к оглавлению

Занимательная приматология

Э.П. Фридман

Глава 4 ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СХОДСТВО

В 1980 г. в журнале "Сайенс" ("Наука") появилась строгая научная публикация с таким названием: "Поразительное сходство" окрашенных с высокой разрешающей способностью на полосы хромосом человека и шимпанзе". Авторы статьи - цитогенетики из университета Миннеаполиса (США) Дж. Юнис, Дж. Сойер и К. Данхэм завершили, кажется, один этап в изучении родства приматов - этап 70-х гг.- и начали новый, загадка второго, будем надеяться, откроется в нынешнем десятилетии. Применив новейшие методы окраски хромосом на разных стадиях деления клетки двух высших приматов, авторы наблюдали до 1200 полос на каждый кариотип (раньше можно было видеть максимум 300-500 полос) и убедились, что исчерченность хромосом - носителей наследственной информации - у человека и шимпанзе почти идентична.

То есть кое-какие отличия имеются - они касаются количества хроматина, расположения центромер хромосом, но эти отличия, кажется, не столь велики, не могут в итоге существенно влиять на разграничение признаков двух организмов. За несколько лет до того один из пионеров подобных исследований французский цитогенетик Дж. де Груши заключил: "В конечном счете, поражает экстраординарное сходство между кариотипами человека и трех человекообразных приматов".

Биологи уже лет 10 бьются над одной загадкой: почему при столь заметном даже неспециалисту анатомическом различии человека и шимпанзе белки их сходны на 99 %? (Последнее показали в 1975 г. калифорнийские биохимики М.-К. Кинг и А. Вильсон.) При таком сходстве белков ясно, что кодирующие их гены, т. е. участки хромосом или участки ДНК, тоже одинаковы. Авторы тогда выдвинули гипотезу, что кодирующие эти белки идентичные структурные гены, по-видимому, "запускаются" в действие несходными регуляторными генами. Гипотеза гипотезой, но то, что мы можем, как говорится, уже сегодня "подержать в руках", "пощупать" - белки крови и тканей, имеющие фундаментальное значение в жизнедеятельности организма,- у человека и шимпанзе почти одинаковы вплоть до взаимозаменяемости!

И вот после установления данных па белкам были получены прямые доказательства огромного сходства и самих хромосом - материальных носителей наследственности живых организмов. Читатель в этом сам убедится, если взглянет на изображение хромосом человека и шимпанзе на одной из стадий деления клетки (поздняя профаза), взятое у названных авторов. Различия, которые здесь обнаруживаются, если их рассматривать у любых двух животных, отвечали бы различию двух родственных видов в пределах одного таксономического рода. Следовательно, отличия, которые мы можем регистрировать у шимпанзе и человека, столь малы, что сегодня невозможно объяснить их даже новейшими средствами изучения структуры хромосом?..

Мы еще вернемся и к хромосомам, и к белкам, и к другим новейшим данным о приматах, обратимся вначале к "старым данным" о сходстве человека с обезьянами. В основном это сведения из анатомии, эмбриологии, палеонтологии.

Сходство человека с обезьянами - вопрос вопросов в истории науки и самого человека. Этот вопрос, как мы видели, волновал самые светлые умы прошлого, начиная с Аристотеля и Гиппократа. Отдельные признаки этого сходства рассматривались на протяжении многих веков учеными различных специальностей и убеждений. Наиболее полную сводку многих признаков сходства приматов накануне Новейшего времени дали Гексли и Дарвин. Конечно, это были сведения, соответствовавшие их .времени, в основном анатомические, частично эмбриологические и поведенческие. К концу XIX в. появились данные о большом сходстве зародышей и плодов высших обезьян и человека (Деникер). В начале XX в. стали поступать доказательства сходства крови человека и других приматов (Нутталь). И. И. Мечников обобщил известные в то время черты родства людей и обезьян! В дальнейшем более детально разрабатывались вопросы анатомии, эмбриологии, проводились первые наблюдения поведения обезьян на воле, расширялись психологические исследования, изучались проблемы систематики палеонтологии, проливавшие свет на общность биологии приматов вплоть до 60-х гг. XX в. С 60-х гг., как уже говорилось в этой книге, начинается лавина современных исследований, результаты которых мы и называем "новыми данными".

Читатель уже имеет некоторое представление о сходстве человека с обезьянами по предыдущим главам: об этом приходилось говорить и там, где шла речь об эволюционных истоках их родства, и там, где описывалось непростое восприятие этого родства человечеством, и там, где обсуждались общие признаки отряда, его таксономия, где давалось описание видов.

Напомню, что почти всегда та или иная биологическая подробность сходства, обнаруживаемая впервые, вызывала у самого открывателя и, конечно, у тех, кто об этом узнавал, удивление, а то и потрясение. Ибо не может не поражать нормальное воображение исключительная, уникальная в животном мире близость анатомии, физиологии, биохимии человека и обезьян!

Некоторые биологические признаки, не известные у животных на Земле, но обнаруживаемые у человека и обезьян, могут вызвать мистический трепет. Много таких особенностей у зародышей и плодов приматов: выпуклый лоб, ясно выступающий нос, оголенность тела на одной ступени эмбриогенеза и обволошенность - на другой. Весьма серьезный наблюдатель Джордж Шаллер, анатомируя погибшего детеныша гориллы, не мог отрешиться от какой-то неловкости при этом: в его руках был новорожденный человечек с беззубыми деснами, с округлым лбом, уплощенным лицом и даже с вместимостью черепа младенца!

Советский палеоневролог В. И. Кочеткова писала, что по степени развития новой коры головного мозга (неокортекса) отряд приматов очень выделяется из родословной млекопитающих, но собственно человеческую линию в этом общем стволе отдифференцировать невозможно. Как утверждает профессор Ю. Г. Шевченко, архитектоника коры мозга обезьян настолько высоко дифференцирована, что лишь "с трудом и с далеким приближением может сравниться с корой других животных" как по характеру полей и областей, так и по очертаниям борозд и извилин, хотя приматы имеют " общем те же органы чувств, что и другие млекопитающие.

Можно представить себе, каково было изумление ранних нейроанатомов (да и более поздних, скажем, в XIX в.), если и в наше время известно, что в мозге обезьяны "не отсутствует ничего существенного" из того, что присуще человеку, и что мозг человека "имеет в своей основе исходный обезьяний тип строения". Известно, что и низшие и высшие обезьяны лишены способности к членораздельной речи. Все это так, но представительство органов "говорения" (губ, рта, языка, гортани) у обезьян в отличие от всех млекопитающих занимает в головном мозге наибольшую поверхность моторной и соматосенсорной коры, как и у говорящего человека.

Л. А. Фирсов, едва ли не единственный в нашей стране физиолог, наблюдавший развитие шимпанзе с момента рождения, сообщает, что детеныш этого антропоида, уложенный на живот или на спину, в первые два месяца неспособен изменить своего положения точно так же, как ребенок человека, примерно до трех месяцев. Нет больше этой неврологической особенности в животном мире даже среди низших обезьян. Как нет ни у одного существа на Земле симптома Бабинского (невропатолог проводит линию по ступне, а пальцы ноги реагируют строго определенным образом; точно так как у человека, отвечают пальцы и высшей обезьяны). Шимпанзенок, пишет Фирсов, отчетливо смеется, не улыбается - смеется! Попробуйте найти на Земле еще одно смеющееся животное - нет их больше...

Швейцарский профессор Адольф Щульц, всю жизнь изучавший анатомию приматов, область науки, в которой, вероятно, просматриваются наибольшие биологические отличия человека от обезьян, довольно строго относился к оценке сходства. Однако и он незадолго до смерти (умер в 1976 г.) сделал вывод, что анатомической исключительности человека не существует. Даже числовая пропорция полов и ее изменения по стадиям с возрастом сходны у обезьян и людей: среди особей мужского пола наблюдается более высокая естественная смертность.

Поскольку нам дальше предстоит подробный разговор о сходстве, следовало бы, пожалуй, договориться сначала об основополагающих отличиях человека и обезьян.

Человек - социальное существо, создавшее величественную цивилизацию.

Человека отличают от всех животных постоянное прямохождение, относительно крупный мозг, членораздельная речь, необыкновенная способность к абстракции, рождающей сознание, систематический труд и общественная жизнь. Эти фундаментальные отличия определяют и многие другие. Поэтому нельзя допускать встречающихся порой благостных рассуждений о "равенстве" животных с человеком и даже об их "превосходстве" и тем более искать природу социальных конфликтов у людей в стадной жизни приматов, равно как и рассматривать явления общественного характера, исходя из биологии обезьян.

Но вот вопрос: каков биологический уровень существующих отличий? Как их классифицировать с точки зрения зоологической таксономии?

Еще в 1929 г. английский анатом Артур Кейз определил у человека 1065 признаков, из которых 312 свойственны только человеку, 396 - человеку и шимпанзе, 385 - человеку и горилле, 354 - человеку и орангутану, 117 - человеку и гиббону, 17 - человеку и полуобезьянам. Если учесть, что общие с другими животными признаки строения человека единичны (в случаях, когда они вообще имеются), то даже из приведенной градации видно в принципе, каково сходство тела у высших приматов, т. е. обезьян и человека.

В предыдущих главах уже показано сходство человека с обезьянами в строении зубов, органов зрения, системы размножения, в частности наличие уникальных половых циклов, а также групп крови по иммунологическим, или антигенным, свойствам эритроцитов. Надо знать, что ни у каких животных до приматов факторы АВО в крови не обнаружены. Основная система АВО, как установили авторитетные гематологи (Винер, Мур-Янковски, Руффи), отсутствует даже у полуобезьян. Она появляется в виде внеклеточных элементов только у широконосых приматов Нового Света, обнаруживаемая лишь в слюне, и более отчетливо выявляется у низших обезьян Старого Света. Только у антропоморфных обезьян и у человека антигены групп АВО постоянно присутствуют на эритроцитах крови и в слюне по крайней мере в большинстве случаев.

Скорость свертывания крови у низших животных, например у собак и кроликов, быстрее, чем у человека и обезьян. Протромбиновое время намного больше, а тромбопластиновое - короче. Содержание одного из основных факторов коагуляции - фактора V - в плазме крови у обычных млекопитающих примерно в 10-20 раз выше, чем у человека. У обезьян оно такое же, как и у людей, либо несколько выше. В целом, если взять гематологические и химические элементы крови, то, как это показано в 60-70-х гг., и у низшей обезьяны, у макака резуса и у человека их величины либо одинаковы, либо укладываются в пределы "разброса" цифр, характерных для разных групп людей. Гематолог М. И. Куксова многие годы посвятила изучению крови обезьян Сухумского питомника (ей принадлежит монография в этой области). За последнее! время она произвела анализ данных по изменению состава крови и костного мозга, обеспечивающего кроветворение, у обезьян в процессе старения и в старости. Вот итог огромного числа скрупулезных исследований: полученные данные изменений крови у обезьян (не только высших, но и низших) "полностью совпадают с результатами подобных исследований у человека". Исследовательница делает вывод, что подобное сходство является доказательством общности физиологических механизмов биологического старения у обезьян и человека, и вполне обоснованно заключает, что обезьяны могут быть использованы как модель для изучения старения человека (что, замечу, предположил еще в 1915 г. И. И. Мечников).

В данной книге мы не ставим себе целью подробно рассказать об экспериментальной ценности обезьян в медицинской науке. И все-таки об одной истории из "практики" медицинской приматологии хочется поведать.

В конце 60-х гг. английские фармакологи синтезировали препарат изосорбид динитрата, который предназначался для лечения инфарктов миокарда у людей. Препарат эффективно расширял коронарные (венечные) сосуды, питающие сердце, что и необходимо для спасения человека при этом тяжком заболевании. С большим успехом изосорбид динитрата прошел испытания на собаках, а это обычно является важной рекомендацией я для нового фармакологического средства, ведь собака уже давно и с большой пользой для науки служит подопытным объектом.

Дело, однако, в том, что именно в тот период в памяти экспериментаторов и врачей еще свежа была трагедия с талидомидом - снотворным препаратом, выпущенным в ФРГ после положительных испытаний на разных животных, включая собак, но не проверенном на обезьянах. У десятков тысяч новорожденных детей, матери которых во время беременности принимали талидомид, развились уродства. На скандальном судебном процессе по "делу талидомида" прозвучала и такая мысль: будь в стране приматологический центр, или, иначе, обезьяний питомник (сейчас такой действительно функционирует в Геттингене), катастрофы бы не произошло: у обезьян, как выяснилось, талидомид вызывает такие же тератогенные последствия, как и у людей.

Помня об уроке с талидомидом, создатели изосорбида динитрата решили после опытов с собаками проверить все же новое средство на обезьянах: слишком уж велик был риск, ведь давать лекарство надо было инфарктным больным! Тут-то и выяснилась особая ценность обезьян при подобных проверках. Оказалось, что изосорбид динитрата не расширяет коронарные сосуды у обезьян, как у собак, а действует противоположно - сужает их, сужает сосуды, снабжающие кровью мышцу сердца! Нетрудно было предположить, что и на людей препарат действовал бы, как на обезьян, для больных он стал бы препаратом-убийцей.

В аптеку изосорбид динитрата не попал. Но много лет оставалось загадкой: почему одно и то же средство вызывает у собак расширение венечных сосудов, а у обезьян, наоборот, сужение? Секрет раскрыт в начале 80-х гг. Японские исследователи К. Сато, С. Ямашита и другие показали, что некоторые рецепторы ("восприниматели") в венечных сосудах значительно более чувствительны у обезьян, нежели у собак, и не только к изосорбиду динитрата, но и к другим средствам: ацетилхолину, метахолину, норэпинефрину. Любопытно, что есть фармакологические вещества, которые только поначалу вызывают у обезьян сужение коронарных сосудов, потом наступает расширение. Но этого "начала" достаточно, чтобы разразилась беда, чтобы больное сердце перестало работать.

Понятно, что кардиологам при выборе экспериментальных животных в некоторых ситуациях есть над чем задуматься.

Но продолжим наши сопоставления. Даже квалифицированному специалисту-морфологу трудно отличить ткань плаценты человека и высших обезьян, как, кстати, и увидеть разницу в строении сперматозоидов (например, человека и гориллы). Процентное соотношение длины тела новорожденного у человека и обезьяны практически одинаково: соответственно,30 и 35 %. Резус, роговица, передняя камера глаза, хрусталик у макака и человека чрезвычайно сходны. Это сходство распространяется на сетчатку с желтым пятном и центральной ямкой, радужную оболочку, кровоснабжение, зрительные нервы, движение глаз, аккомодацию, реакции зрачка, внутриглазное давление, остроту зрения, цветность зрения и даже на мозговые центры, управляющие глазом.

Только у человека и обезьян, включая низших, четыре варианта рецепторных, т. е. воспринимающих, цвет и форму клеток, палочек и колбочек, чувствительных, как упомянуто, к красному, зеленому и синему цветам. У всех позвоночных роговица глаза состоит из четырех слоев, но у обезьян и человека появляется пятый - боуменова оболочка. О стереоскопичности зрения приматов читатель уже знает.

В отличие от всех животных обезьяны располагают очень развитой мускулатурой лица, что позволяет им, подобно человеку, широко использовать мимику. Сходны у них с человеком и другие мышцы: грудная, плече-лучевая, живота. Удивительна подвижность губ обезьян, как помнит читатель, они у карликового шимпанзе красные...

Сходно у человека и высших обезьян устройство скелета: общее число позвонков и их градация по раздев лам позвоночника, количество ребер (12-13); и, что уж совсем удивительно, позвоночник у гоминоидов имеет четыре небольших изгиба, как у прямоходящего человека, у которого они, конечно, отчетливей, ибо служат для того, чтобы пружинить при ходьбе, оберегая голову. Несмотря на различие в способах передвижения современных человека и шимпанзе, анатомы постоянно убеждаются в огромном филогенетическом родстве механизма локомоции того и другого.

Об анатомии уплощенной груди, лопатки, плеча и верхней конечности, в совокупности обеспечивающих невиданную в животном мире особенность - устройство и действие руки, мы уже говорили.

Недавно (1982 г.) московский антрополог В. 3. Юровская опубликовала важные результаты сравнительного изучения прикрепления мышц передней конечности у приматов (читатель помнит, что рука играет исключительную роль не только в их поведении, но и в развитии на пути к человеку). Среди выводов Юровской следующий: по совокупности изученных признаков человек - типичный примат. Из 107 признаков он разделяет с другими приматами 87, с неприматами - только 15. Наибольшее число сходных черт человек имеет с шимпанзе - 64, с низшими обезьянами - 20. "Следовательно,- пишет Юровская,- передняя конечность человека... несет на себе печать не только приматного происхождения вообще, но и его особой эволюционной близости с понгидами". Томас Гексли, конечно, был прав...

Для человека и обезьян характерно особое прикрепление внутренних органов к диафрагме. Чаще всего не только сами органы анатомически сходны, как, например, желудок, слепая кишка, печень, но сходно и их тонкое (гистологическое) строение: клапанов сердца, трахеи, легких, надгортанных путей детеныша шимпанзе и ребенка. Изумительно похожи узоры пальцев, ладони, стопы (дерматоглифика). Даже облысение у обезьян сопоставимо с облысением обычного типа у мужчин. Сходны у человека с обезьянами и паразиты крови (малярийные), пищеварительного тракта (бактериальная флора) и эктопаразиты (вошь), причем наибольшее сходство зарегистрировано с антропоидами Африки, меньше - Азии.

Впечатляют еще такие признаки родства: нормальный "дарвинов бугорок" на крае уха, "бычьи" коренные зубы (тауродентизм), впервые обнаруженные у неандертальцев и встречающиеся у человека как отдельная аномалия или при некоторых дегенеративных заболеваниях, изредка свойственных также шимпанзе и горилле. Как писал выдающийся советский патологоанатом академик И. В. Давыдовский, у человека, никогда не ходившего вследствие болезни, нога была типично обезьяньей формы; а другой академик физиолог И. С. Бериташвили определил, что у умершей 13-летней девочки-микроцефала мозг был копией мозга взрослого шимпанзе.

Парадоксально, что именно головной мозг, наиболее отличающийся среди всех органов у человека и антропоидов, если говорить об объеме и весе (у последних он в 2-3 раза меньше), обнаруживает, как частично отмечено, максимальное сходство в строении. Да и величину-то следует оговорить: зарегистрированы гориллы не так уж далеко от нижнего предела мозга вполне нормального человека (предел этот бывал и 800 см3). Уже говорилось об особом, "приматном" уровне строения мозга человека и обезьян в целом при сравнении с мозгом всех других животных. Ныне известно, что такой особый уровень существует и для различных составляющих его частных образований. Конечно, в пределах и этой общности человек достигает наивысшего развития, но ведь другим животным даже до нижних границ "приматного" мозга несравнимо далеко!

Как упоминалось, обезьяны рождаются с более "готовым" мозгом, нежели человек. У новорожденного ребенка мозг равен всего 25 % будущего полного веса, а у шимпанзе - 45%. Такой части мозг человека достигает лишь к шести месяцам жизни. Ну а макак рождается с еще более "созревшим" мозгом: если площадь лимбической области, игравшей существенную роль в эволюции человека, в частности в становлении коммуникативного и социального поведения, у человека к моменту рождения составляет те же 25 %, то у резуса - уже 73 %. И все-таки по какому бы принципу нейроанатомы ни классифицировали головной мозг в животном мире, человек именно вместе с обезьянами всегда оказывается на высшей ступени развития. У приматов значительно увеличена новая кора по сравнению с древней, причем самые новые структуры этой коры, лобная и височная области, как показал в 1937 г. профессор Г. И. Поляков, закладываются у плода человека очень рано, раньше, как ни странно, чем "старые" образования, и это, пишет другой советский исследователь, является как раз общеприматной характеристикой, ибо свойственно и мозгу обезьян, но не других существ.

Площадь коры больших полушарий мозга от рождения до полной зрелости у человека увеличивается в 5 раз, а у низшей обезьяны - только в 1,25 раза, и это различие касается формирования проекционных и ассоциативных областей новой коры, в целом новой и старой коры, вообще корковых зон мозга и связей между ними. Но вот что удивительно: существенного изменения с возрастом соотношений основных зон мозговой коры у обезьяны и человека почти не установлено! При этом очень примечательно, что специалисты в данной области утверждают: эволюционные факторы (общее происхождение) в отряде приматов перекрывают влияние экологии, изменений, связанных со средой обитания, на величину и строение новой коры.

Особую близость человек обнаруживает с африканскими антропоидами. Весьма осторожная в отношении сопоставлений мозга человека и обезьян профессор Ю. Г. Шевченко пишет: "Современные анатомы свидетельствуют, что головной мозг гориллы и шимпанзе сходен с человеческим не только по общему виду и расположению борозд и извилин, но также и по расположению архитектонических систем коры большого полушария... и по системам проводящих путей".

Во второй главе мы видели, в какой борьбе пришлось "отвоевывать" Томасу Гексли таксономическую общность, в частности, и по характеристикам мозга, человека и обезьян, что позволило включить их в один отряд, а человекообразных даже в одно с человеком надсемейство. Человек сделал крупную уступку обезьянам: он оказался с ними не только в одном отряде - в одном надсемействе! Уже консерваторы стали мириться с этим "святотатством" - все-таки оставалась отдушина, признаваемая и последователями Гексли: до 40-х гг. XX в. было общепринято убеждение, что ни у каких животных, даже антропоидов, нет гомологов специфически человеческих образований в мозге, тех самых, которые у людей связаны с речью и с трудовой деятельностью.

Но начиная с 1936 г. нейроморфологи стали рушить и эту цитадель в системе приматологических заблуждений. Сначала Ю. Г. Шевченко нашла у высших и даже низших обезьян гомологи "сугубо" человеческих полей 40 и 39 в нижнетеменной области. А ведь они связаны с тонким манипулированием (у человека с трудом!) и с пространственным восприятием речи. Затем С. М. Блинков обнаружил верхневисочное поле 37 (также имеющее прямое отношение к пониманию речи), а в 1962 г. Е. П. Кононова достоверно описала у обезьян поля 44 и 45 нижнелобной коры, являющиеся речевой зоной в мозге человека! К новым структурам лобной области относятся и поля 46 и 10, также существующие у обезьян, они тоже имеют непосредственное отношение к интеллекту человека, к регулирующей роли речи, к организации волевого акта...

Получается, что нет "пропасти" между анатомией мозга человека и обезьяны, как нет и качественного отличия в строении мозга человека и антропоида. Остается сделать единственно верное заключение: отличие здесь только количественное, хотя функционирований разумеется, во многом различно.

Вот между человеком и обезьянами, с одной стороны и всеми остальными животными на Земле - с другой такую пропасть действительно увидеть можно. И обнаруживается она, в частности, на примере той же лобной коры.

Последняя появляется только начиная с хищных, однако настолько отличается у приматов от подобных образований других млекопитающих, что ее "новейшая" часть - поля префронтальной коры человека и обезьян - вообще не имеет гомологов у остальных. Лобная область у собаки и кошки не превышает 2-3 % всей поверхности коры, а у человека она доходит до 24%. Но у макака она занимает 12,4 % площади коры, а у шимпанзе - 14,5%. Заметим, что у новорожденного ребенка эта часть коры равна 15,2 %. Как сказано, лобные доли ученые связывают с интеллектуальной деятельностью человека, У обезьян же, даже в отличие от хищных, обладающих каким-то слабым подобием этих образований, они, пишет А. С. Батуев (1981), "...становятся ведущим аппаратом управления синтетической деятельностью мозга и имеют непосредственное отношение к организации сложных форм поведения, связанных со стадным образом жизни".

Принципиальные отличия строения мозга приматов и всех других животных обнаруживаются и тогда, когда у последних хоть и выявляются какие-либо жизненно важные образования, но они столь малы, что делают очевидной эту несопоставимость. Сказанное можно продемонстрировать на примере количественных показателей ассоциативной коры - апогея эволюции живой природы. С ней ведь связаны не только процессы образования условных рефлексов человека и животных, но и взаимодействие приходящих извне сигналов разной "модальности" (услыхав шум двигателя, мы уже не нуждаемся в другом восприятии, и не только зрительно представляем себе, хотя не видим, именно автомобиль, но даже его марку), а эта работа имеет принципиальное, важнейшее значение в осуществлении самой сложной, интегрирующей деятельности коры, в объединении всех причин и мотивов и в принятии решения для действий, для реакции на обстановку в окружающей среде.

Какова же величина ассоциативной коры в ряду представителей животного мира? У ежа (и конечно, у всех животных ниже его по уровню мозга) ее вообще нет. У крысы она равна 11 % от площади новой коры, у кролика - 22%, а у обезьян и человека - соответственно 56 и 84 %. Нагляднее и подробнее это выглядит на рисунке. Как предполагается, именно ассоциативная кора "ответственна" у приматов за познавательные процессы и символические абстракции - одни из самых высоких функций головного мозга.

Только у человека и обезьян имеется в головном мозге сильвиева борозда, только у них слой новой коры делится на подслои, только у человека и шимпанзе сходна височная кора в целом - различие обнаружено лишь в размерах полей... Можно привести еще много образований и структур мозга исключительно "приматного" типа. Прогрессивное развитие мозга нарастает от рыбы до человека. Но когда дело доходит до изучения "связей" коры, роли того или иного образования, то выясняется, что именно у приматов, человека и обезьян, они устроены и функционируют особым, "приматным" образом. Мозжечок, ответственный за координацию движений, вполне может отразить эту общую закономерность. У позвоночных ниже уровня млекопитающих: он ничтожно мал, но, как заметил один исследователь, драматически возрастает у приматов и по размерам, и по усложненности: и корковые отделы мозжечка и его подкорковые ядра приближаются к рисункам этих структур у человека. При этом связи мозжечка с другими отделами у обезьян наиболее сходны с подобными связями у людей, что отражается, конечно, на однородности соответствующих процессов в коре мозга.

Прямые связи коры головного мозга со спинным также являются отличительным свойством человека и обезьян. Они обеспечивают самые тонкие действия вплоть до движения пальцев и аппарата речи. Так называемая экстрапирамидная система, обеспечивающая важнейшие двигательные процессы, в целом - и на уровне коры; и в подкорково-стволовых образованиях - уникально, неповторимо для других животных сходна у обезьяны и человека. А это означает, что нигде больше в животном мире, кроме приматов, не найти полноценной модели для изучения как нормальных особенностей, так и расстройств координации движений у человека.

Приматный тип зрительной системы при всем ее уже упоминавшемся сходстве наиболее резко выражен в строении мозговых центров. Нет ясных различий и в сосудистой системе мозга, в его кровоснабжении у высших приматов, включая человека. У других животных капилляры в 2-3 раза меньше, чем у обезьян и человека. Наконец, очень давняя, спорная и интересная проблема - асимметрия больших полушарий мозга, считавшаяся прерогативой только человека (это связано с различными "обязанностями" полушарий в осуществлении высших проявлений интеллекта),- теперь разрешается "в пользу" обезьян: подобная асимметрия обнаружена не только у шимпанзе, но и у резусов.

Разумеется, существуют и важные различия головного мозга человека и даже высших обезьян. При столь удивительном наличии у обезьян "чисто человеческих" полей мозга 44 и 45 и, более того, при почти одинаковой клеточной организации гомологичных участков шимпанзе вместе с тем обладает структурой волокон, обеспечивающих связи коры, значительно более тонкой, чем у человека, и это резкое отличие системы корковых связей отражает более низкий уровень функциональных возможностей, иначе говоря, умственной деятельности антропоидов в сравнении с людьми (последнее показано М. С. Войно). Именно те участки коры, которые связаны с членораздельной речью у человека, имеют наибольшие отличия по сравнению с другими структурами у обезьян, включая высших. Но, повторяю, все это - количественные различия.

В то же время хотелось бы, чтобы читатель помнил: далеко не все признаки сходства мозга обезьян и человека приведены в этой беглой главе, в том числе и функционального сходства, работы отдельных образований коры и глубинных участков. А сходство и здесь велико, как показывает, в частности, сухумский электрофизиолог Т. Г. Урманчеева. Достаточно сказать, что становление компонентов электроэнцефалограммы у обезьян после рождения проходит те же стадии, что и у растущего человека. И это касается многих, очень многих других электрографических характеристик деятельности "высшего органа власти" любого живущего организма.

к оглавлению

Знаете ли Вы, что такое мысленный эксперимент, gedanken experiment?
Это несуществующая практика, потусторонний опыт, воображение того, чего нет на самом деле. Мысленные эксперименты подобны снам наяву. Они рождают чудовищ. В отличие от физического эксперимента, который является опытной проверкой гипотез, "мысленный эксперимент" фокуснически подменяет экспериментальную проверку желаемыми, не проверенными на практике выводами, манипулируя логикообразными построениями, реально нарушающими саму логику путем использования недоказанных посылок в качестве доказанных, то есть путем подмены. Таким образом, основной задачей заявителей "мысленных экспериментов" является обман слушателя или читателя путем замены настоящего физического эксперимента его "куклой" - фиктивными рассуждениями под честное слово без самой физической проверки.
Заполнение физики воображаемыми, "мысленными экспериментами" привело к возникновению абсурдной сюрреалистической, спутанно-запутанной картины мира. Настоящий исследователь должен отличать такие "фантики" от настоящих ценностей.

Релятивисты и позитивисты утверждают, что "мысленный эксперимент" весьма полезный интрумент для проверки теорий (также возникающих в нашем уме) на непротиворечивость. В этом они обманывают людей, так как любая проверка может осуществляться только независимым от объекта проверки источником. Сам заявитель гипотезы не может быть проверкой своего же заявления, так как причина самого этого заявления есть отсутствие видимых для заявителя противоречий в заявлении.

Это мы видим на примере СТО и ОТО, превратившихся в своеобразный вид религии, управляющей наукой и общественным мнением. Никакое количество фактов, противоречащих им, не может преодолеть формулу Эйнштейна: "Если факт не соответствует теории - измените факт" (В другом варианте " - Факт не соответствует теории? - Тем хуже для факта").

Максимально, на что может претендовать "мысленный эксперимент" - это только на внутреннюю непротиворечивость гипотезы в рамках собственной, часто отнюдь не истинной логики заявителя. Соответсвие практике это не проверяет. Настоящая проверка может состояться только в действительном физическом эксперименте.

Эксперимент на то и эксперимент, что он есть не изощрение мысли, а проверка мысли. Непротиворечивая внутри себя мысль не может сама себя проверить. Это доказано Куртом Гёделем.

Понятие "мысленный эксперимент" придумано специально спекулянтами - релятивистами для шулерской подмены реальной проверки мысли на практике (эксперимента) своим "честным словом". Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМАФорум Рыцари теории эфира
Рыцари теории эфира
 14.09.2019 - 18:23: ПЕРСОНАЛИИ - Personalias -> WHO IS WHO - КТО ЕСТЬ КТО - Карим_Хайдаров.
13.09.2019 - 09:08: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> Биологическая безопасность населения - Карим_Хайдаров.
12.09.2019 - 17:47: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА. КОМУ ЭТО НАДО? - Карим_Хайдаров.
12.09.2019 - 16:47: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Вячеслава Осиевского - Карим_Хайдаров.
12.09.2019 - 13:10: ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ - Economy and Finances -> ПРОБЛЕМА КРИМИНАЛИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ - Карим_Хайдаров.
12.09.2019 - 13:03: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.
08.09.2019 - 03:42: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от О.Н. Четвериковой - Карим_Хайдаров.
07.09.2019 - 07:36: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Декларация Академической Свободы - Карим_Хайдаров.
07.09.2019 - 03:18: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> Проблема ГМО - Карим_Хайдаров.
05.09.2019 - 13:33: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> Проблема государственного терроризма - Карим_Хайдаров.
05.09.2019 - 13:31: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Вячеслава Негребы - Карим_Хайдаров.
01.09.2019 - 18:04: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Светланы Вислобоковой - Карим_Хайдаров.
Bourabai Research Institution home page

Bourabai Research - Технологии XXI века Bourabai Research Institution