I. Исследования тел солнечной системы

Уже в 1891 г. А. А. Белопольский занялся в Пулкове изучением осевого вращения больших планет. Изучив уже опубликованные результаты, он пришёл к выводу, что скорость осевого вращения Юпитера изменяется с широтой и при этом неравномерно. Позднее (в 1907-1909 гг.) он получил на 76-сантиметровом рефракторе с более совершенным трёхпризменным спектрографом собственный материал, обработка которого подтвердила его предварительные заключения. Изучение вращения Юпитера Аристарх Аполлонович производил по измерению наклона линий в спектре планеты, со щелью спектрографа, пересекающей диск планеты на разных широтах перпендикулярно к оси вращения. Измерения показали, что в области тёмных экваториальных полос Юпитера угловая скорость вращения на 4-5% отличается от таковой на других широтах. Это явление, повидимому, следовало приписать обширной атмосфере Юпитера, в которой наблюдаются мощные перемещения газовых масс. А. А. Белопольский обнаружил, что ширина некоторых, спектральных линий в спектре планеты также изменяется по диску: линии оказались шире у полярных областей.

В 1892 г. на 38-сантиметровом рефракторе Аристарх Аполлонович получил пробные фотографии спектра Венеры и вычислил точность, с которой можно определять по ним скорость осевого вращения планеты. С 1899 по 1903 гг. эти наблюдения были повторены на 76-сантиметровом рефракторе с трёхпризменным спектрографом. Однако даже с этим достаточно мощным оборудованием не удалось получить необходимой точности, и полученный период вращения в 34,5 часа представлялся неуверенным (заниженным). Наклонность оси вращения к орбите также могла быть определена очень неуверенно. Для повышения точности А. А. Белопольский заказал в 1910 г. специальную спектральную щель, щёчки которой при их сведении дают не прямолинейную, а параболическую прорезь с осью симметрии, параллельной дисперсии, и с вершиной, близкой к пересечению оптической оси коллиматора с плоскостью щёчек щели. При употреблении подобной щели в средней части спектра получается компенсация искривления линий, неизбежно возникающего в призмен-ных и даже диффракционных спектрографах. В случае прямых, не искривлённых спектральных линий их наклон, вызванный осевым вращением планеты, определяется значительно точнее.

В отчёте обсерватории за 1911 г. сообщается, что А. А. Белопольский и Г. А. Тихов получили с этой щелью (спектрограф № IV) на 76-сантиметровом рефракторе спектры Венеры и Юпитера.

Особенно интересным было исследование А. А. Бело-польским вращения Сатурна и его кольца. Первые спектры были получены во время противостояния 1895 г. на 33-сантиметровом астрографе, так как остальные рефракторы были в это время перегружены работой. Позднее спектры Сатурна были получены также и со спектрографом, монтированным на 76-сантиметровом рефракторе. Щель ориентировалась вдоль экватора и пересекала кольцо в двух диаметрально противоположных точках на разных расстояниях от центра планеты. Линейная скорость вращения планеты на экваторе оказалась равной 9,3 км/сек, а для кольца получились значения 21,1 и 15,5 км/сек во внутренних и внешних частях соответственно. Эти результаты блестяще подтвердили теоретические исследования (в частности, С. В. Ковалевской) и окончательно доказали, что кольцо Сатурна не сплошное, а состоит из отдельных сравнительно мелких тел.

Если бы кольцо было сплошным, то его угловая скорость вращения была бы постоянной, а линейная возрастала бы с увеличением расстояния от планеты. Из результатов А. А. Белопольского следовало, что линейная скорость, наоборот, меньше для внешних частей кольца. Эти результаты почти одновременно нашли подтверждение и в работах Килера и Деландра. Однако Аристарх Апол-лонович сделал и ещё одно открытие, обнаружив, что спектр кольца гораздо богаче ультрафиолетовыми лучами и при употреблявшейся дисперсии простирается в ультрафиолетовый конец гораздо дальше, чем спектр диска планеты. Таким образом, кольцо оказалось более голубым по сравнению с диском планеты. Аристарх Аполлонович объяснил это явление влиянием атмосферы планеты Сатурн, которая у кольца, естественно, отсутствует. Его результаты были позднее подтверждены Г. А. Тиховым, впервые в мире сфотографировавшим в 1909 г. Сатурн с помощью 76-сантиметрового рефрактора через различные светофильтры. Дополнительно им же было показано, что внутреннее кольцо более богато ультрафиолетовыми и синими лучами, чем внешнее. Эти наблюдения были повторены в 1911 г. А. А. Белопольским.

В дальнейшем Белопольский неоднократно возвращался к наблюдениям больших планет. Он не ограничивался только определением скоростей осевых вращений, но стремился по характеру спектральных линий получить сведения об атмосферах больших планет. В частности, он обратил внимание на то, что теллурические линии в зелено-красных частях спектра Венеры более резки по сравнению с солнечным спектром. В фиолетовой же области спектра подобного усиления не наблюдалось. Из этих Результатов А. А. Белопольский сделал вывод, что атмосфера Венеры в области зарождения полос типа теллурических более разрежена, чем земная атмосфера *). В те


) В настоящее время (с 1932 г.) надёжно установлено
логпектРе Венеры только наличие инфракрасных полос углекис-
чо газа- Следов же полос кислорода и водяного пара уверенно
не оонаружено,
.

же годы он изучил и спектры спутников планет, в частности третьего спутника Юпитера, с целью определения изменения его лучевой скорости в течение обращения.

Кроме того, А. А. Белопольский наблюдал за спектрами комет. В 1911 г. им был получен с большой дисперсией уникальный спектр кометы Брукса 1911 V, который он фотографировал три ночи подряд (чтобы получить нужную выдержку в восемь часов). Лучевые скорости, определённые по спектру, были сравнены с вычисленными по эфемеридам кометы; согласие оказалось очень хорошим. В 1914 г. Аристарх Аполлонович наблюдал спектр кометы Делавана 1914 IV. Спектр этой кометы был непрерывный, пересечённый линиями поглощения, т. е. был подобен отражённому солнечному спектру. Измеренные лучевые скорости оказались в согласии с вычисленными по эфемеридам. Во время прохождения кометы Галлея в 1910 г. по диску Солнца, которое также наблюдал А. А. Белопольский, он не обнаружил никаких изменений в спектре Солнца.

Большое внимание Аристарх Аполлонович уделял также и физике комет. Так, в 1922 г. он публикует исследование "О кометных хвостах", в котором, исходя из величины отталкивательного ускорения 1 - [i, вычисленного по наблюдениям деталей хвоста кометы Морхауза, он получил атомный вес частиц хвоста. Исходя из значений атомных весов и учитывая вид спектра хвоста, Аристарх Аполлонович стремился определить химический элемент или химические соединения, из которых должна состоять данная деталь хвоста кометы, В 1927 г. он публикует ийтересное исследование, посвященное физическому строению кометных хвостов.

Дальше


Знаете ли Вы, почему "черные дыры" - фикция?
Согласно релятивистской мифологии, "чёрная дыра - это область в пространстве-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света (в том числе и кванты самого света). Граница этой области называется горизонтом событий, а её характерный размер - гравитационным радиусом. В простейшем случае сферически симметричной чёрной дыры он равен радиусу Шварцшильда".
На самом деле миф о черных дырах есть порождение мифа о фотоне - пушечном ядре. Этот миф родился еще в античные времена. Математическое развитие он получил в трудах Исаака Ньютона в виде корпускулярной теории света. Корпускуле света приписывалась масса. Из этого следовало, что при высоких ускорениях свободного падения возможен поворот траектории луча света вспять, по параболе, как это происходит с пушечным ядром в гравитационном поле Земли.
Отсюда родились сказки о "радиусе Шварцшильда", "черных дырах Хокинга" и прочих безудержных фантазиях пропагандистов релятивизма.
Впрочем, эти сказки несколько древнее. В 1795 году математик Пьер Симон Лаплас писал:
"Если бы диаметр светящейся звезды с той же плотностью, что и Земля, в 250 раз превосходил бы диаметр Солнца, то вследствие притяжения звезды ни один из испущенных ею лучей не смог бы дойти до нас; следовательно, не исключено, что самые большие из светящихся тел по этой причине являются невидимыми." [цитата по Брагинский В.Б., Полнарёв А. Г. Удивительная гравитация. - М., Наука, 1985]
Однако, как выяснилось в 20-м веке, фотон не обладает массой и не может взаимодействовать с гравитационным полем как весомое вещество. Фотон - это квантованная электромагнитная волна, то есть даже не объект, а процесс. А процессы не могут иметь веса, так как они не являются вещественными объектами. Это всего-лишь движение некоторой среды. (сравните с аналогами: движение воды, движение воздуха, колебания почвы). Подробнее читайте в
FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Bourabai Research - Технологии XXI века Bourabai Research Institution