52, стр. 415, 1917), ср. также Gercke, гам же, т. 51, стр. 119, 1916. Герберовская формула' движения Меркурия была напечатана уже в 1898 г. в Zeitschrift f. Mathematik u. Physik.
  2. A. Einstein. Kgl. Preuss. Akad. d. Wiss., 1915, S. 831.
  3. A. Einstein, Kgl. Preuss. Akademie der Wiss. 1916, S. 688.
  4. H. See1iger, Ann. d. Physik, Bd. 53, S. 31,1917, M. v.-Lau e, там же Bd. 53, s. 214, 1917.
  5. P. Lenard, "Aether und Materie" , Heidelb., Winter, 1911.

 

назад вперед
О скорости гравитационных волн   Реальная физика   работы по эфирной физике к библиотеке   FAQ по эфирной физике  

Знаете ли Вы, что такое мысленный эксперимент, gedanken experiment?
Это несуществующая практика, потусторонний опыт, воображение того, чего нет на самом деле. Мысленные эксперименты подобны снам наяву. Они рождают чудовищ. В отличие от физического эксперимента, который является опытной проверкой гипотез, "мысленный эксперимент" фокуснически подменяет экспериментальную проверку желаемыми, не проверенными на практике выводами, манипулируя логикообразными построениями, реально нарушающими саму логику путем использования недоказанных посылок в качестве доказанных, то есть путем подмены. Таким образом, основной задачей заявителей "мысленных экспериментов" является обман слушателя или читателя путем замены настоящего физического эксперимента его "куклой" - фиктивными рассуждениями под честное слово без самой физической проверки.
Заполнение физики воображаемыми, "мысленными экспериментами" привело к возникновению абсурдной сюрреалистической, спутанно-запутанной картины мира. Настоящий исследователь должен отличать такие "фантики" от настоящих ценностей.

Релятивисты и позитивисты утверждают, что "мысленный эксперимент" весьма полезный интрумент для проверки теорий (также возникающих в нашем уме) на непротиворечивость. В этом они обманывают людей, так как любая проверка может осуществляться только независимым от объекта проверки источником. Сам заявитель гипотезы не может быть проверкой своего же заявления, так как причина самого этого заявления есть отсутствие видимых для заявителя противоречий в заявлении.

Это мы видим на примере СТО и ОТО, превратившихся в своеобразный вид религии, управляющей наукой и общественным мнением. Никакое количество фактов, противоречащих им, не может преодолеть формулу Эйнштейна: "Если факт не соответствует теории - измените факт" (В другом варианте " - Факт не соответствует теории? - Тем хуже для факта").

Максимально, на что может претендовать "мысленный эксперимент" - это только на внутреннюю непротиворечивость гипотезы в рамках собственной, часто отнюдь не истинной логики заявителя. Соответсвие практике это не проверяет. Настоящая проверка может состояться только в действительном физическом эксперименте.

Эксперимент на то и эксперимент, что он есть не изощрение мысли, а проверка мысли. Непротиворечивая внутри себя мысль не может сама себя проверить. Это доказано Куртом Гёделем.

Понятие "мысленный эксперимент" придумано специально спекулянтами - релятивистами для шулерской подмены реальной проверки мысли на практике (эксперимента) своим "честным словом". Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Bourabai Research - Технологии XXI века Bourabai Research Institution