Б.С. Миронов   В.И. Бояринцев   Сионские протоколы   Катехизис еврея   В.К. Булавин   Ю.С. Мухин  
В. И. Бояринцев. Черта оседлости и русская революция

«Черта оседлости» и русская революция

Сионисты и масоны

  1. А. Ф. Керенский и черта оседлости
  2. Русская революция с еврейским лицом
  3. Заключение

Ещё одна количественная характеристика дореволюционной Росси как «тюрьмы народов»: «За век с лишним под русской короной еврейство выросло из 820 тысяч …до свыше 5 миллионов, ещё при том отдав эмиграции более полутора миллионов» (А. И. Солженицын).

Далее: «И именно в эти же десятилетия, и настойчивее всего в России, — развился сионизм»(выделено мной. — В.Б.).

Но, может быть состояние евреев в России в это время коренным образом, и в худшую сторону, отличалось от их положения, допустим, в Германии или Австрии, где «из сыновей и внуков лавочников и уличных торговцев появились целые плеяды химиков и физиков, математиков и врачей, чьи имена вписаны золотыми буквами в анналы науки», как пишет Вальтер Лакер?

Вальтер Лакер («История сионизма») отвечает на этот вопрос: «После значительного промышленного и торгового подъёма в начале 1870-х годов разразился большой финансовый кризис, и в нём обвинили некоторых евреев, участвовавших в крупных спекуляциях. Нападки на них, вызвавшие новую волну антисемитизма, явились частью общего наступления на либерализм, который так и не прижился в Германии».

Вальтер Лакер продолжает: «Антиеврейские кампании проводились на разных уровнях: агитация уличной черни, петиции с просьбой ограничить влияние евреев на общественную жизнь, новые нападки на Талмуд… один из известных немецких историков того времени придумал лозунг, который получил широкое распространение: “Евреи — наша беда!”».

В связи с этим Лакер задаёт вопросы: «Конкурентный характер капитализма, без сомнения, обеспечивал превосходную питательную среду для общей неудовлетворённости и неуверенности, но почему во всём обвиняли именно евреев? Возможно, они были менее защищены, чем другие меньшинства? Или же их влияние росло слишком быстро?».

В России того периода и речи не могло быть о существовании широкой системы антисемитизма, наоборот, русская творческая интеллигенция была почти целиком занята борьбой за права человека, имея в виду только еврея. Интенсивность этой борьбы была показателем интеллигентности человека, о чём неустанно заботились средства массовой информации.

Отношение к сионизму со стороны российского правительства чётко сформулировал Плеве.

В 1902 году Плеве писал одному из руководителей сионизма Герцлю: «До тех пор, пока сионизм стремится создать независимое государство в Палестине и организовать выселение из России известного числа евреев, русское правительство могло относиться к нему только благожелательно; но с той минуты, как сионизм изменил свою задачу и направил свою деятельность к национальному объединению всего еврейства в России, естественно, что правительство воспротивилось этому новому направлению сионизма. Допущение сего имело бы последствием образование в государстве целых групп лиц, совершенно чуждых общему патриотическому чувству, а между тем, очевидно, что именно на этом чувстве зиждется сила всякого государства» (курсив мой. — В.Б.).

Именно в таком положении оказалась современная Россия, где существует большое количество еврейских объединений, зачастую не только финансируемых из-за рубежа, но и имеющих статус государственных, то есть содержащихся в основном русскими, составляющими подавляющее большинство населения, но куда представители других национальностей не допускаются. Таким образом, создаётся парадоксальная ситуация: еврейские националистические организации не только частично существуют за счёт русского народа, но постоянно проводят антирусскую кампанию, обвиняя народ, победивший фашизм, в этом самом фашизме.

Но посмотрим, как развивался выезд евреев из России в конце XIX — начале ХХ века:

 

 

На подрыв Российской империи была брошена мощная международная еврейская сила — сионизм. Естественно, несмотря на единство целей различных деятелей «пятой колонны» России, между ними существовали расхождения и противоречия, как в любом деле, в результате осуществления которого ожидается невиданный гешефт. Здесь премия победителю — неисчерпаемые людские и природные ресурсы покорённой России.

Как пишет Вальтер Лакер в «Истории сионизма», «к концу XIX века более пяти миллионов евреев проживало в России — почти в десять раз больше, чем в Германии. Они были сконцентрированы в западных областях царской империи, где им не было запрещено проживание. Лишь около 200 000 из них — зажиточным купцам, выпускникам университетов, ветеранам (прослужившим в армии двадцать пять лет) и некоторым другим — было разрешено жить в таких крупных центрах как Санкт-Петербург, Москва или Киев и других городах, не входящих в так называемую черту оседлости. Евреи составляли около 16–18 % всех обитателей административных районов Варшавы, Гродно и Минска и 24–28 % населения Ясс, Кракова и Львова… На рубеже веков в Варшаве с 220-тысячным еврейским населением находилась самая большая еврейская община в Европе; за ней следовала Одесса, где проживало 140 тысяч евреев… Незначительная часть евреев была занята сельским хозяйством…».

Евреи же, живущие в сельской местности, занимались мелким ремесленничеством, ростовщичеством, торговлей, спекуляцией, содержали питейные заведения (см. рассказ А. И. Куприна «Жидовка»).

В «Истории сионизма» даётся краткая характеристика деятельности ряда российских императоров в отношении евреев: «Александр I проводил относительно либеральную политику: еврейским детям было разрешено посещать общественные школы, евреи могли покупать землю и селиться на ней.

Николай I вошёл в историю еврейского народа как “второй Аман”…

…Правление Александра II… считалось золотым веком русских евреев…».

В популярной песне, выражавшей настроения того периода, Александра II изображали как Ангела Божьего, который нашёл цветок Иудина колена запачканным грязью и втоптанным в пыль. Добрый царь спас его, воскресил живой водой и посадил в своём саду, где он со временем расцветёт ещё более пышно.

И благодарные евреи организовали убийство царя-освободителя!

В августе 1903 года лидер сионистов Теодор Герцль поехал в Санкт-Петербург для того, чтобы обсудить с членами царского правительства различные возможности ускорения выезда евреев из России. Он впервые встретился с восточными евреями и после приёма в Вильно, после того, как евреи на улицах кричали ему «Хайль!», сказал: «В их приветствиях была какая-то нота, растрогавшая меня до глубины души…» («История сионизма»).

Немного о личности и взглядах Герцля, перед которым встал вопрос: «Евреям позволили выйти из гетто, но по своей сущности, по своему менталитету они остались его обитателями. Как же тогда разрешить еврейский вопрос?» («История сионизма»).

Герцль считал, что «антисемитизм растёт не по дням, а по часам. И он будет расти, так как причины для этого всё ещё существуют, и они неискоренимы».

«В прошлом предпринимались усилия для разрешения “еврейского вопроса”, но все попытки вернуть евреев к крестьянскому образу жизни в странах, где они родились, носили совершенно искусственный характер. Крестьянин был явлением прошлого, вымирающим типом. Как показал исторический опыт, ассимиляция не стала панацеей. Оставалось иное, явно простое решение — создать еврейское государство, которое отвечало бы национальным потребностям евреев, найти для них немного земли и предоставить им суверенитет» (Вальтер Лакер).

Интересно, евреи, видимо, опять рассчитывали на манну небесную, если для них крестьянин был «явлением прошлого, вымирающим типом», но Герцль считал, что сначала землю должны освоить самые бедные евреи, а за ними должен отправиться средний класс.

В этом плане понятен интерес сионистов к российским евреям, часть которых, хоть и очень малая, имела отношение к сельскому хозяйству. Про еврейских бедняков Герцль говорил: «Именно в них мы прежде всего нуждаемся! Только доведённый до отчаяния человек может стать хорошим завоевателем» (выделено мной. — В.Б.). Вот вам и план создания мирного государства!

Когда сионистское движение добилось некоторых успехов, Герцль записал в своём дневнике: «У меня есть только армия оборванцев. Я командую толпой подростков, нищих и дураков».

Первый президент Израиля и лидер сионистов Хаим Вейцман в 1937-м году так говорил о задачах сионистов при создании государства Израиль: «Я задаю вопрос: “Способны ли вы переселить шесть миллионов евреев в Палестину?”. Я отвечаю: “Нет”. Из трагической пропасти я хочу спасти два миллиона молодых… А старые должны исчезнуть… Они — пыль, экономическая и духовная пыль в жестоком мире… Лишь молодая ветвь будет жить».

«Таким образом, предполагалось, что четыре миллиона европейских евреев должны погибнуть… Вейцман уверенно предсказывает глобальное уничтожение евреев, которое действительно началось лишь через пять лет» (Кожинов В. В. Германский фюрер и «царь иудейский». Русь православная, 2006).

Но это будет позже, а пока же, при подготовке поездки в Россию, Герцля предупреждали о резкой оппозиции «бундовцев» сионизму; но этого не произошло, а один из группы молодых бундовцев провозгласил тост за «короля Герцля», который «будет царствовать» («История сионизма»).

Герцль встретился с Плеве и министром финансов Витте, который имел репутацию либерала и даже друга евреев. Во время второй встречи Плеве передал Герцлю мнение царя в том, что сионистское движение должно получить помощь в проведении мер, направленных на облегчение выезда евреев из России, но предупредил, что сионистское движение будет пресечено, если оно станет вести дела к любому усилению еврейского национализма.

«Встреча Герцля с Витте была менее успешной. Как рассказывал Герцль, Витте утверждал, что евреи — высокомерные, бедные, грязные, отталкивающие и занимаются самыми отвратительными делами — такими как сводничество и ростовщичество» («История сионизма»).

И далее: «Результаты поездки Герцля в Россию оживлённо обсуждались. Герцль рассказывал, что Плеве сказал ему, что, несмотря на его (Герцля) посредничество, сионизм будет запрещён в России. Но в следующем году Плеве был убит террористом…» (выделено мной. — В.Б.).

Заметим, что премьер-министр был убит еврейским террористом!

В России ситуация для сионистов постепенно ухудшалась: произошли аресты лидеров, в их конторах были произведены обыски, были закрыты сионистские газеты. Переговоры лидеров международного сионизма с министром иностранных дел России и его заместителем показали, что «русские в принципе были согласны признать сионистское движение, но при условии, что оно не будет вмешиваться во внутреннюю политику России, а будет заниматься исключительно вопросами эмиграции» («История сионизма»).

Но после переговоров в 1910 году опять были арестованы несколько сионистских лидеров, а их представительства закрыты по причине нелегального сбора денег ими.

До 1905 года лидеры «старались удерживать участников движения от революционной борьбы, но после первой революции возникла ещё большая политическая напряжённость, и сионисты сочли невозможным оставаться в стороне» («История сионизма»).

Видимо, сионисты решили, что царский режим достаточно ослаб, и пришла пора выловить что-то в мутной воде!

«По мере распространения сионистского движения местные федерации стали играть в нём более важную политическую роль, русская федерация была сильнее остальных, Россия и Польша являлись ядром сионизма…» (там же) — выделено мной. — В.Б.

Далее в «Истории сионизма» содержится такое утверждение: «Когда разразилась I мировая война, два члена сионистского Исполнительного комитета, размещавшегося тогда в Берлине, были немецкими подданными, трое — русскими и один… — русским, недавно получившим австрийское гражданство… Каждый сионистский лидер Европы, за исключением России, считал своим долгом поддерживать в период войны правительство той страны, гражданином которой он был…» (курсив мой. — В.Б.).

Поэтому не следует удивляться тому (как это делается в «Истории сионизма»), что после начала войны «сотни тысяч» евреев были вывезены из приграничных районов России.

В Германии же был учреждён специальный немецкий комитет по освобождению евреев России в надежде, что «Германия в результате войны овладеет западными областями России».

Ещё до начала войны, через месяц после проведения первого конгресса сионистов в Базеле, была сделана попытка объединить усилия двух ветвей пятой колонны в России — сионистов и революционеров, для чего и был создан Бунд.

«Революционная литература Бунда пользовалась большим спросом; её читали в кружках левых сионистов». Таким образом, уже на заре официально провозглашённого сионизма возникло мощное направление его, имеющее целью вмешательство во внутреннюю политику России, подрыв российской государственности.

Сионизм — это одно направление удара по Российской империи, второе направление — масонство, по словам В. Брачева, в 1910-м году в преддверии революции провело коренную реорганизацию своих структур, после февраля месяца в них сменилось руководство, образовались новые ложи.

Видное место среди новых лож занимала «Малая медведица», среди членов которой были «такие известные масоны, как Б. Г. Гарт, А. И. Браудо, С. Д. Масловский, П. Н. Переверзев, П. М. Макаров, А. А. Демьянов, А. Я. Гальперин… В 1912 году в “Малой медведице” был посвящён А. Ф. Керенский…

Из других новых лож обращает на себя внимание думская ложа “Розы” (1910), составившаяся из депутатов-масонов, членов III Государственной думы: Н. В. Некрасова, А. М. Колюбакина, В. А. Степанова, Н. К. Волкова и других, причём среди них были не только кадеты, но и представители других политических партий, представленных в Думе: меньшевиков — Е. П. Гегечкори, М. И. Скобелев, Н. С. Чхеидзе; прогрессистов — И. Н. Ефремов, А. И. Коновалов; трудовиков — А. Ф. Керенский…» (выделено мной. — В.Б.).

Роль кадетов в разных составах Думы хорошо известна: в первом её составе из 445 мест в ней 190 занимали кадеты, что составляет примерно 43 % всех мест.

Власть сделала несколько попыток сближения с кадетами, предложив им сформировать коалиционный кабинет с участием других либеральных групп, но руководство партии кадетов на это не пошло в ожидании полного политического краха действующего правительства.

При подготовке к новым выборам Ленин «задумал принять участие в выборах не для того, чтобы поддержать Думу, а для того, чтобы расколоть её изнутри. Речь шла не о борьбе единой Думы с кабинетом, а о борьбе внутри Думы против либеральных кадетов, что представлялось Ленину главной задачей момента…

…По своему строению II Государственная Дума отличалась от первой тем, что правые и левые силы в ней сильно выросли, в то время как центр сжался» (Вернадский Г. В. Ленин — красный диктатор. М., 2000).

II Дума просуществовала до 3(16) июня 1906 года, когда был опубликован новый избирательный закон, который перемещал политическое влияние в сторону зажиточных слоёв населения. Он принёс сокрушительное поражение кадетам. Основную силу в новой Думе составили умеренные консерваторы — октябристы и националисты.

Хотя кадеты и прогрессисты получили 92 места, октябристы и националисты имели 226 депутатских мандатов. Оппозиционной партией в новом составе Думы теперь стали кадеты во главе с петербургским депутатом Милюковым.

Экономика России во время деятельности III и IV Дум быстро росла, «настроение русского народа становилось всё более миролюбивым» (Г. В. Вернадский), но с 1911 года началось новое пробуждение революционности народа под влиянием большевистской пропаганды.

Летом 1912-го года в Москве собрался масонский конвент, на котором обсуждение названия ордена русских вольных каменщиков вызвало дискуссию, вроде бы по второстепенному вопросу, а ныне совершенно понятному. Если раньше было общепринятым название «Великий Восток России», то на конвенте украинский делегат решительно потребовал, чтобы в названии новой масонской ассоциации «ни в коем случае не было слова “Россия”». Он вообще отрицал за Россией как государственной единицей право на целостное существование. Но слово «Россия» удалось отстоять, массонская ассоциация получила название «Великий Восток народов России».

В. Брачев пишет: «Было бы неправильно, конечно, только на основании этого инцидента делать далеко идущие выводы. Одно несомненно: именно масонские ложи со своим показным демонстративным космополитизмом всегда притягивали и притягивают к себе до сих пор самые злобные нерусские силы. Дело дошло до того, с горечью отмечал В. А. Бобринский, что самоё слово “русский” безнаказанно поносилось в стенах Государственной думы. Там дико глумились над любовью к Отечеству, и поверхностному наблюдателю не могло не казаться, что русский народ отжил свой век и что Россия отдана на расхищение своим внешним и внутренним врагам. Враги торжествовали и глумились над Русью, над её священнейшими требованиями и верованиями».

Прошло почти 80 лет, и когда возник вопрос о названии государства — остатка Советского Союза и его правопреемника, то было предложено следующее название: Российская Федерация, и только настоятельное вмешательство члена Верховного Совета Н. А. Павлова позволило получить государству равноправные названия: Российская Федерация или Россия. Иначе, слово «Россия» было бы исключено из политического словаря.

Интересно, что цель новой масонской организации заключалась в «создании связанного моральной общностью и взаимным доверием братского ордена; братья сохраняют свободу политического действия, но стремятся к утверждению и защите прав человека и гражданина». Но, как отмечает В. Брачев, «масонство это было не нравственно-этическое, а политическое».

К чему всё это привело, мы знаем не только из истории, но и чётко видим, чьи права защищаются в современной России, и какой политики придерживаются правители страны.

Срок действия III Думы закончился в сентябре 1912 года, и после выборов в IV Думу соотношение сил в ней примерно сохранилось (кадеты и прогрессисты имели 107 мест), конфликт Думы с властью во время войны продолжался, и «раскол между императором и Думой был опасен для обеих сторон именно тем, что открывал дорогу третьей силе — революционному пролетариату, руководимому идеями Ленина» (Г. В. Вернадский).

Чем была в то время партия кадетов на местах, видно из следующих воспоминаний В. А. Оболенского — члена ЦК партии, который описывает кадетский клуб времён I-й Государственной Думы: «Там всегда было людно, и публика, среди которой преобладали богатые петербургские евреи, была нарядная: дамы в шёлковых платьях, с бриллиантовыми брошками и кольцами, мужчины — с буржуазно лощёными, упитанными и самодовольными физиономиями. Даже нас, демократически настроенных депутатов, вид этого “кадетского клуба” несколько шокировал. Можно себе представить, как неуютно себя там чувствовали крестьяне, приходившие на заседания нашей фракции… “Господская партия”, решали они про себя и переставали к нам ходить».

Естественно, такая партия не могла организовать массовое противодействие еврейско-большевистской агитации, тем более, имея общую цель — свержение царизма, и могла быть только партией оппозиции, парламентской партией, не имеющей опоры в народных массах.

А уже к концу 1913-го года Верховному совету Великого Востока народов России было подчинено 40 лож, в одном Петербурге их было восемь.

«Тон в движении по-прежнему задавали левые кадеты… Кадеты же составляли и численное большинство в ложах по сравнению с представителями других партий… В профессиональном отношении — это всё представители либеральной и демократической интеллигенции: журналисты, адвокаты, профессора, депутаты… Государственной думы, промышленники, финансисты, общественные деятели. Добрую половину масонской “братии” составляли юристы…» При этом совершенно не обязательно говорить о национальном составе этой юридической «братии».

В начале 1914 года были проведены переговоры между масонами и большевиками о координации усилий в борьбе с самодержавием, они были готовы «бороться за власть и её удержание».

В феврале 1917 года произошла революция, 26 числа Государственный Совет заседал в последний раз, его последним действием стала телеграмма царю в Ставку. Члены Совета предлагали императору отречься от престола, сместить правительство и передать власть Временному комитету Государственной Думы.

Фактически Государственная Дума совершила государственный переворот, когда она отказалась подчиниться указу императора о её временном роспуске и после Временного комитета организовала Временное правительство, к которому перешла власть в стране.

Масоны составляли большинство не только во Временном правительстве, из них состояли:

— «первое руководство Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (масонами были все три члена президиума — Н. С. Чхеидзе, А. Ф. Керенский, М. И. Скобелев и двое из четырёх секретарей — К. А. Гвоздев, Н. Д. Соколов);

— ядро еврейских политических организаций, действовавших в Петрограде (ключевой фигурой был А. И. Браудо — “дипломатический представитель русского еврейства”, поддерживавший тайные связи с важнейшими еврейскими зарубежными центрами; а также Л. М. Брамсон, М. М. Винавер, Я. Г. Фрумкин, О. О. Грузенберг, защитник Бейлиса, и др.).

Перед революцией масоны были в ближайшем окружении царя и его семьи — генералы Алексеев и Лукомский (последний, правда, скорее “попутчик”, будучи монархистом), фрейлина императрицы — Вырубова. Но особенно заметную роль в блокировании царского поезда и направлении его в руки масона Н. В. Рузского сыграл член Верховного совета Великого Востока народов России Н. В. Некрасов.

Координация действий всех антирусских сил происходила по плану Гельфанда-Парвуса, опубликованному лишь в 1950-е гг. Английский историк Г. М. Катков предполагал, что волнения в феврале 1917 г. в Петрограде подготовили агенты Парвуса…» (Назаров М. В. 85 лет Февральской революции. // Русский Дом. 2002, № 2).

Говоря о политике, не будем забывать об экономике и экономических интересах США. По данным, приведённым Эпперсоном, добыча нефти в 1901 году в США составляла около 10 миллионов тонн, в России — более 12. «Быстрый рост нефтяной промышленности вёл Россию в индустриализованный мир. В то время традиционным толкованием экономики России являлось признание её аграрной страной, безнадёжно отставшей от экономики других европейских стран, тем не менее в период с 1907 по 1913 гг. рост производительности труда в промышленности опередил по соответствующим показателям Соединенные Штаты, Англию и Германию, долгое время считавшихся индустриальными гигантами».

Главными же виновниками отречения царя были начальник Генерального штаба масон М. В. Алексеев и масон, генерал Н. В. Рузский, но предателям скоро пришлось горько пожалеть о содеянном: «“Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых людей; послушался их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола”, — сокрушался уже через несколько дней в беседе с генералом А. С. Лукомским М. В. Алексеев» (В. Брачев).

В. Брачев отмечает: «Хотели того русские масоны или не хотели, но сценарий разыгранного ими в 1917 году “действа” был написан всё-таки на Западе, и всё складывалось так, что никакой другой роли, кроме “пятой колонны” “демократической” Европы, в России уготвлено им не было. Такова уж, видно, судьба нашей “прогрессивной интеллигенции”, которая традиционно всегда равняется на более передовые в её понимании страны Запада».

Отметим, что еврейские средства пропаганды любят говорить о том, что каждый интеллигент немножечко еврей. Но это применимо только к тем интеллигентским кругам, которые имеют семейные или деловые связи, в первую очередь с еврейским капиталом или его представителями.

Для многих исследователей, изучавших историю того времени, характерно следующее заключение: «Русская революция 1917 г. произошла не в конце периода застоя и упадка, а, скорее, после более чем полувека самого быстрого и всестороннего экономического прогресса».

При этом не следует забывать, что это была русская революция с еврейским лицом.

А. Ф. Керенский и черта оседлости

Солженицын, анализируя положение евреев, отмечает: «…Уже к началу ХХ века черта оседлости себя изжила. Она не помешала евреям занять прочные позиции в самых жизненно важных областях народной жизни, от экономики до финансов, до интеллектуального слоя». И дальше со ссылкой на мнение современника: «Общественная жизнь русского еврейства на рубеже веков достигла зрелости и размаха, каким могли бы позавидовать многие малые народы Европы» (выделено мной. — В.Б.).

И уже к концу 1916 года была полностью подготовлена почва для масонской революции, которая планировалась на апрель 1917 года. В феврале 1917 года с началом волнений в Петрограде были спешно созданы Временный комитет государственной думы и временный исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, во главе которых стояли масоны.

Известно, что важную роль в отмене черты оседлости сыграл А. Ф. Керенский, про которого Илья Глазунов написал в статье «Сашка Керенский — фанфарон и негодяй?»:

«Вывод, к которому я пришёл: миссия ничтожного и столь вознесённого демократией Керенского — развалить историческую Россию. Он всплыл на поверхность политической жизни из смуты тех лет…

Главная масонская идея — уничтожение христианства, монархии, лишение всех народов их национальных особенностей и через террор демократии — всемирное господство “нового порядка навеки”, как написано на однодолларовой купюре. После Английской революции тайному мировому правительству нужно было подчинить вторую сверхдержаву — прекрасную Францию, с её королевским блеском.

Они свалили и её. Называлось это Великой французской революцией с её знаменитыми “Свобода, равенство, братство”. На земле осталась последняя великая цитадель великой цивилизации — Российская империя. Она вызывала ненависть, её сказочному богатству и процветанию завидовали, боясь нашей силы. Создателем великой России был, прежде всего, русский народ и многие другие нации и племена, добровольно влившиеся в океан империи. Но как уничтожить ТАКУЮ страну?

Керенский возглавил верховный совет масонской ложи “Великий Восток” в России. Почему выбрали именно его, ничтожного адвокатишку, не выигравшего ни одного дела?

Они знали его чудовищную бесчеловечность, честолюбие. К тому же он был наркоманом, как свидетельствуют его современники. Керенский являлся абсолютным нулём, но был точным и исполнительным. Лицемерно утверждал, что русская революция будет бескровной.

У Керенского много имён. Некоторые историки утверждают, что он родился в тюрьме и его мать — террористка Геся Гельфман, которая готовила бомбы для убийц Александра II. Кто его отец, неизвестно. Мальчиком будущего “Бонапарта русской революции” усыновил купец Керенский, друг семьи Ульяновых в Симбирске…».

Выше уже упоминалось о террористке Гесе Гельфман, теперь же дадим более подробные сведения о ней (П. Кошель. История российского терроризма).

Геся Гельфман родилась в полесском городке Мозырь. В семье мелкого торговца было пять дочерей, одна из них Геся. В пятнадцать лет она попала в Бердичев, жила у родственников, научилась говорить и читать по-русски, чего раньше не умела. У приехавшей киевской портнихи Геся брала уроки шитья, но отец настойчиво звал её в Мозырь, где ей подыскали мужа и готовилась свадьба.

За неделю до свадьбы Геся сбежала из дома в Киев, куда добиралась четыре дня, отыскала портниху, которая устроила её в швейную мастерскую и помогла снять комнату.

Геся быстро завязывает дружеские отношения с киевской молодёжью: курсистками, студентами — и готовится поступить на акушерские курсы.

Прочитав роман Чернышевского «Что делать?», Геся загорается созданием швейной артели, которая начинает у неё успешно работать.

В это время в Киев приезжают курсистки, учившиеся в Швейцарии, организуют пропагандистский кружок, вовлекая в него Гельфман, и её комната становится хранилищем и перевалочным пунктом нелегальной литературы.

Окончив акушерские курсы, Геся «пошла в народ», устроившись на полевые работы, где и была арестована за пропаганду. Судили всего 50 человек народников, на этом процессе она получила два года «работного дома», потом её выслали под полицейский надзор в Старую Руссу.

Оттуда Геся самовольно вернулась в Петербург, где народовольцы готовили покушение на генерал-губернатора Гурко. Исполнителем должен был стать Гриневицкий, вместе с которым Гельфман отслеживала маршрут передвижения генерал-губернатора и распорядок дня. Затем исполком «Народной воли» снял квартиру на Гороховой улице, где Геся поселилась как хозяйка. Там же под видом её мужа жил Владимир Иохельсон, занимавшийся химикатами для изготовления бомб, сама же Геся развозила нелегальную литературу, встречала нужных для дела приезжих.

Когда в Москве сорвалось покушение на царский поезд, народовольцы отложили казнь Гурко и решили сосредоточиться на подготовке к убийству императора Александра II. На Гороховой улице поселилась приехавшая из Москвы Софья Перовская, а Геся стала женой Николая Короткевича, которого разыскивала, а вскоре и арестовала полиция.

Покушение состоялось, Александра II убили, в квартиру, где Геся была с нелегалом Саблиным, уже через день пришла полиция. Саблин застрелился, а Геся передала полиции имеющиеся бомбы. Суд приговорил Гельфман, Перовскую, Желябова, Михайлова, Кибальчича, Рысакова к повешенью, но Гельфман подала заявление о том, что она беременна, и смертная казнь была ей заменена бессрочной каторгой.

П. Кошель пишет, что у Геси Гельфман родилась девочка, которую отдали в воспитательный дом, а сама Геся вскоре умерла от случившегося при родах заражения крови.

Но ещё в 1922-м году Григорий Бостунич утверждал, что Геся Гельфман была матерью Керенского и продолжал: «История его происхождения весьма любопытна. Он, если можно так выразиться, в трёх аспектах еврей. Еврей по рождению, еврей по первому усыновлению и еврей по второму усыновлению…Доброта Александра III дала жизнь тюремщику его сына — какая злая ирония судьбы!.. Конечно, зорко следившие за перипетиями дела Гельфман евреи не оставили младенца на произвол рока. Его усыновила еврейская чета Кирбиз», мальчика назвали Аароном. Но после смерти главы семьи его вдова вышла замуж за Фёдора Михайловича Керенского, «статского советника, главного инспектора средних учебных заведений Амударьинской и Сырдарьинской областей».

Григорий Бостунич пишет о происхождении отца Александра Керенского: «У … Мовши Керенского родился сын Хаим Керенский, которого взяли в кантонисты и окрестили Фёдором. Отбыв срок на казённой службе, Фёдор Михайлович (переделка Мовшевич) поступил в Министерство народного образования, прослужил 25 лет, получил, как полагается за безупречную службу, Владимира 4-й степени, который, как известно, даёт дворянство, и сделался “русским” дворянином. Женившись на привлекательной вдове Кирбиз, он… усыновил маленького Аарончика и … назвал его Александром… Сам масон невысокого посвящения, Керенский никогда не был ничем иным, как платным наймитом Высоцких и Гавронских и Т-ва “Караван” в Москве, которые и делали всю революцию 1905 г…».

Абсолютно ясна принадлежность А. Ф. Керенского к масонам, поэтому не вызывают удивления два факта:

1) февральская революция «совпала» с иудейским праздником Пурим;

2) власть в России была фактически передана Керенским — главой Временного правительства — еврейским большевикам.

Ральф Эпперсон («Невидимая рука») пишет: «Многие историки считают, что правительство Керенского служило временным прикрытием для большевиков, по трём важным соображениям:

1) Керенскому оставили жизнь после прихода Ленина к власти, хотя фактически все остальные члены Временного правительства были безжалостно уничтожены в ходе последовавшей революции;

2) Керенский объявил амнистию не только для большевистских вождей, но и для всех других ссыльных, начиная с неудавшейся революции 1905 г. Считается, что этот закон освободил более 250.000 убеждённых революционеров;

3) Керенский сам признавал, что его правительство “получило некоторую частную поддержку от американской промышленности”, возможно, от тех же самых лиц, которые финансировали Ленина в 1905 г.».

В феврале 1917 года в России вспыхнула революция, пал царский строй, к власти пришло Временное правительство. Одна из глав книги В. Брачева по истории масонства в России называется так: «Масоны у власти: Верховный совет Великого Востока народов России и Временное правительство (март-октябрь 1917)».

Автор отмечает, что формирование Временного правительства не заняло много времени, ибо его состав, в основном, был определён в 1915–1916-м годах. Окончательный же его состав был обсуждён в ночь на 2-е марта 1917-го года и одобрен на совместном заседании Петроградского Совета и Временного комитета Государственной думы.

«Из принципиально новых лиц здесь фигурировал, пожалуй, только А. Ф. Керенский. 2 марта 1917 года Петроградский Совет выразил официальную поддержку правительству в его шагах, направленных на борьбу с контрреволюцией и усилия по демократизации общественной жизни в стране» (В. Брачев).

По разным данным, из 11 министров Временного правительства от 6 до 10 человек, были масонами, то есть «Временное правительство можно именовать не только Временным, но и масонским» (В. Брачев).

Роман Гуль («Я унёс Россию») пишет о Керенском:

«…Необычайно любившая его Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская (известная бабушка русской революции), называвшая Керенского не иначе, как “Саша”, подавала ему истинно государственный совет спасения России. Она говорила Саше, что он должен арестовать головку большевиков как предателей, посадить их на баржи и потопить. “Я говорила ему: “Возьми Ленина!” — а он не хотел, всё хотел по закону. Разве это было возможно тогда? И разве можно так управлять людьми?.. Посадить бы их на баржи с пробками, вывезти в море — и пробки открыть. Иначе ничего не сделаешь. Это как звери дикие, как змеи — их можно и должно уничтожить. Страшное это дело, но необходимое и неизбежное…

Но Саша о такой действительно государственной мере (я говорю это всерьёз) и слышать не хотел: перед ним “сияла звезда социализма”…».

С катастрофой на фронте совпало вооружённое выступление большевиков в Петрограде, но оно закончилось «полной победой правительства, не захотевшего, однако, этой победой воспользоваться» (Керсновский. История русской армии).

Выступление было подавлено прибывшими с фронта частями. Партия большевиков разгромлена, Ленин скрылся в Финляндии, Троцкий, Нехамкис, Крыленко и другие были арестованы.

В июле 1917-го года министром-председателем правительства вместо князя Львова становится А. Ф. Керенский, «правительство в результате резко полевело, усилив тем самым и без того напряжённое состояние в обществе» (В. Брачев).

Военным министром Временного правительства стал террорист Савинков. Первым распоряжением Керенского из столицы были удалены фронтовые войска как «слишком контрреволюционные», были освобождены все арестованные большевики. Но ещё до этого распоряжением Либермана (Чернова) из тюрьмы был освобождён Бронштейн (Троцкий).

Это тот самый Чернов, который служил в германской разведке, а по совместительству занимал во Временном правительстве пост министра земледелия. Керенский считал это вполне нормальным и допустимым, предупреждая только военачальников, чтобы они не сообщали секретных сведений в присутствии «товарища Чернова».

Генерал Корнилов, ставший Верховным главнокомандующим, отчётливо видел создавшееся катастрофическое положение, считал, что его можно исправить только установлением сильной власти на диктаторских началах.

Страх Керенского перед генералами германскими пересилил его неприязнь к генералам русским. Был согласован вопрос о создании директории в составе Корнилова, Керенского и Савинкова, и в район Петрограда двинут с Румынского фронта конный корпус генерала Крымова.

Но, боясь потерять власть, Керенский пошёл на предательство по отношению к генералам, и 27 августа Россия была потрясена манифестом Временного правительства, объявившего генерала Корнилова вне закона.

«В этом манифесте Керенский называл героя Карпат “изменником”… Когда в июле ему были представлены доказательства службы большевиков у германского командования, то Керенский Ленина “изменником” не называл» (Керсновский). При этом громче всех об «измене Родине» кричал Либерман (Чернов), уже третий год служивший в германской разведке.

Выступление Корнилова было последней попыткой предотвратить крушение великой страны, но попыткой слабой и нерешительной.

«Керенский предпочёл своего Ленина чужому Корнилову, и отдал Ленину Россию на растерзание. В выборе между Россией и революцией он не колебался, ставя выше революции только самого себя» (Керсновский).

И далее: «Дикий опыт “стопроцентной демократии” с марта по ноябрь 1917 года — насаждение в военное время совершенно нового, неиспробованного строя, полное пренебрежение государственностью во имя каких-то книжных принципов, оказавшихся никуда не годными, — этот безумный опыт вошёл в историю под названием “керенщины”, по имени своего самого характерного и в то же время самого бесхарактерного деятеля».

Как известно, 25-го октября Временное правительство было арестовано, но 1-го ноября возобновилась теперь уже подпольная деятельность правительства (шесть министров и шесть заместителей). Но время было уже упущено, академик Вернадский, член правительчтва, записывает: «Сейчас ярко проявился анархизм русской народной массы и еврейских вождей, которые играют такую роль в этом движении… Очень любопытное будет изменение русской интеллигенции. Что бы ни случилось в государственных формах, великий народ будет жить».

17-го ноября было опубликовано воззвание «От Временного правительства», в котором, в частности, говорилось: «Измученные трёхлетней войной, солдатские и рабочие массы, соблазнённые заманчивыми лозунгами “немедленного мира, хлеба и земли”, справедливыми по существу, но неосуществимыми немедленно и путем гражданской войны, взяли в руки оружие, арестовали Временное правительство, стали захватывать важнейшие государственные учреждения, уничтожать гражданские свободы и угрожать жизни и безопасности мирных граждан, беззащитных перед лицом начавшейся анархии».

И далее: «Для Временного правительства остаётся один путь ограждения интересов народа и государства: не покидать до последней возможности своих постов и охранять от захвата и разрушения те отрасли народного хозяйства, которые особенно важны для армии и страны…».

Одновременно было опубликовано постановление об открытии Учредительного Собрания 28 ноября 1917 года.

Реакция последовала немедленно: 17 ноября были закрыты все газеты, опубликовавшие эти документы, а 19 ноября появилось постановление Военно-революционного комитета, в котором говорилось: «Подписавших упомянутое заявление бывших министров и товарищей министров С. Прокоповича, П. Малянтовича, А. Никитина, К. Гвоздева, А. Ливеровского, С. Маслова, В. Вернадского, А. Нератова, М. Фридмана, Н. Саввина, К. Голубкова, Г. Краснова отправить под надёжным караулом в Кронштадт под надзор исполнительного комитета Кронштадтского Совета рабочих и солдатских депутатов».

Таким образом, борьбу Временного правительства с еврейскими большевиками можно описать словами интеллигента из анекдота, где он рассказывал о своём столкновении с бандитом: «Он меня кулаком, а я его — газетой, газетой! Потом я дал ему рёбрами по ногам, и больше я ничего не помню».

Масоны своё дело сделали и должны были уступить власть жестокому направлению пятой колонны — еврейским большевикам.

И. Г. Церетели впоследствии, находясь в эмиграции, так отзывался о Керенском как о главе правительства: «Там у него не было никакого влияния, там его, в сущности все презирали, а поддерживали только потому, что никого другого на роль “заложника” во Временном правительстве найти было нельзя…» (Роман Гуль).

Роман Гуль считал, что Керенский как политический деятель (несмотря на все недостатки) никогда не был «человеком Зла»… Керенский был, конечно, «человеком Добра». Он «любил Россию, любил народ и хотел ему добра…».

История показала, как эти доброта и любовь отразились на русском народе.

Постановление об отмене черты оседлости, подготовленное тогда ещё министром юстиции Керенским, было опубликовано 22-го марта 1917-го года.

Этим постановлением отменялись все «ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности».

А. И. Солженицын отмечает: «Это был, по существу, первый законодательный акт Временного правительства. “По просьбе политического бюро [при еврейских депутатах] евреи в постановлении не упоминались”». Отмене подлежали, в частности, все запреты, связанные с существованием черты оседлости, таким образом, она была законодательно ликвидирована, хотя черта оседлости фактически не действовала с 1915-го года.

А. И. Солженицын приводит воспоминания Слиозберга: «Счастье дожить до провозглашения эмансипации евреев в России и избавления от бесправного положения, против которого я боролся по мере своих сил в течение трёх десятков лет, не переполняло меня тою радостью, которая была бы естественна». Правда, сразу же вслед за этим начался полный развал страны.

И здесь начались события, с подобием которых мы столкнулись в наше демократическое время: кто был судьёй, превратился в обвиняемого, а бывший подсудимый — в героя, невинно пострадавшего от произвола.

Участникам процесса по делу Бейлиса сначала административно указали на их неправоту, а расстреляли уже после Октябрьской революции, был также арестован председатель «Союза русского народа», арестованы издатели правых газет, сожжены неугодные книжные магазины, то есть произошли знакомые нам демократические перемены.

«По всей России катились сотенные аресты лиц — уже теперь за прежние посты или прежние настроения» (А. И. Солженицын). При этом, как и в наше время, газеты пугали население якобы готовящимися погромами.

«Сама же Февральская революция часто и сознательно взывала за поддержкой к евреям как целой порабощённой нации. И повсеместны свидетельства, что российские евреи встретили Февральскую революцию восторженно» (А. И. Солженицын).

Евреи всё больше втягивались в репрессивные действия против русских представителей «старого строя», самым активным образом поддержали следующий этап революции, боясь реакции в случае её поражения, стали опорой нового режима.

По словам Бакунина, отмена «черты оседлости» вовсе не привела к слиянию евреев с семьей других народов: «самая грозная секта» получила свободу губить эти народы с помощью революции»» (Дуглас Рид).

Русская революция с еврейским лицом

Ещё в 1911-м году А. П. Липранди писал: «Нашу революцию часто называют “еврейской”. Откуда взялось это прилагательное? Оно не выдумано, оно само собою пристало к нашей революции, — пристало не только у нас, но и за границей…».

И Липранди приводит мнение берлинского профессора Теодора Шимана: «Среди двух-трёх тысяч интеллигентов, предававшихся в Швейцарии… революционно-социалистическим проискам, большинство было еврейского происхождения, и они же завладели руководящим влиянием в революционных партиях. Еврейские интеллигенты и полуинтеллигенты выступают деятельнейшими соучастниками почти во всех политических покушениях. Они же сумели провести во все русские программы преобразований и во все резолюции бесчисленных митингов полное уравнение евреев в правах с коренным населением. Точно так же и тот факт, что русское студенчество находилось и находится под еврейским влиянием — неоспорим, как и то, что в русской смуте огромную роль сыграл еврейский “Бунд”, состоящий преимущественно из еврейской интеллигенции и полуинтеллигентной молодёжи».

Русский философ, практически не известный читателям, Николай Болдырев писал: «В революции мы действительно оказались бесталанными подражателями; но стоит ли об этом очень жалеть? У нас был только один блестящий революционер — Герцен, да и тот полуеврей… Наша государственность всегда охотно включала в себя инородные элементы. Варяги, монголы, немцы помогали строить русское государство; было время, когда киевский князь носил титул “кагана”, отмечая этим влияние хазарского еврейства. Не считать ли современный еврейский период нашей государственности каким-то неохазарством русской истории?» (Болдырев Н. В., Болдырев Д. В. Смысл истории и революции. М., 2001).

Вот мнение Николая Болдырева об интеллигенции вообще и о русской в частности: «Интеллигенция капризна, неустойчива, не имея ни в чем упора, она обнаруживает лёгкую внушаемость, сектантство, фанатизм. Её отличают какой-то непременный модернизм и левизна в соединении со стадностью, стёртостью и неоригинальностью. Как у настоящей пристяжки при государстве, у неё голова всегда свернута набок. Весь интеллект интеллигенции в критическом элементе, анализе и разложении. Она, по существу, носительница всякого распада. Между интеллигенцией и революцией полное внутреннее сродство, и потому интеллигенция и оказалась столь бессильной перед революцией.

Большевизм — доведённый до абсурда гуманизм интеллигенции. Антицерковность, филантропия, интернационализм, федерация вплоть до распада, пацифизм, уничтожение личной и частной собственности — и всё это с приёмами и методами пугачёвщины…

…Как только интеллигенция стала у власти в лице бесшабашной красавицы, германцы тонко учли момент и прибегли к ещё новому средству борьбы — психической заразе. Пушка была установлена в далёкой Швейцарии, и снаряд из неё летел не по воздуху, как снаряды “длинной Берты”, действовавшей по Парижу, а катился по рельсам в виде железнодорожного вагона».

Болдырев продолжает: «Но чем объяснить, что Россия оказалась носительницей самой гнусной из всех революций? Высота взлёта волны равна глубине её падения. И чем чище и выше была святыня России, тем больше привлекала она к себе нечистую и низкую силу. Действительно, мы упали гораздо ниже, чем тот Запад, который мы так любили укорять и поучать…

Евреи в целом и составили тот образованный и полуобразованный слой, который над простым русским народом занял место интеллигенции. Еврейство “в общем и целом” (это любимое еврейское выражение) приняло революцию и потому сделалось активной, господствующей силой, тогда как стоявшие рядом с ними остатки русской интеллигенции замерли в бесплодной и немой оппозиции».

Болдырев отмечает также, что евреи «почти единодушно стали на сторону революции и возглавили её как во всемирном, так и в российском масштабе».

Возникает вопрос: почему местечковые евреи поддержали Октябрьский переворот?

И не только поддержали, но и активно участвовали в продолжении и развитии её.

Если принять за основу версию бесправного положения евреев в России и их желание добиться равноправия, то возникает вопрос: почему огромная масса местечкового еврейства, получившая свободу в результате масонской Февральской революции 1917 года, вдруг поддержала Октябрьскую революцию?

Ответ на этот вопрос таков: русскую революцию возглавили еврейские большевики, а широкое участие евреев в революции не только позволяло «грабить награбленное», но и обеспечивало им как господствующее положение в органах управления и репрессивных структурах, так и возможность приблизить создание сионистского Мирового правительства.

Вспомним «Бесов» Достоевского: Верховенский, обращаясь к сподвижникам, говорил: «Вы призваны обновить дряхлое и завонявшееся от застоя дело… Весь ваш шаг пока в том, чтобы всё рушилось: и государство, и его нравственность. Останемся только мы, заранее предназначившие себя для приёма власти: умных приобщили к себе, а на глупых поедем верхом… Мы организуемся, чтобы захватить направление; что праздно лежит и само на нас рот пялит, того стыдно не взять рукой…».

Но, когда власть была захвачена еврейскими большевиками, её надо было удержать, и, если до этого момента вся пропаганда и действия были направлены только на разрушение, то теперь нужно было срочно создавать — боеспособную армию из армии деморализованной и репрессивные органы для жесточайшего подавления любого инакомыслия.

Показателен в этом смысле вопрос с отменой смертной казни и почти мгновенным введением её опять. Пригодился также многовековой опыт организации провокаций, что позволило репрессивным органам создать целый ряд «антисоветских» организаций для выявления и истребления всех недовольных: особенно характерным в этом плане, является создание организации «Трест».

Вот как оценивается послереволюционная ситуация в сборнике «Евреи и русская революция» (Москва — Иерусалим, Джойнт, 1999): «Появление первых, по большей части очень молодых еврейских комиссаров, которые были совершенно чужды населению… — появление их в тот момент, когда Советская власть грубейшее насилие считала нормальным методом управления, оставило глубокий след в психологии народных масс. Большевизм поднял тогда на верхи незрелые и нередко преступные элементы населения, и в русских массах был сделан ядовитый посев антисемитизма, со злыми последствиями коего всему еврейскому населению придётся считаться очень долгие годы». Эта цитата взята из статьи сборника под названием «Еврейское население под коммунистической властью» (автор Б. Д. Бруцкус).

Из этой цитаты следуют три интересных момента:

1) еврейские большевики-комиссары, творящие насилие, были совершенно чужды русскому населению России, и об этом пишет В. Кожинов: «…Для евреев-большевиков была характерна изначальная отчуждённость от русской жизни, и это, вполне понятно, не могло не сказаться на их отношении — в том числе собственно “практическом” отношении — к русскому бытию и сознанию»;

2) только в результате этого насилия, творимого еврейскими комиссарами, «в русских массах был сделан ядовитый посев антисемитизма»;

3) вследствие этого еврейско-большевистского террора появилось опасение, что ответственность за него ляжет на весь еврейский народ России.

В результате: из 24 членов ЦК большевистской партии, подготовивших октябрьский переворот, семеро были евреями — Троцкий, Зиновьев, Каменев, Свердлов, Урицкий, Иоффе, Сокольников. Троцкий действительно был главным организатором большевистского восстания в Петербурге. Отметим, что доля евреев в ЦК партии большевиков составляла почти 30 %!

Некоторые сведения о настоящих фамилиях людей, делавших революцию, приводятся в книге Краснящих и Беляева «1000 псевдонимов» (Харьков, «Фолио», 2003):

Беленький Абрам Яковлевич (Хацкелевич), Волин Борис Михайлович (Фрадкин), Володарский В. (Гольдштейн Моисей Маркович), Гален Юрий Петрович (Бауман Яков Эрнестович), Ганецкий Яков Станиславович (Фюрстенберг), Гусев Сергей Иванович (Драбкин Яков Давыдович), Дан Федор Ильич (Гурвич), Жемчужина Полина Семеновна (Карповская Перл Семеновна), Задов Лев Андреевич (Зиньковский), Землячка Розалия Самойловна (Залкинд), Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский, Анфельбаум Евсей-Гершен Аронович), Каменев Лев Борисович (Розенфельд), Камков Борис Давидович (Кац), Каплан Фанни Ефимовна (Ройдман), Ларин Юрий Михайлович (Лурье Михаил Залманович), Либер Михаил Исаакович (Гольдман), Литвинов Максим Максимович (Валлах Макс), Лозовский А. (Дридзо Соломон Абрамович), Лядов Мартын Николаевич (Мандельштам), Мартов Л. (Цедербаум Юлий Осипович), Мартынов Александр Самойлович (Пиккер), Парвус Александр Львович (Гельфанд), Пятницкий Иосиф Аронович (Таршис), Радек Карл Бернгардович (Собельсон), Рафаил Михаил Абрамович (Фарбман), Рязанов Давид Борисович (Гольдендах), Сокольников Григорий Яковлевич (Брилиант Гирш Яковлевич), Стеклов Юрий Михайлович (Нахамкис Овшей Моисеевич), Суханов Н. (Гиммер Николай Николаевич), Троцкий Лев Давидович (Бронштейн Лейба Давидович), Ульянова Мария Александровна (Бланк, по мужу — Ульянова Мария Израилевна), Юренев Константин Константинович (Кротовский), Ярославский Емельян Михайлович (Губельман Миней Израилевич).

Это, безусловно, не полный список политических псевдонимов, работа над ним должна быть продолжена. В частности, среди первых большевистских «практиков» (членов боевых групп) кроме М. Валаха (Литвинова), Р. Залкинд (Землячки), М. Мандельштама (Лядова), Драбкина (Гусева) были И. Дубровинский и И. Гольденберг (Машковский).

Известность имели также Лубоцкий (Загорский), Гинзбург (Д. Кольцов), И. Айзенштадт (Юдин), Л. Айзенштадт (Левинсон), С. Гожанский (Лону), Л. Иогихес (Тышко), Гершуни (Герш Исаак Ицков), Кравчинский (Степняк), В. Богораз (Тан), Качура (Качуренко), Литвин (Седой), В. Таратута (Виктор)…

«“Обнаженный меч революции” — Ф. Э. Дзержинский, был по всем данным 1/4 евреем и был женат на чистокровной еврейке» (Г. Климов. Божий народ. 1999).

«Вероятно, Дзержинский ценил своих ближайших сотрудников-евреев. Из четырёх помощников Дзержинского на посту председателя ОГПУ трое были евреями — второй заместитель председателя Г. Г. Ягода, секретарь председателя В. Л. Герсон и особоуполномоченный при председателе М. М. Луцкий… В молодые годы он (Дзержинский) был близко знаком со многими деятелями Бунда… В автобиографии Дзержинского можно встретить ряд свидетельств того, как бундовцы и даже еврейские контрабандисты неоднократно помогали молодому Дзержинскому бежать за границу…» (Л. Кричевский. Евреи в аппарате ВЧК-ОГПУ в 20-е годы / Евреи и русская революция).

В феврале 1918 года Зинаида Гиппиус делает запись в своём дневнике о будущем Брестском мире: «…Наша делегация (оказался-таки 1 русский плюс 8 штук жидов) уже в Бресте. Ей велено принять всякий мир…».

Запись от 6 марта 1918 года: «…На днях всем Романовым было повелено явиться к Урицкому — регистрироваться. Явились. Ах, если б это видеть! Урицкий — крошечный, курчавенький жидочек, самый типичный нагляк. И вот перед ним — хвост из Романовых, высоченных дылд, покорно тянущих свои паспорта. Картина, достойная кисти Репина!..».

Вот как З. Гиппиус оценивает большевистскую реформу русского языка: «Ввели слепую, искажающую дух языка орфографию. (Она, между прочим, дает произношению — еврейский акцент!)…».

Первого сентября 1918 года Зинаида Гиппиус записала: «…Мы только теперь вступили в полосу настоящего террора…». Большевики «не претендуют брать и расстреливать виновных, нет, они так и говорят, что берут “заложников”, с тем, чтобы, убивая их косяками, устрашить количеством убиваемых…».

Октябрь 1918 года: «…Обеими руками держу себя, чтобы не стать юдофобкой. Столько евреев, что диктаторы, конечно, они…».

В январе 1919-го года Зинаида Гиппиус пишет: «…В октябрьские торжества висели полотнища с хамской рожей и хамскими словами внизу, хамски и жидовски начертанными…».

В книге «Лев Троцкий» (автор-составитель Л. Михальчук, 1998) говорится:

«В первые годы советской власти множество евреев оказалось на высоких постах в армии, партийных и советских органах. Причина этой диспропорции не совсем ясна. Не одни евреи оказались в такой диспропорции: поляки и латыши тоже были представлены в верхних эшелонах власти относительно большим, чем русские, числом; этого, однако, нельзя сказать про все угнетённые и приниженные в недавнем прошлом народы. Относительно высокий процент интеллигенции тоже не объясняет повышенную активность евреев. Остаётся допустить, что отмена черты оседлости (которая ведь не была для евреев национальной территорией, как, скажем, Армения для армян) и первое за всю историю рассеяния полное уравнение в правах с “коренным населением”, вместе с угрозой со стороны открыто антисемитских белых сил, привела евреев в небывалое возбуждение…».

Но здесь скорее имеет место другая причина: революция открыла не просто двери, а широкие ворота для гешефта в политике, администрации, военном руководстве. Вспомним, что Великая Отечественная война почему-то не вызвала «небывалое возбуждение» среди евреев.

И в этой мысли утверждаешься, читая заявление Троцкого на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) от 18 апреля 1919-го года, где Троцкий признавал, что огромный процент работников прифронтовых ЧК, прифронтовых и тыловых исполкомов и центральных советских учреждений составляют латыши и евреи, что процент их на самом фронте сравнительно невелик и что по этому поводу среди красноармейцев ведётся и находит некоторый отклик сильная шовинистическая агитация.

Интересный момент: в 1919 году стали организовываться еврейские воинские части, для чего была создана специальная еврейская военная секция (еввонсек), но призванных она распределяла по общим войсковым частям, что привело к появлению постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) от 6-го августа 1919-го года: «Советовать Центральному Комитету сосредоточить еврейских красноармейцев в отдельных подразделениях из-за господствующего в армии антисемитизма». В результате еврейские части так и не были организованы, видимо, возникло сомнение в их боеспособности или просто не хватило желающих отдать свою жизнь за полное освобождение евреев из «тюрьмы народов».

На основе данных 1922 года известно, что количество большевиков на тысячу человек населения составляло: у русских — 3,8 человек, у украинцев — 0,94, у белорусов — 1,67, у евреев — 7,2.

В. Кожинов пишет:

«…В 1922 году, к IX съезду, в большевистской партии, насчитывающей 375901 человек, евреев было… немногим более 5 %… Какое уж тут “еврейское засилье”! Однако совсем другое обнаруживается при обращении к более высоким уровням “пирамиды” власти: так, среди делегатов съезда партии евреев было уже не 5 %, то есть один из двадцати, а один из шести, в составе избранного на съезде ЦК — более четверти членов, а из пяти членов Политбюро ЦК евреями были трое — то есть три пятых!

Отметим, что после Октябрьской революции часть российской сионистской организации “Поале Сион” в виде “Еврейской коммунистической партии” в конце концов влилась в ряды Коммунистической партии Советского Союза, превратившись в Еврейскую секцию (Евсекцию) КПСС, учреждённую в период, когда Сталин был наркомом по делам национальностей…Евсекция просуществовала довольно долго, но большинство её ведущих деятелей были ликвидированы в ходе “чисток” 1930-х гг.» (В. Лакер. История сионизма. Крон-пресс, 2000).

Но «История сионизма» здесь допустила небрежность: до 1952-го года в Советском Союзе коммунистическая партия именовалась, как Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) — ВКП(б).

Отметим также, что после революции в России был создан «Еврейский комиссариат», председатель которого, Диманштейн, пообещал, что Палестина будет построена в Москве.

Именно так и развивались события до 1937 года: «…антисемитизм был объявлен вне закона. Среди большевистских вождей было немало евреев…» («История сионизма»).

Дуглас Рид («Спор о Сионе»), продолжая эту тему, пишет: «В 1920 году, судя по официальным большевистским публикациям, из 545 членов руководства партийных и правительственных инстанций 447 были евреями. Американский еврейский журнал “Опинион”… сообщал в 1933 году, что евреи занимали почти все должности советских послов и что в Белоруссии 615 всех официальных лиц были евреями; в том же журнале отмечалось, что еврейская доля в населении (тогда 158 400 000) была “менее двух процентов”. Если эта цифра верна, то число евреев в советской России составляло тогда менее 3 миллионов. В том же 1933 году, еврейская газета “Jewish Chronicle” сообщала, что одна треть всех евреев в России занимала официальные должности в государственном и партийном аппарате; если это верно, то тогда действительно не может быть никаких сомнений, что они составили новый правящий класс страны после уничтожения прежнего».

Заключение

В аннотации к книге Исраэля Шамира «Хозяева дискурса. Американо-израильский терроризм» даётся пояснение:

«Шамир — известный во всём мире левый журналист и теоретик. Противники считают его утопистом, врагом Израиля и даже палестинским шпионом. Статьи Шамира — прямое и аргументированное обвинение хозяевам модных имперских стратегий…».

В своей книге Шамир, который в 90-е годы был израильским журналистом в Москве, естественно, будучи евреем, пишет: «Я укажу на три сугубо еврейские национальные черты, которые роковым образом повлияли на судьбы Советского Союза и коммунистического эксперимента».

И хотя всё изложенное выше относится к прошлому, целесообразно познакомиться со взглядами на современное еврейство в том плане, что, может быть, всё вышесказанное не имеет уже никакого отношения к современности и носит исключительно исторический характер.

Вот эти три еврейские национальные черты

Первое — это равнодушие к природе и ландшафту. Еврейский народ, сложившийся в антропогенном ландшафте городов, слеп к природе, не понимает уникальности каждого природного ландшафта. Я вижу проявление этого качества в Израиле… Но я вижу это же явление и в России, и в Америке, двух странах, на которые наиболее активно повлиял еврейский гений… Еврей не привязан к месту, любой город для нас — приемлемая среда обитания. Поэтому руководящий еврей не остановится перед массовым переселением деревень или перед уничтожением природы…

Второе — это ненависть к христианству. Талмудический иудаизм возник на руинах древнего библейского иудаизма как противник христианства… Даже сегодня крупные американские газеты, принадлежащие евреям, ведут борьбу с христианством, и с немалым успехом. Евреи не знают и не понимают идеи гуманизма и братства, провозглашённой Христом…

Третье — это вера в еврейскую исключительность. Её производное — лёгкое отношение к жизни и имуществу неевреев. В Палестине еврейские поселенцы запросто вырезали целую деревню в ответ на убийство одного еврея. Массовые казни и конфискации 20–30-х годов в Советском Союзе также приходят на ум и, в частности, кары людей, дурно отзывавшихся о евреях. Мы видим и сегодня в московских газетах слова «Кавказцев просим не обращаться», и ничего, небо на землю не рушится, в то время как реакция на антиеврейские замечания явно неадекватна. Другое производное — пренебрежительное отношение к местным и национальным особенностям, которое может показаться интернационализмом или космополитизмом, если бы не связывалось с сохранением еврейской партикулярности (здесь: «обособленности». — В.Б.). Без еврейской исключительности нет еврея.

Эти черты повлияли на судьбы России, Палестины, Америки; в меньшей степени — на судьбы других государств, где жили евреи. Эти черты — не биологические, а социальные, обусловленные социальной функцией еврейства. С ними можно бороться и их нужно учитывать. Одна из ошибок Советской власти выразилась в её неспособности ликвидировать еврейство, как были ликвидированы прочие эксплуататорские классы — помещики, фабриканты, кулаки. Читатель, надеюсь, понимает, что речь идёт не о физической ликвидации, но о ликвидации социальной…

…На определённых этапах развития общества борьба с еврейством может считаться классовой наравне с борьбой против помещиков и банкиров. Ведь евреи — такая же наследная каста, что и помещики… Нормальный человек не обладает качествами, необходимыми для успеха в мире капитализма. Чтобы преуспеть в Содоме, надо быть человеком особого склада, и в первую очередь — отпетым эгоистом и поклонником Мамоны…

Победа капитализма в России стала лакмусовой бумажкой. Если еврей остался беден и не стал восхвалять победу богатых, он просто перестал быть евреем. Если русский разбогател на финансовых спекуляциях, он стал евреем. К слову, мы, жители Израиля, видим каждодневно богатых этнических русских, влюблённых во всё еврейское…

…Сегодня, когда евреи находятся в зените власти, напомним об одной из задач социалистов, поставленной Карлом Марксом: «Эмансипация евреев, то есть эмансипация человечества от еврейства».

Из изложенного выше следует:

1) желание жить замкнутыми общинами, по своим законам, на своей территории внутри стран пребывания являлось и является характерной особенностью евреев;

2) вера в свою избранность и пришествие Спасителя вдохновляли евреев на попытки создания мирового правительства, которое, фактически, и было создано — правительство мирового еврейского капитала;

3) эта вера — иудаизм, своей «упёртостью», целенаправленностью, нежеланием считаться с законами и моральными принципами стран проживания вызывала постоянные трения с властями, опасения властей за позицию еврейского населения во времена возможных внешних конфликтов стран их пребывания;

4) власти стран пребывания евреев не без основания постоянно опасались отрицательного влияния еврейской идеологии на коренное население, отсюда целый ряд запретительных мер, которые предпринимались в отношении еврейского населения;

5) это «забитое» состояние, которое еврейские каганы сами и создавали, позволяло и позволяет вести массированную обработку местного населения, поднимая его на борьбу не за свои коренные права, а на защиту «вечно угнетённой» и обижаемой нации;

6) этим целям служило и служит создание почти полной монополии на средства массовой информации, что позволяет любое проявление национального сознания туземного населения квалифицировать как фашизм, антидемократизм, антисемитизм, ксенофобию;

7) можно только удивляться, как при отсутствии радио и телевидения еврейская печать так смогла представить обстановку в Российской империи, что террористам сочувствовала «прогрессивная» интеллигенция; это привело к тому, что любая попытка стать на защиту русских интересов в русском государстве воспринималась как проявление антисемитизма и черносотенства; «черносотенец» — это слово стало таким же клеймом на русском патриоте как «фашист» на любом противнике режима сегодняшней российской действительности;

8) подчинение своим интересам таких международных движений как масонство и марксизм позволило иудаизму провести не одну революцию, провоцировать войны, зачастую с неизбежными потерями своих соплеменников, результатами которых обязательно становилось усиление международного еврейского капитала и влияния на мировую политику;

9) Екатерина II нарушила все принятые до неё указы и распоряжения, запрещавшие жительство евреев в Российской империи;

10) Российская империя введением черты оседлости, то есть выделением огромной территории для проживания евреев, спасла евреев от бесприютного европейского существования, массовых погромов и изгнания из стран проживания, создала условия для развития еврейской культуры, образования, науки;

11) именно в Российской империи расцвета достигла еврейская талмудическая культура, возникли, например, такие интернациональные движения как хасидизм и сионизм, «правозащитные», узко национально направленные организации, получило развитие светское образование, давшее целый ряд известных деятелей науки и культуры;

12) на основе рассмотрения истории жизни и существования евреев в Европе можно сделать заключение, что «мирная» жизнь у евреев была до тех пор, пока они жили среди экономически слабо развитых туземцев, но потом мирное сосуществование нарушалось, так как возникали в первую очередь экономические противоречия между коренной нацией и временно живущим народом, чем пользовались в своих целях иудаизм и христианство;

13) история показывает, что любые известные еврейские погромы в России, хотя такое явление совершенно недопустимо, являлись только мелкими эпизодами по сравнению с тем, что претерпели евреи на «цивилизованном» Западе и в несколько менее цивилизованной панской Польше;

14) черта оседлости, стараниями живущих в её пределах евреев, превратилась в гнездо терроризма, что способствовало нарушению стабильности в стране и в конечном счёте привело к разрушению Российской империи;

15) положение евреев в Российской империи, в Советском Союзе в корне отличалось (в лучшую сторону) от их жизни в «цивилизованных» европейских странах, где они подвергались не только ущемлению их гражданских прав, но и массовым погромам, итогом которых было изгнание из европейских стран, а в Германии и оккупированных ею странах — физическому уничтожению.

16) Вспомним, что первый в истории погром, организованный евреями, имел место в Персии и с тех пор празднуется как радостный национальный праздник Пурим. При этом интересно было бы посмотреть на реакцию международного еврейства, если бы в странах Западной Европы в качестве национальных праздников отмечались бы даты изгнания из них евреев.

История показывает, что ни о каком решении еврейского вопроса ни в какой стране, тем более в России, не может быть и речи.

Мало того, ни одна страна, давшая приют евреям или, как Российская империя и Советский Союз, спасшая евреев от уничтожения, не может даже рассчитывать на признание своих заслуг в этом вопросе, не говоря уже об исполнении призыва Э. Тополя к еврейским банкирам: «Не жидитесь!».

Естественно, каждая нация имеет свои черты и особенности.

Крупнейший русский психолог Иван Алексеевич Сикорский, главная заслуга которого «состоит в том, что он первым создал системную картину психологии различных национальностей на основе их наследственных расово-биологических различий» (В. Б. Авдеев), в статье «Данные из антропологии» писал о евреях:

«Евреи вносят свою долю участия в современные национальные культуры разных народов… но они руководятся вдохновением не иудейского, а чуждого им народного гения, откуда они черпают содержание и формы своего творчества… тонкое чувство, идеализм, поэтические и художественные эмоции уступили у евреев своё законное первенство практицизму в ущерб естественному развитию высшей жизни…».

Шульгин отмечал:

«Время от времени дикие мысли о массовой расправе “с врагами” обуревают еврейские мозги. Что это так, нам доказали евреи-коммунисты, которые уничтожали русскую интеллигенцию ничуть не хуже, чем Мардохей, [который] вырезал (под именем амановцев) персидский культурный класс… “Социальная революция” есть современная инсценировка всё той же кровавой мистерии, которую впервые поставил великий Мардохей; в ХХ веке сия ужасная пьеса возобновлена под режиссёрством не менее великого Карла Маркса…».

Вот мнение современного еврейского публициста Якова Рабиновича о страданиях «ассимилированных» евреев, то есть людей, избавившихся от влияния кагалов в странах проживания и начавших считать эти страны не «этими», а своими:

«Имея за плечами опыт ХХ века с “окончательным решением еврейского вопроса” нацистами, сталинскими погромами «космополитов» и другими людоедскими акциями по отношению именно к ассимилированным евреям, мы знаем, насколько наивными были представления Моисея Мендельсона».

Напомним, что «в основе идей Моисея Мендельсона (1729–1786) лежали представления о том, что евреев третировали в значительной степени из-за той “обособленности”, какою их постоянно корили. Мендельсон призывал своих единоверцев не давать повода к таким упрёкам; чтобы сохранить веру отцов, не обязательно отличаться от основного населения своими обычаями, образом жизни, языком, одеждой. Евреям следует активно приобщаться к господствующей культуре, становиться “немцами иудейского вероисповедания”, каким стал сам Мендельсон. В этом он видел путь к искоренению предрассудков и предубеждений против евреев».

При этом Рабинович продолжает: «Но вряд ли мы вправе уличать Моисея Мендельсона в ошибках только за то, что он был всего лишь просветителем, а не пророком, способным предвидеть события на сто лет вперёд».

Таким образом, Яков Рабинович:

1) ставит знак равенства между «окончательным решением еврейского вопроса» германскими фашистами и «сталинскими погромами космополитов»;

2) говорит о других «людоедских» акциях, не приводя примеров таковых;

3) как-то «забывает» при этом о той роли, которую сыграл русский народ, под руководством И. В. Сталина избавивший евреев во время Великой Отечественной войны от «окончательного решения» их вопроса германским фашизмом;

4) не имеет понятия или специально «забывает» о роли И. В. Сталина лично и Советского Союза в организации государства Израиль;

5) забывает о той роли, которую сыграли крупные еврейские финансисты и руководители еврейских организаций в приходе к власти Гитлера и, следовательно, в уничтожении им не только ассимилированных, но и «твёрдокаменных» иудеев.

6) наконец, забывает о той роли, которую сыграл И. В. Сталин в разгроме троцкизма в нашей стране, забывая, что организатором приписываемых И. В. Сталину ГУЛАГа, революционных «троек», «заградительных отрядов», «культа личности» был «товарищ Троцкий». В 1922-м году в параграфе 41 Политического устава Красной Армии (в единственном в мире уставе, начавшем «культ личности») была помещена его биография, и параграф заканчивался словами: «Тов. Троцкий — вождь и организатор Красной Армии. Стоя во главе Красной Армии, тов. Троцкий ведёт её к победе над всеми врагами Советской республики». Достаточно сказать также, что одним из первых переименований населённых пунктов стала Гатчина, получившая название «Троцк». Напомним также, что бывшее в царское время Ходынское поле после революции стало Центральным аэродромом имени Троцкого.

Вот тот самый образчик «исторической правды», которую навязывают нам средства массовой информации и публицисты, руководимые и направляемые соплеменниками Рабиновича.

При этом напомним, что по еврейским данным, приведённым В. Кожиновым (Россия. Век ХХ-й (1939–1964). М., 1999), «по обвинению в “еврейском национализме” всего с 1948 по 1952 г. были арестованы и преданы суду более ста учёных, писателей, поэтов, журналистов, артистов, государственных, партийных и хозяйственных работников» (курсив мой. — В.Б.).

В любой заинтересованной в своём развитии стране речь может идти о решении национального вопроса коренной нации, образующей государство на той основе, которая принята, допустим, в государстве Израиль, где, несмотря на существование арабской автономии, страна управляется только евреями.

Хотя в современной России русские и составляют 80–82 % населения, присущее им уважительное отношение к малым народностям, не позволяет, в принципе, создать правительственные органы по израильскому образцу, но подавляющую часть управленческого аппарата, структур науки, культуры, средств массовой информации и других областей, безусловно, должны составлять русские.

И это не проявление шовинизма, юдофобии, чукчофобии, чеченофобии, хохлофобии и других фобий, а жизненная необходимость, так как тот же исторический опыт подсказывает, что в тех случаях, когда правящие круги России и Советского Союза проводили государственную политику в интересах коренной нации (русских), страна добивалась выдающихся успехов.

Сейчас в российских средствах массовой информации часто приходится слышать о необходимости «толерантности» (терпимости), но об этом писал ещё сто лет назад Евгений Дюринг («Еврейский вопрос»):

«Слово “терпимость” у современных иудеев всегда на языке, когда они говорят о своих интересах и требуют ничем не стесняемого и ничем не ограниченного простора именно для своей игры. И, однако, терпимость свойственна им менее, чем всякому другому народу. Их религия — самая исключительная и самая нетерпимая из всех; ибо, в сущности, она не признаёт ничего, кроме голого иудейского эгоизма и его целей…».

Борис Миронов отмечает:

«Евреи — единственный народ в России, кто постоянно подчёркивает свою национальную особенность, исключительность, обособленность. Никакому другому народу не пришло в голову разделять фронтовиков по национальному признаку, — это сделали только евреи, образовав Ассоциацию евреев-ветеранов Второй мировой войны, Московскую еврейскую ассоциацию бывших узников гетто и концлагерей, Союз евреев — инвалидов и ветеранов войн. Как подчёркнуто обособленно, даже не еврейский Союз, а именно Союз ветеранов, который главным своим делом считает издание “Книги памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом”…».

Добавим, что в этом же русле лежит издание таких книг, как «Сто великих евреев», «Евреи — лауреаты Нобелевских премий», издание последней, как это написано в аннотации, «приурочено к 100-й годовщине учреждения Нобелевских премий, 55-летию окончания 2-й мировой войны и прекращения холокоста».

Во введении к этой книге С. А. Фридман пишет: «… я выяснил для себя коэффициент “храбрости” солдата-еврея. Он, к моему изумлению, оказался даже в полтора раза выше, чем у его “старшего брата”…».

Если дело пойдёт так и дальше, то в скором времени мы узнаем, что Великую Отечественную войну выиграли евреи, своим трудом и знаниями обеспечившие Победу, а русские и другие народы Советского Союза были просто неквалифицированными «техническими исполнителями».

И здесь возникают вопросы.

Это что, сознательное отрицание решающей роли русского народа в победе над фашизмом?

Значит, автор сочувствует фашистам?

Значит, автор совершает преступление против человечества и разжигает межнациональную рознь?

Вот что пишет Юрген Граф: «До 1945 г. критиковать евреев разрешалось, теперь — нет. Любая, даже самая осторожная критика еврейства и сионизма — например, за непомерно большое влияние на СМИ… — мигом нейтрализуется с помощью дубины Освенцима по следующему образцу: кто критикует евреев, является антисемитом; Гитлер тоже был антисемит; как мы знаем, он убил 6 млн. евреев, следовательно, всякий, критикующий евреев, стремится к новому холокосту. — И сколь примитивной ни была бы подобная аргументация, она чрезвычайно действенна по сей день» («Миф о холокосте»).

И, наконец, о «старшем брате». По подсчётам Ю. Мухина, «среди лётчиков, совершивших таран, евреев было 0,6 %; в стрелковых дивизиях в среднем за войну евреев было 1,4 %; число погибших евреев в общем числе погибших РККА — 1,6 %; в числе населения СССР евреев было 1,8 %; среди советских генералов евреев было 3,5 %; среди сотрудников Совинформбюро евреев было 46,1 %. Действительно, получается, что чем дальше в тыл, тем больше евреев. У русских при доле населения СССР 52,9 % (МСЭ, 1940, с. 154), напомню, доля в числе погибших — 66,4 %» (Дуэль. 2003, № 38).

Еврейско-демократический опыт разрушения Советского Союза и построения государства и общества для собственной выгоды и пользы показывает, какую роль играют средства массовой информации в наше время.

Почти сто лет назад В. В. Шульгин попытался дать ответ на вопрос «Что делать?» в области массовой информации:

1) нужны деньги. Поэтому нам нужно создавать богатых русских… всячески их поддерживать как своих естественных «национальных представителей»;

2) русские газеты тяжелы и неуклюжи… Настоящий газетчик должен быть чувствителен, как сейсмограф… Можно с утра до вечера склонять «жида» и поносить евреев всякими непечатными словечками и в то же время вольной волею лезть в еврейский плен, не умея выражаться печатно…

3) Кто владеет печатью, тот, конечно, не всегда ещё владеет умами. Но тот, кто владеет умами, наверное, владеет газетой. Иначе его «владение» распространяется на небольшой круг людей, на котором при массовых замашках нашей эпохи (национализм, патриотизм, фашизм, социализм, коммунизм, интернационализм) трудно что-нибудь построить. Поэтому, не имея своей, независимой от евреев печати, русские отдают политическое влияние целиком в еврейские руки.

4) Когда я слышу, как иные русские высокопарно говорят о своей любви к России и тут же «кроют друг друга» с неизжитой злобой, мне смешно и грустно. России служить в одиночку трудно; надо служить скопом…

Естественно, с появлением новых, по сравнению с теми временами, возможностей средств массовой информации, только усиливается необходимость осуществления программы, представленной В. В. Шульгиным.

Это тем более необходимо, что через сто лет после того, как эти слова были сказаны, в адрес русского народа, его видных представителей выдвигаются обвинения столетней давности в антисемитизме, ксенофобии, разжигании межрелигиозной и межнациональной розни, с добавлением обвинений абсолютно диких: народ, спасший еврейский и прочий «цивилизованный» мир от фашизма, в нём же и обвиняется!

Дьякон А. Кураев отмечает: «…Не само по себе ощущение отчуждённости евреев было причиной антисемитизма. Скорее, напротив, когда народ лучше узнавал склад мировоззрения евреев — он устраивал антиеврейские бунты» («Как делают антисемитом»).

И ещё: «При нынешней моде на разговоры о христианском антисемитизме не стоит упускать из виду два фундаментальных факта. Первый: иудейская диаспора в течение столетий жила почему-то лишь в христианском и мусульманском мирах… Никакие мелкие стычки не могут заслонить огромного факта: христиане помогли евреям выжить».

Сделаем некоторое уточнение: в первую очередь русские, которые спасли евреев от «окончательного» решения «еврейского вопроса», от их уничтожения, и при этом уже в который раз!

Отношение евреев к другим народам характеризует один современный пример — на титульном листе Трудов международного математического конгресса его участник написал: «Как антисемит видит в каждом противнике еврея, так и еврей видит в каждом противнике антисемита».

Здесь справедлива только последняя часть: еврей в каждом своём противнике, независимо от его национальности, видит антисемита. Антисемит же видит не в «каждом противнике» еврея, а только в еврее, и то далеко не в каждом.

Казалось бы, приведённая выше цитата — это частное мнение еврея-ксенофоба, но читаем у И. Р. Шафаревича («Трёхтысячелетняя загадка»), цитирующего сиониста Герцля:

«Народы, среди которых мы живём, все вместе и каждый в отдельности, — явные или скрытые антисемиты…».

То есть у евреев друзей нет, кроме самих евреев, а все остальные народы — враги.

И. Р. Шафаревич приводит также слова сиониста Клетцеля, ставшие известными незадолго до Первой мировой войны:

«Антисемитизму, ненависти к евреям, с еврейской стороны противостоит великая ненависть ко всему нееврейскому: как мы, евреи, о каждом нееврее знаем, что он где-нибудь в уголке души антисемит и должен им быть, так каждый еврей в глубочайшей основе своего существа ненавидит всё нееврейское».

Виктор Правдин в предисловии к русскому переводу книги Евгения Дюринга «Еврейский вопрос» в 1906-м году, больше ста лет назад, написал слова, которые абсолютно актуальны и в наше время. Он изложил мнение одного журналиста, который сказал, что «евреи культурнее русских и по законам борьбы за существование должны по трупам соперников придти к своей цели».

А вот современное мнение уже упоминавшегося Якова Рабиновича:

«Евреи вынуждены были в России стать диссидентами, революционерами, олигархами, а теперь вот и государственниками, потому что русские продолжают от этого воздерживаться. Им, кажется, гораздо больше нравиться наблюдать за тем, как в очередной раз оплошают государственники. Иногда кажется, что на Россию пока не махнули рукой только евреи — всё копошатся, всё чего-то им надо, и это заставляет думать, что коренным населением России являются именно они…».

Но вернёмся к В. Правдину:

«Если евреи очень редко говорят так откровенно, то поступки их ежедневно доказывают этот их символ веры. Но что всего удивительнее в этом деле, так это самоооплёвывание и самоуничижение русских. Не далее, как два года тому назад одна “интеллигентная” пожилая дама с пеной у рта доказывала, что русские должны не только всячески помогать господству евреев над русскими же, но что таково требование истории, чтобы русские, как низшая раса, уничтожились и дали дорогу высокоталантливому еврейскому племени. Едва ли найдётся в России один еврей из 7 миллионов, который даже в шутку пожелал бы евреям так поступить в пользу какой-нибудь нации, тогда как русские с величайшим усердием вынимают каштаны из огня для “талантливых” евреев и часто жертвуют своею жизнью, не только состоянием, ради отвлечённого принципа равенства всех людей. Таких примеров из жизни русской интеллигенции мы знаем немало…

Как евреи имеют право самостоятельно полагать, что для них лучше, так и русские, как самостоятельная нация, имеют право без посторонней указки считать, что им нужно, что им полезно и что вредно…».

К сожалению, демократические руководители современной России этого понять не в силах, а если могут и понять, то не могут исполнить в силу своей причастности к еврейским финансовым операциям.

Здесь необходимо также вспомнить Ивана Солоневича («Народная монархия»):

«Для того чтобы нация могла создать что-то ценное, нужна устойчивость власти, закона, традиции и хозяйственно-социального строя. Если этой устойчивости нет, невозможно никакое творчество. Почти невозможен и никакой труд…».

Что нам и демонстрирует современная российская действительность.

В 1905-м году (Русское Дело. 20 августа) генерал М. И. Драгомиров писал:

«Я первый высоко ставлю волю вашу (т. е. евреев) и ум, но этики вашей поставить не могу даже и не высоко: она, скажу прямо, человеконенавистническая. И не за преследования вас вы ненавидите другие народы, как в том стараетесь лживо всех убедить, а, наоборот, вас преследуют за ненавистничество к другим, которое есть по вашему закону не только не грех, а заслуга перед Иеговой. Одним словом, здесь, как и в других случаях, вы подтасовываете, выставляя причину за следствие и наоборот. И разъяснять это необходимо не для того, чтобы возбуждать к вам ненависть, которой по вашей же милости накипело и так довольно, но просто из принципа самозащиты. Уж если судьба свела нас с вами, то без взаимных сношений обойтись нельзя, но быть настороже всегда необходимо…».

Б.С. Миронов   В.И. Бояринцев   Сионские протоколы   Катехизис еврея   В.К. Булавин   Ю.С. Мухин  

Знаете ли Вы, что релятивизм (СТО и ОТО) не является истинной наукой? - Истинная наука обязательно опирается на причинность и законы природы, данные нам в физических явлениях (фактах). В отличие от этого СТО и ОТО построены на аксиоматических постулатах, то есть принципиально недоказуемых догматах, в которые обязаны верить последователи этих учений. То есть релятивизм есть форма религии, культа, раздуваемого политической машиной мифического авторитета Эйнштейна и верных его последователей, возводимых в ранг святых от релятивистской физики. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМА

Форум Рыцари теории эфира


Рыцари теории эфира
 26.10.2020 - 07:16: СОВЕСТЬ - Conscience -> РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА. КОМУ ЭТО НАДО? - Карим_Хайдаров.
26.10.2020 - 06:50: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ЭКОЛОГИЯ ДЛЯ ВСЕХ - Карим_Хайдаров.
26.10.2020 - 06:49: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> Биологическая безопасность населения - Карим_Хайдаров.
26.10.2020 - 06:48: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> Проблема государственного терроризма - Карим_Хайдаров.
25.10.2020 - 16:00: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Проблема народного образования - Карим_Хайдаров.
25.10.2020 - 15:54: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> ПРАВОСУДИЯ.НЕТ - Карим_Хайдаров.
25.10.2020 - 15:49: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Вячеслава Осиевского - Карим_Хайдаров.
24.10.2020 - 18:58: ТЕОРЕТИЗИРОВАНИЕ И МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ - Theorizing and Mathematical Design -> ФУТУРОЛОГИЯ - прогнозы на будущее - Карим_Хайдаров.
24.10.2020 - 18:56: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Андрея Фурсова - Карим_Хайдаров.
24.10.2020 - 12:09: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> СВИНСТВО СВИНОГО ГРИППА - Карим_Хайдаров.
24.10.2020 - 12:08: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> КОМПЬЮТЕРНО-СЕТЕВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ДЛЯ ВСЕХ - Карим_Хайдаров.
24.10.2020 - 06:02: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.

Bourabai Research - Технологии XXI века Bourabai Research Institution