Все видео: Болдырев, Ли, Навальный...   Антропология и история   Б.С. Миронов   В.И. Бояринцев   А. Проханов  

Борис Сергеевич Миронов

Ура-Путин! Кто толкает Россию к гражданской войне?

Ура-Путин! Кто толкает Россию к гражданской войне?

Автомату Калашникова посвящается

Господин Президент, 2012

Образование

Только и слышишь о развитии малого и среднего бизнеса, как насущной и первейшей потребности страны для создания среднего класса — станового хребта, мощи и крепи России, а в стране ни квалифицированных рабочих, ни уважаемых инженеров. Из средних школ удалили профессионально-технические азы, уроки труда и те канули в прошлое, что уж там вспоминать о преподавании навыков слесарного, столярного, токарного дела. Никто даже не пошевелится поднимать из руин безумно, да нет же, вернее сказать, злоумно, с умыслом порушенную систему профтехобразования, еще с демидовских заводов пестовавшую российских мастеровых, что блоху им подковать, что Царь-пушку в Мотовилихе отлить, да не для куража и шика, как в Москве, а для битвы — 313 раз чугунными ядрами неприятеля крушила…

В технические вузы кто сегодня идет? Судить по баллам ЕГЭ поступающих — сплошь ленивцы-троечники, которым больше некуда податься. Это они-то будут выводить боевые ракеты на гиперзвук?! Это они, вот эти троечники-ленивцы будут созидать станки пятого, да нет, уже шестого поколения?! Это они смогут конкурировать с «Фордом», «Volvo», «Мицубиси»?! Если верить опросу руководителей предприятий, проведенному «Левада-центром», в стране опасно падает качество выпускников вузов. Как заявило более половины опрошенных директоров, ухудшение уровня подготовки молодых специалистов особенно касается выпускников технических вузов. Молодые инженеры зачастую просто не могут понять то, что делали их советские коллеги 1980-х годов. Налицо явное оскудение человеческого капитала в Российской Федерации.

Согласно исследованиям Института проблем переходного периода, если в 1999 году на нехватку квалифицированных кадров жаловались 12 процентов работодателей, то в 2004 — уже 24 процента, а в 2007 году — все 39 процентов. И эта цифра с годами только увеличивается. Из-за утраты квалифицированных кадров падает качество поставляемых за рубеж российских вооружения и военной техники. Это признал и сам Президент Владимир Путин. Да и как не признать, когда одна за другой на глазах всего мира падают с небес наши космические ракеты. Но при этом ничего не делается для улучшения образования, продолжается политика угробления высшей школы, не развивается система ПТУ.

Сотни тысяч молодых, энергичных ребят, счастливо и задорого «откосивших» от армии, торгуют чужим заморским барахлом, с псовой вышколенной дрессировкой стерегут чужое добро и тучные телеса зажравшихся, обнаглевших до беспредела от безнаказанности «хозяев жизни», набираясь лакейского опыта и съедающей зависти к своим работодателям, вместо того, чтобы учиться, набираться опыта в ремесле, становиться мастерами в настоящем деле. Угодничать и лебезить в обществе стало достойнее и уж точно прибыльнее созидания и творчества. Плата клерка, любого офисного крысенка недостижима ни для мастерового, ни для инженера. Не труженик ценен сегодня — холоп. Но вот если случись что, не дай Бог, конечно, и что? Офисная челядь, приказчики из супер- и гипермаркетов, многочисленная дворня абрамовичей, Фридманов, авенов, Вексельбергов, потаниных, керимовых в окопы пойдет? С криком «За Вову!», «За Рому!», «За любимого Димона!» бросятся на танки с ПТУРСом наперевес?!

Настоящий Путин

Краснобайствуем о чудо-оружии, а полуграмотный, полуголодный, замордованный солдатик, если не загнулся от простуды и побоев «стариков», за куцый годок службы автомат с гранатометом толком изучить не может. Переход в 2008 году от двух лет службы до одного года не избавил армию ни от «дедовщины», ни от прочего армейского бардака, из-за которого гибнут солдаты, что маскируется фарисейским ранжиром — «небоевые потери». В 2005 году погибло 662 военнослужащих, в 2006 году — 554, в 2007 -442, в 2008 — 471. 2008 год — последний, когда на официальном сайте Министерства обороны публиковались цифры о «небоевых» погибших. В 2009 году данные о гибели в армии удалось выловить лишь из выступления Главного военного прокурора Сергея Фридинского — 470 человек. В 2010 году данные о гибели военнослужащих (478 человек) дал в своем докладе Генеральный прокурор России Юрий Чайка. Сведения о «небоевой» погибели военнослужащих за 2011 и 2012 годы нигде не публиковались. Цифры «небоевых потерь» в войсках Министерством обороны засекречены.

Долдоним о предстоящем полете российских космонавтов на Марс, а космические корабли, самолеты и вертолеты с ужасающей регулярностью сыпятся на землю. Обещаем технологический прорыв в передовых отраслях, а на дорогах страны сплошь иномарки. Хоть бы один отечественный станок, хоть бы одна доморощенная машина за последние 20 лет. Картошка молодая из Франции, капуста из Таиланда, чеснок из Израиля, помидоры из Соединенных Штатов!.. Ребятишки по-прежнему мрут от голода. Двухлетний голодный малыш собаку сосет. Туберкулез в страну вернулся. Катастрофически не хватает лекарств. Рожать негде — роддома закрываются. Учиться в селах, деревнях, поселках негде — школы закрываются. Денег не хватает. А миллиарды — долларов! — вбухиваются в Олимпиады, в футбольные чемпионаты, в саммиты и фестивали фонтанов!.. Глава «Росагролизинга» Скрынник миллиарды разворовала — министр сельского хозяйства! Министр Голикова миллиарды по карманам рассовала — помощник Президента Путина!..

Как же гнило все в государстве! Но Путин при этом незаменим. И чем дохлее жизнь в стране, тем шире движение в его поддержку. Вот уже Кургинян с Ивашовым взывают к народу, собрав его на Поклонной горе, сплотиться вокруг Путина. «Если не Путин, то кто?!» — риторически для себя вопрошают они истерично. Все равно, что Минин с Пожарским призывали бы русский народ сплотиться вокруг «тушинского вора». Проханов с Душеновым всю свою велеричивость поставили на службу Путину, убеждая нас в том, что именно из Путина прорастает будущее величие России. И ведь внимает им народ. А как не внимать, коли дело дошло до того, что Валентин Распутин, возведенный братьями-писателями в совесть нации, низкопоклонно, правда, за пять миллионов рублей Государственной премии, бьет челом в трибуну Кремлевского Дворца: «Спасибо, Владимир Владимирович, за все, что Вы делаете!». Ну, и далеко ли мы ушли от раскритикованных и высмеянных времен: «Спасибо Вам за Ваш священный подвиг, наш Генеральный секретарь!». «Прошла зима, настало лето, Спасибо Путину за это!».

Распутин, Ивашов, Проханов, Кургинян — слишком серьезные и авторитетные фигуры в российском обществе, это не футбольные фанаты, скупаемые оптом за сто — триста рублей в час орать любые лозунги на любых тусовках, это слишком уважаемые в России люди, чтобы просто так отмахнуться от насаждаемого ими «урапутинизма» впротиву, казалось бы, очевидных дел, творимых Путиным и его камарильей против России, против народов России. Это слишком важно и опасно для России, чтоб можно было отмахнуться и не вникать в декларируемые ими призывы и лозунги. Давайте разбираться с эти новым явлением, имя которому — «ура-путинизм».

Правда про Путина, Медведева,Чубайса, Ельцина. ч.1

Правда про Путина, Медведева,Чубайса, Ельцина. ч.2

Правда про Путина, Медведева,Чубайса, Ельцина. ч.3

Правда про Путина, Медведева,Чубайса, Ельцина. ч.4

Правда про Путина, Медведева,Чубайса, Ельцина. ч.5

Обращение В.В. Квачкова к русскому народу

Ура-путинизм

Игры в «ура-путинизм» не так безобидны, чтоб определять их в параметрах чьих-то симпатий или антипатий, а уж тем гаже оправдывать пониманием чьих-то шкурных интересов, мол, человек, как известно, слаб, одному театр надо поднимать, другому газету делать, третьему просто на старости лет пожить сытнее хочется… Слишком велики ставки, чтоб позволить себе роскошь всепрощения, и то, что вчера еще могло оправданно сойти за человеческую слабость, сегодня уже иначе, как национальное предательство, как государственная измена определять не дозволено. Ведь именно сейчас, да, без малейшего преувеличения, именно сей час, вот в эти наши с вами годы, в эти нынешние сегодняшние дни решается вопрос быть или не быть России, быть или не быть русскому народу, а равно с ним другим коренным народам России, хозяевами своей отеческой многострадальной земли.

Всмотритесь пристальнее в реальности сегодняшнего дня, когда мы практически уже все потеряли. Официальная цифра: 95 процентов российского крупного производства находится в руках иностранного капитала. У нас уже нет ни легкой, ни тяжелой промышленности, нет ни авиапрома, ни автопрома, ни станкостроения. Ездим на чужеземных машинах. Летаем на чужеземных бортах. Одеваемся в чужеродное барахло. Едим чужеродные продукты. Чеснок с морковью из Израиля завозим! А все свое распродаем. Нефть, газ, металл, электроэнергию. На Украину в сутки гоним 110 миллионов кубометров газа. Через Белоруссию объем транзита вырос с 50 до 117 миллионов кубометров в сутки. По газопроводу «Голубой поток» через Турцию объемы перекачки возросли с 35 до 48 миллионов кубометров газа в сутки. Заместитель председателя Совета директоров РАО «ЕЭС» Леонид Драчевский еще в 2007 году вел переговоры с Китаем о поставке им 60 миллиардов (!) киловатт-часов электроэнергии.

Электростанции распродали! Рассказывает Сергей Георгиевич Ганичев, подполковник милиции в отставке: «В моем родном Среднеуральске стратегическая для России электростанция — Среднеуральская ГРЭС, питающая энергией и теплом половину Екатеринбурга, третьего по значению центра России, продана итальянской компании «Италиано энержи». Над проходной СУГРЭС — градообразующего предприятия Среднеуральска — не только эмблема иностранной компании, над ней гордо развивается флаг чужого государства! Известно, что миллиардер-олигарх и мировой коррупционер Берлускони — лучший друг правительства России. Кстати, самой России другие страны не продают свои стратегические объекты в энергетике. Как ни просят, как ни возмущаются, как ни задабривают покупатели из России, им вежливо дают под зад. И вот новая волна приватизации. Последнее допродаем. И уже не возмущаемся тому. Смирились. Руки опустили».

«Я предчувствую, — говорил Доминик Рикарди, — что весьма скоро наступит момент, когда русское правительство наберется смелости напрямую спросить у Запада: «Чего вы еще от нас хотите? Мы сделали все, что вы хотели. Мы утвердили здесь ваши «либеральные ценности». Наша экономика — в ваших руках. Наш народ остался без работы и без будущего. Мы — ваши неплатежеспособные рабы. Наше дальнейшее существование целиком зависит от вашей милости и от ваших продуктовых подачек. Так чем вы еще недовольны? Чего вы еще требуете от нас?». И тогда Запад впервые скажет свое заветное слово: «Умрите!». И это будет последнее требование к народам России… И это слово будет произнесено не с ненавистью фанатика, а с холодным расчетом диккенсовского «дядюшки Скруджа», уже успевшего забыть о существовании своей очередной жертвы и бесстрастно подсчитывающего в уме свои будущие барыши.».

Кто такой Доминик Рикарди? Известный канадский писатель, эссеист, футуролог и популяризатор науки. Родился в 1946 году в семье иммигрантов. Многие годы провел в одиночестве на канадском севере, в провинции Квебек, а также на севере Аляски, изучая последствия техногенного влияния на экосистемы. Полиглот — свободно говорит на шести языках, в том числе по-русски. Один из «отцов-основателей» «Движения Культурной Альтернативы» (Mouvement d/Alternative Culturell). Практически все предыдущие прогнозы Доминика сбывались с удивительной точностью. Многие называют его «квебекским Нострадамусом»: именно он предсказал в 70-е годы высокую вероятность возникновения катастрофического по своим последствиям стабильного циклона в Тихом океане, — который впоследствии назван «феноменом Эль-Ниньо», именно он во время «Уотергейтского скандала» назвал точную дату отставки американского президента Никсона, — с точностью до одного дня! В середине 80-х предсказал разрушение Берлинской стены и распад Югославской Федерации, агрессию Афганистана и нападение НАТО на Ирак. И, наконец, никто иной, как он, в самом начале 1987-го года предсказал развал Советского Союза к середине 1991-го, то есть за четыре с половиной года до реального события!

«Политическое и экономическое влияние современной России неуклонно ослабевает, — констатирует Доминик Рикарди. — Высшие эшелоны власти поражены повальной коррупцией. В отношении коррумпированности бюрократии Россия уступает, кажется, только Нигерии, где эта болезнь еще более вопиюща. Этот процесс разложения российской законодательной и исполнительной системы будет продолжаться и дальше, пока не достигнет своего максимума и «точки бифуркации», после которой тотальный распад всей государственной машины станет неизбежным».

Я не хочу никого пугать и сам пугаться не намерен. Но, когда я впервые прочитал предвидения будущего России у Доминика Рикарди, и отмахнулся от них, как, может быть, сейчас отмахнутся многие, читающие эти строки: «Да будет вам кликушествовать!», то тут же поймал себя на мысли, что подобное уже было со мной. «Да будет кликушествовать!» я уже кому-то говорил. Мне кто-то что-то, аяв ответ… Вспомнил. Павел Субботин — работали вместе в Совете Министров СССР. В году 1988-м он как-то стал рисовать мне жуткую картину грядущего развала СССР. Восемьдесят восьмой год.

Да я просто не захотел верить ему: «Да будет тебе кликушествовать!». Был ли Павел провидцем, или просто имел доступ к определенной информации, или к носителям этой информации, или просто владел блестящим аналитическим умом, — не знаю. Больше мы к этому разговору не возвращались, потом я ушел делать «Российскую газету» и наши пути разошлись. Вот почему я не стал и вам не советую легко и просто отмахнуться от сказанного провидцем. Тем более, что сам Доминик Рикарди счел необходимым подчеркнуть: «Я ведь отнюдь не фаталист, и жизнь постепенно научила меня одной парадоксальной истине: будущее можно успешно прогнозировать не только для того, чтобы в последствии сказать себе: «Ах, какой я молодец! Ах, как я точно все предсказал!», но и затем, чтобы его, это будущее, если оно нежелательно, можно было бы попытаться предотвратить, — тем самым девальвировав собственный прогноз и значит, как «пророк», оставшись в дураках! Наша вселенная не фаталистична, а вариантна. Будущее — оно как дерево, состоящее из одного ствола и многих ветвей: оно имеет не только основной прогноз, но и различные второстепенные варианты; но чтобы осуществиться вариантам, а не основному прогнозу, нужны большие и сознательные усилия с нашей стороны. Вам, русским, нужно сегодня приложить усилия к тому, чтобы мои прогнозы (которые, замечу в скобках, как правило сбываются) на этот раз не сбылись! Великая Россия с ее огромной территорией и 130-ю коренными этносами, лично мне очень дорога как культурное и историческое пространство, и я не хочу, чтобы с Россией случилось то-то непоправимое! Помоги вам Бог добиться того, чтобы мои прогнозы не сбылись никогда!». Эти слова провидца как раз то, что должно побороть нашу пассивность, наш страх перед властью, нашу апатию.

Вышедший сегодня на политическую авансцену «урапутинизм» страшен тем, что он отнимает время и силы для борьбы с путинским режимом, уверенно разрушающим суверенитет и крепость России. Творцы «ура-путинизма», мобилизовавшие в подхватные Ивашова, Проханова, Кургиняна, Душенова, Федорова, Сажи Умалатову… они же и создатели «Единой России», они же и создатели «Народного фронта», призванного ныне заменить испаскудившуюся «Единую Россию». Это как корабль, мощно и уверенно идущий заданным курсом. Музыка играет и рестораны на борту потчуют публику. Сознающие же трагизм маршрута никак не могут поднять пассажиров против капитана с его командой, которые время от времени то тряпки на флагштоке новые вывешивают, то борта перекрашивают, то название корабля меняют, то экипаж перетасовывают, чтобы тешить пассажиров «переменами». Корабль же как шел, так и продолжает строго идти изначально заложенным курсом. Разваливал науку и образование Фурсенко. Убрали. Пришел на его место Ливанов. Продолжает дело Фурсенко. Гробил здравоохранение Зурабов. Ушел. Пришла на его место Голикова. И что? Дело Зурабова по разрушению отечественного здравоохранения живет и побеждает. Так может дело не в боцманах и матросах, а в капитане? Да только критики режима, готовые рьяно рвать на куски Зурабовых, голиковых, набиуллиных, сердюковых, почему-то вопят при этом: «Путин незаменим!». Давайте разбираться.

Биография

Биография Владимира Владимировича Путина (именно так, всякий раз с развернутым именем-отчеством при упоминании фамилии Президента приучают нас называть Путина подобострастные чиновники и журналисты, желая не просто услужить фавориту, но и придать этой стертой, бесцветной фигурке солидности и веса) проста и неинтересна, биография Путина скучна своей заурядностью, несмотря на ошеломительно стремительный взлет его к вершинам власти, фантастическое превращение из никого махом во все — к президентству, к владычеству над великой Россией, а, значит, в один ряд с Иоанном Васильевичем, Петром Великим, Великой Екатериной… но вот что поделаешь — неинтересен, ни поступка за ним, ни проступка, ни порыва, ни срыва, одним словом штамповка: школа, вуз, служба, и по службе рутинно без взлетов и падений сначала невзрачный карьерный путь от лейтенанта до подполковника, а потом служба в помощниках от проходимца-краснобая Собчака к всемирно известному пройдохе Бородину, от вора Бородина к знаменитому своей серостью главе Администрации Президента Юмашеву, — для всех них Путин оказался хорош, для всех пригож, при всех них хоть и одинаково вороватых, одинаково циничных, одинаково подонистых и одинаково противных русскому человеку, и все же таких разных по характеру, натуре, дури, Путин преуспел в карьере, и, наконец, получил самостоятельную должность — директора ФСБ — уже рекомендован был, аттестован Ельцину как свой, и взят последним под пригляд, и «ндраву» Ельцина пришедшийся в самый раз, и на премьерстве в преданности самому, его родным, и близким — «Семье» — обкатан. Так был испечен преемник страшного разрушителя России Ельцина.

Вот ведь какие коллизии, интриги, сюжеты, повороты, навороты, так почему же все-таки неинтересен? А кому интересна кукла, если видишь лохматую руку кукловода, того, на чьи пальцы кукла напялена.

Путин Вор и Жулик, Золотой Миллиард и Компромат на Путина

Но если так неинтересен Путин, чего же тогда браться, да еще с карандашом в руках вчитываться в его биографию? Только для одного, чтобы не оставалось у русских людей возможности говорить сейчас: «но вот же есть надежда.», а потом, чуть позже: «мы же не знали, нам никто не сказал, мы надеялись…» Именно говорить, потому что, положа руку на сердце, скажите, найдется хоть один идиот, искренне связывающий чаяния спасения России от удушающего ее жидовского ига с этим хоть и пятидесяти лет без малого, а все еще хорошо сохранившимся мальчиком в мальчиках на побегушках, пешкой поставленным на политическую доску, хоть и проведенный в фигуры, но не прошедший, не пробившийся, не завоевавший, не захвативший господство на игральном поле, а именно проведенный туда, и той же рукой, что проведен был в фигуры, в любой момент может быть ею смахнут, небрежно сброшен, ведь не та власть, что дают, а та власть, что берут. Так вот нет таких думцев среди здравомыслящих людей, а те миллионы, что несмотря на откровенно продолжающийся раззор России, по-прежнему кликушествуют «Путин — наш президент», они, за малым исключением карьеристов, мечтающих на подлаживании под Путина сделать свой гешефт, в массе своей хорошо понимают, что на самом деле представляет из себя Путин, но умышленно искажают действительное до желаемого только для одного, чтобы как-то прикрыть, оправдать, заслонить свой страх. Ведь признать, что Путин продолжает начатую до него сначала Горбачевым, потом Ельциным политику свода под корень русской нации, значит сознавать, что настало время, пробил час поднимать национальное восстание, а это страшно, — спокойнее, безопаснее внушить себе, что Путин и есть защитник земли русской, народа русского спаситель и охранитель, будущий герой будущего Ивана Мартоса, от имени благодарной России отлившего памятник Минину с Пожарским. Для того и конспектирую биографию Путина, чтобы обнажить обман и лишить самообмана. И еще одна причина зачем это пишу: уже одним тем оправдано, чтоб мои дети, а больше внуки, правнуки знали — их дед не был ни дураком, ни трусом, а кем другим еще могут быть те, кто сегодня молчит, когда царствует Путин с ему подобными. Про нас ведь потомки, оправданно! станут крутить пальцем у виска: как мы могли такое не видеть, о том молчать, тому не противиться.

//__ * * * __//

Мария Ивановна Путина родила Володю, когда ей было уже за сорок, вымолила желанного, она родила его, пережив потерю двух сыновей, старших братьев Володи, один умер в младенчестве, другой — в блокадном Ленинграде от дифтерии. Понятно, что Володя был для родителей светом в окошке. «Они делали для него все, что могли, — рассказывает жена Путина Людмила. — Больше, чем они сделали для него, никто бы не смог сделать. Они всю свою жизнь вложили в него».

На фотографии 1968 года Мария Ивановна небольшого росточка, сухонькая, скромная, милая, но изработанная! даже на фотографии чувствуется ее усталость. Об этом говорит и Вера Дмитриевна Гуревич, классный руководитель Путина: «Володина мама была очень мягким человеком, доброжелательным, безотказным, сама доброта. Лишь бы Володя был сыт, накормлен… Она проработала всю жизнь. И дворником, и ночью товар в булочной принимала, и в лаборатории пробирочки мыла. Даже, по-моему, в комиссионном магазине была одно время сторожем». Она еще в больнице сестричкой работала, Гуревич забыла об этом сказать. На фотографии в книге Путина «От первого лица» мать как раз среди персонала больницы снята, встала скромненько, стеснительно, с самого краю. Бросаются в глаза ее руки, натруженные, сухие, узловатые.

Хорошие, видать, родители были у Володи. Простые, славные, работящие. А сам-то Володя каков? Школу закончил, в университет поступил, спортом занимается, мастер спорта по самбо, мастер спорта по дзю-до…

Официальное заявление ПДС НПСР:
ВЫБОРЫ ПУТИНА НЕЗАКОННЫ!!!

«— Стипендии хватало на жизнь?

— Не хватало.

Так получилось, что первое время я сидел на шее у родителей. Студент, денег нет. Вот, допустим, в стройотряде зарабатывали тогда много. А толку-то? Съездил я в стройотряд.

В Коми рубили просеку под ЛЭП, ремонтировали дома. Закончили работу, выдали нам пачку денег, где-то тысячу, что ли, рублей. Машина в то время стоила три с половиной — четыре тысячи. А мы за полтора месяца по тысяче получали! Так что деньги немаленькие. Просто огромные, честно говоря.

Итак, получили деньги. Надо же что-то с ними делать.».

Просто цитировать дальше путинские откровения в книге «От первого лица» невозможно. Как промолчишь, когда мать вкалывает как проклятая, берется за любую самую тяжкую, самую грязную работу: сторожить, пробирки мыть, «утки» носить, лишь бы Вовочка был сыт, одет, обут. И Вовочка понимает, что он здоровый, сытый, тренированный сидит на шее у родителей, сам пишет, никто за язык не тянет: «сидел на шее у родителей». И вот он едет в строительный отряд, и зарабатывает там немалые, да просто громадные для семьи деньги — молодец! только чего же ты задаешься вопросом что с ними делать, — матери вези! Ей в сторожах да на горшках в больнице таких денег в год не заработать. Порадуй мать, осчастливь ее! А он? Ни денег матери, ни подарка. Пусть дальше сам говорит, комментировать это и вовсе противно.

«Я с двумя приятелями, не заезжая в Ленинград, поехал в Гагры на отдых.

Приехали. В первый раз напились портвейна, заели его шашлыками и стали думать, что же делать дальше. Куда идти ночевать? Где-то, наверное, были какие-то отели, но мы о них и не мечтали. И уже поздним вечером поселились в частном секторе, какая-то бабка нас подобрала.

Несколько дней мы купались, загорали. Хорошо отдыхали. Потом стало ясно, что придется как-то выбираться оттуда и домой ехать. А деньги, надо признаться, уже на исходе… Посмотрели мы в своих карманах — остались совсем гроши.».

Или врет Путин напропалую или с памятью у разведчика совсем худо. Кто ж поверит ему, чтоб в те годы можно было за несколько дней просадить три тысячи рублей, да кутить их не прокутить. Койка тогда у частника стоила рубль в сутки. Рубль! Три рубля на троих. А у них три тысячи на троих. И за несколько дней остались совсем гроши?.. Ладно, чего нам чужие деньги в чужих карманах считать, которых там уже нет… Встречай, мама, дорогого гостя с юга, отдохнувшего, загоревшего, подпрягайся, мать, еще на одну работу — корми, одевай, обувай, а он тебе про Гагры расскажет, как там хорошо, тепло, сытно.

Но может не стоит так строго парня судить, ведь совсем еще мальчишка, двадцать лет, в армии не служил, кому-то в его возрасте страсть как мороженого хочется, ему вот Гагр захотелось. Но ведь с тех пор сколько лет прошло, целая жизнь, мальчонка давно вырос, офицером стал, мужем, отцом, министром, премьером гигантской страны, в Президенты собрался, это ведь в разгар президентской выборной кампании он надиктовал свою книгу «От первого лица», — но так ничего и не понял Володечка Путин, ни нотки раскаяния, ни нотки отчаяния, ни повиниться перед матерью, ни покаяться перед ней даже после ее смерти. Не понял он всей мерзости своего поступка, и не дано ему понять, потому что всю дальнейшую жизнь он оставался жутким эгоистом, тем и страшен ставший Президентом Путин, что все его мышление, вся его забота лишь о своем животе, своем личном благополучии, своем удовольствии. В пример читаем дальше Путина, никто уже не обнажит всю гнусь его натуры лучше его самого.

«Как-то маме вместо сдачи в столовой дали лотерейный билет, и она выиграла «запорожец». Я тогда учился на третьем, кажется, курсе.

Долго думали, что с этой машиной делать. Жили мы скромно. С деньгами в семье было туго, и решиться в этих условиях отдать мне машину казалось абсолютным безумием.

Ведь можно было продать ее, деньги получить — три с половиной тысячи, не меньше. Можно было бы хорошо подправить семейный бюджет, но родители решили меня побаловать. Отдали «Запорожец» сыночку, и он на нем благополучно рассекал». («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр.34).

В это трудно поверить, в это просто невозможно поверить, но, забегая вперед, сейчас это очень кстати, приведу тот основной довод, который сам Путин дает в объяснение того, почему ему не нравилась работа в Комитете государственной безопасности, а она ему не нравилась, он сам того не скрывает, так вот причина в том, что Комитет, по признанию самого Путина, ограничивал его в... удовольствиях: в ресторан нельзя было сходить! Покутить купчишке не давали! Цитирую ответ Путина на вопрос почему он пошел директором ФСБ: «Потянуло обратно в органы?».

— Не потянуло, — откровенно признает Путин. — Меня не то что не спросили: хотите — не хотите, а даже не намекнули, что может быть такое назначение. Просто президент подписал указ…

Не могу сказать, что обрадовался. У меня не было желания второй раз входить в одну и ту же воду.

Понимаете, все-таки в военнизированных организациях очень тяжелая служба. Я помню: подходишь к зданию КГБ, где работал, и тебя как будто к току подключают. Не знаю, может быть, только у меня так, но думаю, что и у подавляющего большинства. Человек живет там в постоянном внутреннем напряжении. Бумажки все секретные, то нельзя, это нельзя.

Да в ресторан нельзя было сходить!.. Потом, если ты сотрудник разведки, то всегда являешься объектом потенциальной проверки. Что-то там выясняют про тебя. Может быть, и не так часто это происходит, но приятного все равно мало. А совещания каждую неделю! А план работы на день! Зря смеетесь. Там тетрадка есть с грифом «Секретно». В пятницу пришел, открываешь, пишешь план работы на неделю — прямо по дням. Причем каждый день расписываешь по часам.

Были начальник отделения, начальник отдела. Открывают план: что сделано за неделю? И начинаешь отчитываться, почему что-то не сделано. Объясняешь: это крупномасштабное дело, его так сразу не сделаешь. Зачем же, говорят, тогда пишешь в план, пиши то, что можешь сделать. Я это рассказываю, чтобы объяснить, что такое служба. Конечно, все это подавляет.

И вот вхожу в кабинет директора ФСБ, меня встречает Николай Ковалев, мой предшественник в этой должности. Открывает сейф и говорит: «Здесь у меня — секретная тетрадь. Здесь — патроны». А я с тоской смотрю на все это».

Настроение мужа подтверждает Людмила Путина: «Пожалуй, единственное назначение Володи, которое обсуждалось в семье, — это на пост премьер-министра. По поводу же ФСБ, я помню, мы говорили месяца за три до назначения, и он сказал, что ни в коем случае не согласится. Мы гуляли в Архангельском и говорили о его работе, и он тогда сказал, что вот куда бы ему точно не хотелось, так это в ФСБ».

Таков вот патриотизм Президента Путина, таково его рвение служить Отечеству. Так удивительно ли, что все «боевые» заслуги Путина на посту директора Федеральной службы безопасности свелись к разгрому Федеральной службы безопасности. Вот профессиональная оценка его деятельности Генеральным прокурором Российской Федерации: «Путин, находясь в свое время во главе ФСБ, постарался особо — расформировал самые опасные для всякого суперкрупного ворюги управления — экономической контрразведки и контрразведывательного обеспечения стратегических объектов. Первое раскручивало все самые громкие экономические дела последних лет, второе — не давало, чтобы предприятия, составляющие славу России, позволяющие ей защищаться, не уходили за бесценок в руки иностранцев. Теперь этих управлений нет. Похоже, что шеф ФСБ — теперь уже бывший, — исполнял чей-то заказ. Чей?» (Юрий Скуратов «Вариант дракона», М., 2000, стр. 181). Зато ни у кого не вызывает сомнения, что разгон Путиным еще одного, самого боевого Управления по разработке и пресечению деятельности преступных группировок (УРПО), самого мощного, а, возможно, и последнего оплота ФСБ в борьбе с организованной преступностью, был исполнен по заказу и личному сценарию Бориса Березовского. Автора и исполнителя столь грандиозного по масштабам и последствиям террористического акта в стенах ФСБ, как писала тогда пресса, можно заслуженно осыпать сразу всеми наградами типа «Почетный сотрудник ЦРУ», «За службу в Моссаде», «Отличник BND». Были ли подобные награды и как их делили между собой Березовский с Путиным, нам, к сожалению, неведомо. И еще чем памятно директорство Путина в ФСБ — участием Владимира Владимировича в знаменитой на весь мир афере, видеоспектакле под названием «Утехи обнаженного мужчины, похожего на Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Скуратова», когда в нарушение всех писаных законов и неписанных моральных устоев по «материалам» проверки ФСБ, возглавляемого Путиным, заместитель прокурора Москвы Росинский глубокой ночью, не поставив в известность даже своего непосредственного начальника столичного прокурора Герасимова, возбуждает уголовное дело против Генерального прокурора страны Юрия Скуратова по ст. 285, часть 1 УК РФ (злоупотребление служебным положением).

Вот рассказ самого Юрия Скуратова о заглавной роли Путина в постыдном спектакле: «В палате-кабинете Президента находились трое: сам Ельцин, Примаков — тогдашний премьер Правительства и Путин — в то время директор Федеральной службы безопасности и секретарь Совбеза… Лицом ко мне сидел Примаков, по другую сторону стола, как-то странно съежившись и натянув пиджак на сухой спине так, что были видны острые лопатки — Путин.

— Мы провели экспертизу, Борис Николаевич, — сказал он Президенту, — кассета подлинная.

Путин был, конечно, в курсе всех шантажных дел и вообще в курсе игры, которую вела «семья», держа соответственно равнение на кремлевский холм.

Сотрудники ФСБ готовили нужные бумаги, готовили поспешно и неквалифицированно. Например, подготовили справку по уголовным делам, что ведет Генпрокуратура по Егиазаряну, подготовили заключение по кассете, другие бумаги по поручениям, данным директором ФСБ Путиным 4 апреля. А потом кто-то из сотрудников поопытнее обратил внимание на дату и схватился за голову: ведь так быть не должно! Это же идет вразрез с законом! И даты под всеми поручениями были переправлены на 1 апреля. Бумаги даже перепечатывать не стали, поленились. Все это было выяснено на следствии.

В общем ясно, что справки появились позже возбужденного дела и указания об их подготовке давались Путиным позднее.

Это любой юрист, увы, классифицирует как подлог, как фальсификацию, как деяние уголовно наказуемое» (Юрий Скуратов «Вариант дракона», М., 2000, стр. 184).

Можно как угодно называть, и переборщить тут сложно, гнусную, позорную, подлую роль Путина в фальшивом и грязном спектакле, потому что в конце-концов следствие вынуждено было прийти к выводу, что пленка фальшива, как не давили на экспертов, и эксперты сами понимали, что идут против самого Президента, а все равно показали эксперты, что и на звуковой записи, и на видеопленке признаки склеивания и монтажа, что было неоднократное копирование, что нарушена непрерывность звуковой фонограммы, имеют место элементарные вырезки, а затем склейки из отдельных слов, — словом, грязная и грубая стряпня! — зато именуемый ныне уважаемым Президентом России Владимир Владимирович Путин тогда успешно сдал последний и самый серьезный экзамен на преемственность Ельцину — собачью преданность «семье», на кого укажут, того и рвать будет. На все готовый пойти, кем угодно готовый предстать — «семья» такого искала, «семья» такого нашла.

Запоздалыми раскатами неуслышанного набата звучат теперь слова Генерального прокурора России, смещенного Путиным во услужение преступным интересам:

«Ныне я пришел к выводу, что обычными правовыми средствами ни оргпреступность, ни коррупцию в России не победить — справиться с ними может только власть — обладая государственной властью, можно этих гадин раздавить.

Лишь власть способна решить, быть в России правовому государству или нет. Но если власть сама завязана на преступлениях, как это было при Ельцине, то стать нам правовым государством она не даст никогда.

А власть перехватывают преемники Бориса Николаевича Ельцина, те самые, кто пренебрегает законом, хозяйничает в Кремле, как у себя на кухне, причастен к фабрикациям, к травле неугодных, к информационной лжи, к грязным технологиям выборов…

Режим становится все более и более криминальным.

Отечество в опасности!».

//__ * * * __//

Низость Путина, как и его животное мышление. — все во имя себя, все во имя своего живота, — это у Путина от комплекса неполноценности, от сознания себя неудачником, ведь он на самом деле неудачник: служба не задалась, не любима была им, в тягость, мечтал о работе в Западной Германии, послали в Восточную, и даже не в Берлин, а в провинциальный Дрезден, и был он одним из тысяч советских чекистов, работавших тогда там, и дослужился лишь до подполковника, и долгие годы шестерил в помощниках, да еще у таких как Собчак, Бородин, Юмашев. Но это было, а теперь — Президент, да еще всея Руси! Так может с масштабом дел и заоблачностью положения и масштаб мышления под стать, от собственного пупка — к государству? Увы, в его Администрации мошенник на мошеннике, правительство и вовсе не правительство, а сборная команда грабителей России, банда ее пожирателей. Страна в раззоре, как после мора и войны, а президент хлопочет о личном катере, о дворце. Судостроительный завод «Северная верфь» (Санкт-Петербург) построил личный катер для Владимира Путина 27,5 метра в длину и 6,5 метра в ширину, водоизмещением в 85 тонн и скоростью хода — в 25 узлов. Само собой — современнейшие средства связи и навигации. Ну и как без роскоши: для верхней палубы редкой породы ценнейший тик. То, что дорог и красив тик — полдела, главное — повторить палубу «Штандарта», яхты последнего российского царя.

И для работы, и для отдыха было что выбрать Путину из десятка прекраснейших резиденций: поближе к Москве это «Русь» в Завидово Тверской области, «Горки-9» в ближнем Подмосковье, «АБЦ» в самой Москве, чуть дальше — «Валдай» на Новгородчине, «Волжский утес» в Самарской области, «Тантал» — в Саратовской, на юге — «Бочаров ручей» (Сочи, Краснодарский край), если там будет очень жарко и захочется что-нибудь попрохладнее, в Карелии всегда ждет новоиспеченная «Шуйская Чупа», под Иркутском - «Ангарские хутора», в Красноярском крае — «Сосны». Такому обильному роскошному выбору может позавидовать президент любой страны, даже Соединенных Штатов. Американскому президенту определили одну государственную резиденцию и решили, что этого ему достаточно. Хотя валовый годовой продукт США — один триллион 827,5 миллиарда долларов., а у нас 200 миллиардов долларов еле-еле наскребется Но Путину мало доставшихся ему в наследство дворцов. Уже утверждены генеральные проектировщики Константиновского дворца, что на Неве. По сведениям «Московских новостей» (№ 28, 2001 год) управляющий делами президента Владимир Кожин уже и сумму назвал: как минимум в 170 миллионов долларов обойдется государственной казне еще один президентский домик. Плюс комплекс домов на Крестовском острове, плюс «президентский» ремонт особняка в центре Санкт-Петербурга, где при Советах был Ленинградский дворец бракосочетания, до революции — великокняжеский дворец, а ныне — резиденция полпреда Президента в Северо-Западном федеральном округе. Так что не масштаб дел изменился у Путина, у него изменились масштабы собственного пупка.

То, что Путин не изменился в своем мышлении, в своих привычках, нравах, взглядах, это страшно, это очень страшно, потому что по натуре своей Путин трус, предатель и сам не скрывает того, не стесняется того, не бежит от того даже в своих воспоминаниях, — для него это нормально, для него это как само собой разумеющееся.

«Почему я позднее отказался от работы в центральном аппарате в Москве?.. Я уже понимал, что будущего у этой системы нет. У страны нет будущего. А сидеть внутри системы и ждать ее распада…

Короче, когда в январе 1990 года мы вернулись из Германии, я еще оставался в органах, но потихоньку начал думать о запасном аэродроме. У меня было двое детей, и я не мог все бросить и пойти неизвестно куда.

Я с удовольствием пошел «под крышу» Ленинградского государственного университета в расчете написать кандидатскую, посмотреть, как там и что, и, может быть, остаться работать в ЛГУ. Так в 90-м я стал помощником ректора университета по международным связям» («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр.75–77).

1990-й. Путину 38 лет. Он молод, тренирован, образован. Подполковник Комитета государственной безопасности. И он, тридцати восьмилетний подполковник государственной безопасности, сознавая весь трагизм положения страны, которой присягал на верность, которую клялся хранить как зеницу ока, защищать до последней капли крови, как крыса, почуяв опасность, бежит с боевого поста, и, не стыдясь того, таки пишет «потихоньку начал думать о запасном аэродроме», не думать о том, как и что делать, чтобы спасти страну от развала, он начал, вы только вслушайтесь в признание кадрового офицера госбезопасности «потихоньку начал думать о запасном аэродроме». Не идея, не верность Присяге ведут офицера Путина, а животная жажда жить. И это не разовая слабость, не случайный отступ, которого человек стыдится потом всю жизнь, нет же, вот он ушел, удрал, пристроился неплохо в ЛГУ, но здесь не задержался, переметнулся туда, где еще сытнее, теплее, уютнее, престижнее, карьернее — в помощники председателя Ленсовета Собчака, а мыслишки нехорошие и здесь покоя

Путину не дают: на ту ли лошадку поставил, не промахнулся ли? Вот он стриптиз путинской подлости: «Это был 90-й год: еще не развалился СССР, еще не было августовского путча, то есть окончательной ясности в том, куда пойдет страна, еще не было. Собчак, безусловно, был ярким человеком и видным политическим деятелем, но связывать с ним свое будущее было достаточно рискованно. Все могло просто в один момент развернуться» («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр.82–83).

//__ * * * __//

Умело и ловко навязали нам ошибочное впечатление, что верный чекистской привычке ни дел своих, ни имени своего не высвечивать, Путин, хоть и занимал высокие публичные посты в мэрии Санкт-Петербурга, в Управлении делами Президента, в Администрации Президента, тем не менее оставался в тени мало кому известным вплоть до последней минуты, когда Президент России Ельцин, перебравший и опробовавший на зуб с десяток своих преемников, тут и Немцов, и Шумейко, и Черномырдин, и Степашин, и Примаков, и Кириенко, остановил свой выбор на Путине и громогласно известил страну о том. Однако в кругах сведущих, по должности обязанных знать, Путин был не просто широко известен, он был именит. В декабре 1995 года появилось беспрецедентное совместное распоряжение Генерального прокурора России Юрия Скуратова и двух российских силовых министров Михаила Бapсуковa и Анатолия Куликова «О создании межведомственной оперативно-следственной группы для расследования факта получения взятокдолжностными лицами мэрии Санкт-Петербурга». Следственную группу возглавил заместитель начальника следственного управления Генпрокуратуры Российской Федерации Леонид Прошкин, один из самых известных российских «важняков» — следователей по особо важным делам, что говорило о серьезности намерений следственных органов разобраться, наконец, с питерскими коррупционерами. Менее чем за год работы следственная бригада выдала на-гора несколько десятков томов уголовного дела № 18/238278-95, материалы которого со всей очевидностью доказывали коррумпированность работников питерской мэрии. Из-за масштабности воровства чисто путинского детища, — «придворной» строительной корпорации «XX Трест», очень схожей по методам работы с кремлевским «Мабетексом», — следственный комитет МВД России и 2-ой отдел ГУВД Санкт-Петербурга возбудили «персональное» уголовное дело № 144128. По личным указаниям мэра Санкт-Петербурга Собчака и его заместителей Путина, Кудрина (назначенного ныне Путиным министром финансов и заместителем Председателя Правительства), Маневича (застрелен в 1998 году) «ХХТрест» получил более 23 миллиардов рублей льготных кредитов и ссуд. На нужды города из этих гигантских средств потрачено не больше миллиарда. Остальное питерские чиновники разворовали, в том числе на приобретение недвижимости в России и за рубежом. Это тогда «ХХТрест» обзавелся в живописном испанском местечке Торревьеха роскошным гостиничным комплексом с экзотическим названием «Ла Палама», за одну проектносметную документацию которого выложил почти полмиллиона долларов. Это тогда у скромного чиновника Путина в престижном Приозерском районе Ленинградской области появилась дача с участком в гектар, солидный двухэтажный дом с комплексом хозяйственных построек прямо на берегу живописного озера Комсомольское. А когда здесь случился пожар из-за неисправности электропроводки в сауне, восстанавливать путинское хозяйство были призваны высококлассные специалисты из Финляндии. На месте путинского имения раньше находилось около десятка частных жилых домов. Конечно же никому не хотелось покидать обжитые благодатные места, но их вынудили «очистить территорию» на побережье. Подробно с документами и фотографиями о «путинском» деле № 144128 рассказала «Новая газета» (№ 11, 23–26 марта 2000 года). А в ноябре 2000 года в газете «Strinqer», издаваемой бывшим руководителем службы охраны Президента А. В. Коржаковым, появился прелюбопытный документ «Справка в отношении Путина В. В.». Из недр каких спецслужб появился на свет этот документ, газета не уточняет, но то, что от спецслужб, и стиль, и манера исполнения «справки» сомнений не вызывают. Машинистка, набиравшая основной текст, вместо имени оставляла пробелы. Имя Путина В. В. было впечатано позже на механической пишмашинке.

«По мнению многих людей, близко знавших Путина, — констатируют авторы записки, — стремление последнего к личному обогащению и отсутствие моральных барьеров проявились в самом начале его карьеры. Он участвовал в приватизации в частности:

— БМП — Балтийского морского пароходства. Контроль за БМП позволил организовать продажу российских судов по заниженным ценам, при этом все действия осуществлялись через криминального авторитета Трабера И. И.;

— завода крепких спиртных напитков «Самтрест» (через криминального авторитета Мирилашвили М. М. — «Миша Кутаисский»);

— гостиницы «Астория».

Осенью 1998 года в Санкт-Петербурге был проведен тендер по продаже 40 % пакета акций гостиницы «Астория». Путин попытался увеличить свою долю акций в компании, владеющей гостиницей, победив на указанном тендере. Это ему сделать не удалось, акции достались директору завода по производству спиртных напитков «A.F.B. - 2» Сабадажу А. В. Путин пригрозил Сабадажу А. В., что разгромит завод и расправится с его хозяином. В конце 1998 года между сторонами был достигнут компромисс: Сабадаж заплатил Путину «отступные» (около 800 тыс. долларов США).

При приватизации (с участием Путина) 11 канала телевидения Санкт-Петербурга и продаже его каналу «Русское видео» был нарушен закон о приватизации. По данному факту в отношении «Русского видео» возбуждено уголовное дело, которое находится в производстве у старшего следователя по особо важным делам Управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ Ванюшина Ю. М. По материалам дела арестован генеральный директор «Русского видео» Д. Рождественский, который финансировал поездки жены Путина за границу.

В компании «Русское видео» нелегально снимались порнофильмы. Работа велась через Д. Рождественского и бывшего помощника депутата Государственной Думы Старовойтовой Г. В. — Р. Линькова… Путин пытается через свои возможности оказать влияние на ход следствия.

Будучи вице-мэром Санкт-Петербурга Путин отвечал за лицензирование ряда казино, получая за каждую лицензию от 100 до 300 тыс. долларов США. Кроме того, он является учредителем всех элитных клубов города.

Ближайшей связью Путина по коммерческой деятельности является Цепов Р. И., руководитель охранной фирмы «Балтик-эскорт» (ее основал некто Золотов, в прошлом начальник личной охраны А. Собчака, ныне руководитель личной охраны Путина).

Именно Цепов собирал деньги при лицензировании игорного бизнеса города. В качестве примера можно назвать казино «Конти», руководитель которого Мирилашвили ежемесячно через Цепова выплачивает мзду Путину. Фирма «Фармавит» платит Путину 20 тыс. долларов США в месяц.

В 1995 году Цепов подарил жене Путина изумруд, который он выиграл в карты у преступного авторитета «Боцмана». Последний в 1994 году украл изумруд в Южной Корее. Изумруд находится в розыске в Интерполе (каталог 1995-96 гг.). Через Путина Цепов получил 5 документов прикрытия, в том числе ФСБ РФ, СВР РФ, МВД РФ. В настоящее время Цепов скрывается от уголовного преследования в Чехии, куда выехал по подложным документам (загранпаспорт, права оформлены на подставную фамилию в УФСБ по г. Санкт-Петербургу).

В следственной бригаде прокуратуры (Ванюшин Ю. М.) имеются материалы о том, что бывший руководитель специализированного бюро ритуальных услуг Макутов ежемесячно выплачивал Путину по 30 тыс. долларов США.

С помощью вице-губернатора Санкт-Петербурга Гришанова (бывший командующий Балтийского флота) Путин через порт Ломоносов занимался продажей кораблей военно-морской базы. Данный порт, находящийся на территории бывшей военно-морской базы и созданный Собчаком, Путиным, Черкесовым, является пропускным пунктом по контрабанде природных ресурсов из России и ввозу в нашу страну импортных товаров.

Путиным была создана система «продажи» детейза границу через детский дом Центрального района г. Санкт-Петербурга. (Материалы у руководителя следственной бригады Лысейко В. А., а также у заместителя Генерального прокурора РФ Катышева).

Будучи вице-мэром Путин через Ленинградское Адмиралтейское объединение организовал продажу подводных лодок за границу. В 1994 году зам. Генерального директора объединения был убит (одна из версий — за отказ осуществить незаконную продажу военного имущества за границу).» («Strinqer», ноябрь 2000 года).

Стоит ли удивляться после этого, что люди Путина, в бытность его шефом ФСБ, прошерстили весь Санкт-Петербург, чтобы изъять любые компрометирующие Путина материалы, особенно их интересовали документы по приватизации гостиниц «Астория» и «Прибалтийская», а также все бумаги за подписью Путина, касающиеся функционирования военно-морской базы, на которой с 1992 по 1996 годы не существовало ни таможни, ни погранслужбы, хотя через этот перевалочный пункт прошли сотни тысяч тонн гражданских грузов (знаменитые куриные окорочка, например, расползались по всей России именно отсюда). Как стало известно «Новой газете», люди директора ФСБ Патрушева активно разыскивали в Испании всех тех, кто хоть что-нибудь знал о деятельности корпорации «XX Трест» на испанской земле и владел какой-либо документацией об этом. Можно, конечно, предположить, что доблестные чекисты оказались принципиальнее своих коллег из МВД и отказались прятать под сукно возбужденные громкие дела по Собчаку и Путину, верные Присяге и своему профессиональному долгу, решили завершить начатое расследование. Можно предположить и то, что раскаявшийся в прежних грехах Путин решил жить по-иному, честно, с чистого листа, для чего и поручил спецслужбам оставить на время другие менее важные дела, как борьбу с иностранными разведками, контроль за сохранением государственных тайн, борьбу с разъедающей государство коррупцией, и заняться подчисткой собственной биографии, чтоб уж коли решил «завязать» и жить по-новому, честно, чтоб ничто не напоминало ему о преступном, воровском прошлом, да вот только оказалось, что документы спрятать легко, и свидетелей заставить молчать не трудно, на худой конец можно вообще все эти дачи и виллы смести с лица земли, но куда натуру спрячешь, лезет ведь натура, кураж выпирает, отсюда и строительство дворцов, и катеров, и желание обелить себя, и стремление втоптать в грязь тех, кто не продал, не предал, а продолжал исполнять свой долг: «Вот Собчака полтора года преследовали неизвестно за что, — возмущается Путин, — якобы за квартиру, которую он купил за счет города. Но на самом деле у него не было денег ни на квартиру, ни на предвыборную кампанию, потому что мы не занимались извлечением средств из бюджета города. Нам даже в голову не приходило, что можно найти таким путем нужные суммы.

Потом подключились и правоохранительные органы. Играли они очень грязно.

Где-то за полтора года до выборов приехала комиссия, назначенная руководителями трех ведомств — ФСБ, МВД и прокуратуры. Завели несколько уголовных дел, Собчака сделали свидетелем по двум из них.» («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр.105–106).

Путин остался преданным Собчаку, иначе как «порядочный человек на сто процентов», «порядочный человек с безупречной репутацией» он о Собчаке не отзывается, утверждая «мне искренне нравятся такие люди, как он», и в годовщину смерти Собчака Путин собирает Правительство с Администрацией, чтобы торжественно и строго произнести речь «Делать жизнь с кого», с того самого Собчака, которого при жизни за многочисленные аферы с недвижимостью, землей, государственной казной публично, печатно называли «зеркалом российской коррупции», «фальшивой монетой российской демократии». В совместном распоряжении о создании в Санкт-Петербурге межведомственной следственно-оперативной группы, подписанной руководителями Генеральной прокуратуры, ФСБ и МВД, говорилось: «Получены доказательства, подтверждающие неправомерные действия отдельных должностных лиц мэрии, ее управлений и комитетов. Выявлены факты получения должностными лицами либо их родственниками в частную собственность в результате дарения или явно неэквивалентного обмена с заинтересованной фирмой квартир повышенной комфортности в реконструированном здании. Имеются сведения об оказании чиновниками иных услуг материального характера». А когда власти города, используя связи в верхах, парализовали работу оперативно-следственной группы, следователи вынуждены были обратиться с письмом в Государственную Думу: «В ходе работы по делу установлено, что были переданы взятки следующим должностным лицам: 1. Мэру Санкт-Петербурга, председателю правительства Санкт-Петербурга Собчаку Анатолию Александровичу.». Помимо взяток за Собчаком числятся аферы с квартирами, строительство городничьей дачи, загадочные зарубежные фонды, якобы занимавшиеся спасением Санкт-Петербурга, никем так и не расследованный инцидент в лондонском аэропорту «Хитроу», где мэр Санкт-Петербурга Собчак был задержан сотрудниками таможни «за провоз без декларации в портфеле «дипломат» более одного миллиона долларов США наличными.». Щедро наделив всех близких и дальних родственников прекрасными квартирами в лучших районах Санкт-Петербурга: 105 квадратных метров в историческом центре города на семью из двух человек заимела «по обмену» старшая дочь Собчака; перебравшись из Средней Азии сразу же обзавелся отдельной квартирой на Приморском проспекте родной брат Собчака; из Брянской области переселилась в 80-ти метровую квартиру на Невском проспекте сестра жены Собчака. сам Собчак расширил свои жилищные владения до 477 метров, и, как тут удержаться, уж больно характерная для этой семейки деталь, рассказ про то, как при этаких палатах жена Собчака депутат Государственной Думы Людмила Нарусова насмерть билась, чтобы заполучить в частную собственность еще и служебную депутатскую квартиру в Москве, естественно, за казенный счет: «В течение семи лет я пользовалась этой квартирой, отремонтировала ее за свой счет, поэтому прошу Вас разрешить мне выкупить квартиру по ее инвентаризационной стоимости, как депутату Государственной Думы за счет средств выделенных на эти цели», — пишет она в Управление делами Президента. И умудряется при этом вообще за квартиру не платить. «Довожу до сведения Управления делами ГД, что депутат ГД Нарусова коммунальные услуги не оплачивает с мая 1997 года по настоящее время. Просим оказать содействие в решении вопроса о погашении задолженности», — вынужден обращаться за помощью в Государственную Думу начальник управления по эксплуатации Управделами Президента Ю. А. Сорокоумов («Совершенно секретно», ноябрь 1998 года). Такова вот «порядочность на сто процентов», возводимая Путиным в образец для подражания власть имущим. И это не просто холопская преданность Путина своему бывшему господину. Путин хорошо понимал, что если развязать руки следствию и дела о коррупции Собчака довести до конца, то ошметья грязи с ног до головы залепят и самого Путина, и всех крысят гнезда Собчака, что заполонили ныне и Правительство, и Администрацию Президента. Собчак был барин, фрондер, позер, фигурант, но только не работник, всю работу, и уж точно всю грязную работу за него исполняли другие, Путин среди них был первым.

//__ * * * __//

«Тогда много говорили, что якобы какие-то редкоземельные металлы вывезли. Ни одного грамма никакого металла вывезено не было.

— А выдача лицензий?

— Лицензии мы не имели права давать. В том-то все и дело. Лицензии давали подразделения министерства внешнеэкономических связей. Это федеральная структура, не имевшая никакого отношения к администрации города».(«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр. 89–91).

Бывают же совпадения: книга Путина подписана в печать 14 марта 2000 года и в эти же дни еженедельник «Новая газета» (13–19 марта) печатает результаты собственного расследования «как В. Путин пытался спасти свой город от голода» с обильным цитированием документов и фотографиями самих документов. Очень мягко сказать, что слова Владимира Владимировича Путина расходятся с представленными документами.

Для того, чтобы продать на Запад что-нибудь из отечественного сырья, действительно

был необходим такой документ, как лицензия, выдачей которых в начале девяностых годов занималось только Министерство внешних экономических связей, его возглавлял нынешний олигарх Петр Авен. Но Путин сумел убедить мэрию, что лицензии на реализацию сырья может выдавать и его, путинский комитет внешнеэкономических связей, а не только Москва. И тогда за один только год В. В. Путин выдал лицензий на продажу сырья за рубеж более чем на 93 миллиона долларов США, причем лицензии выдавались компаниям, чей уставной фонд не превышал нескольких тысяч долларов, многие из них даже не имели права на занятие международной торговой деятельностью.

Среди документов договор № 1 (с оформлением лицензии) с концерном «Международный коммерческий центр» на поставку Западу 150 тысяч тонн нефтепродуктов и поставку в Питер продуктов питания. Со стороны комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга договор подписал В. В. Путин, со стороны концерна — его президент Г. М. Мирошник.

Кто такой Мирошник? Деловой партнер Владимира Путина дважды сидел в тюрьме, в 1991 году «увел» из Западной группы войск и присвоил 18 миллионов дойчмарок, участвовал в афере с чеками «Урожай-90», после этого перебрался с помощью Александра Руцкого в Испанию, вскоре всплыл в Германии и был арестован в США агентами ФБР за махинации со страховками. Сейчас Мирошник находится в Греции, где власти обвиняют его в подделке греческого паспорта.

Вот такой деловой партнер под № 1 оказался у Владимира Путина, который, как бывший кадровый офицер КГБ, не мог не знать об аферах Мирошника.

Посреднические компании, которые находил Путин, запрашивали и, что удивительно, всегда получали невероятные комиссионные. Обычно за посредничество при продаже сырья и природных ресурсов фирмы берут несколько процентов.

Облагодетельствованные же местными путинскими лицензиями компании получали за посредничество от 25 до 50 процентов комиссионных! Согласно сохранившейся и имеющейся в редакции «Новой газеты» документации, на счетах фирм, «спасавших» Питер от голода, осело 37 процентов от общей суммы квоты, что составило более 34 миллионов долларов США.

А теперь о редкоземельных металлах, которых, какутверждает Путин, «ни одного грамма вывезено не было». Вот договор № 11–92 от 13 января 1992 года, который подписали заместитель Путина А. Г. Аникин и представитель фирмы «Джикоп» С. В. Иванов. Этот «Джикоп» согласно договора «всего» за 25 процентов от стоимости брался реализовать редкоземельные металлы на общую сумму почти в шесть миллионов дойчмарок. Но дело тут не в комиссионных. Цены на редкоземельные металлы, указанные в контракте, занижены в сотни, а то ив тысячи раз. Цена на скандий, к примеру, указана в размере 72,6 дойчмарки за килограмм, в 1992 году килограмм металлического порошка скандия на мировых биржах уходил за 372 000 долларов США.

Так что же, Путин врет? получается, что врет, ведь «Новая газета», которую, кстати, никак не попробовал оспорить Путин, не просто цитирует документы, она публикует видеоряд этих документов с печатями и подписями Путина — все как положено. Но даже если Путин и врет, вот так нагло, открыто, нахраписто, ведь знает, не может не помнить, что подписывал документы, не может не допускать, что документы эти могут сохраниться, что рано или поздно, но они могут всплыть, и тогда найдется кто-то, кто состыкует эти документы со сказанным Путиным, и тогда ложь Путина выплывет наружу, но все это Путина мало смущало, он привык врать и привык того не стесняться.

«Как-то было заседание военного корпуса или что-то в этом роде, — вспоминает Путин. — Сам он (Собчак) член военного совета Ленинградского военного округа, и это заседание у него в плане стояло. А тут Алла Борисовна Пугачева в город приезжает. Он мне говорит: «Слушай, позвони генералам и скажи, что я не приеду». Он на самом деле хотел Пугачеву встретить. А генералы и так уже из-за него перенесли заседание, неудобно, обидятся. «Надо, — говорю, — ехать». — «Ну, скажи, что я заболел!». И все-таки уехал в аэропорт встречать Пугачеву. Я звоню командующему: «Вы знаете, Анатолий Александрович не приедет. Он заболел». — «Да? Ну ладно, спасибо, что сказали». Недели через две мы с командующим встречаемся, и он мне с обидой говорит: «Значит, заболел, да?» Оказывается, видел по телевизору, как Собчак встречал Пугачеву и потом поехал на ее концерт. И тут же нехорошо отозвался об Алле Борисовне, хотя она была здесь совершенно не при чем: «Вот этих… значит, встречать у него время есть? Даже болезнь превозмог. А заняться государственными делами времени нет?» («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр.110–111).

Потрясающее признание для офицера КГБ, величающего себя разведчиком, не тем, конечно, что так легко мог врать командующему округом, а тем, что не мог предвидеть очевидного: Собчак едет встречать Пугачеву, понятно, что в аэропорт примчатся все телеканалы, и сюжет этот непременно покажут во всех выпусках новостей. Ничего себе — разведчик! Впрочем, это еще один миф, разведчиком Путин никогда не был. Да, он закончил Краснознаменный институт имени Андропова, сейчас это Академия внешней разведки, но по каким-то причинам к настоящей разведработе его не допустили. Об этом откровенно рассказала Людмила Путина: «Жили мы в доме германской госбезопасности — «Штази». Соседи знали, где мы работаем, а мы знали, где работают они». И это что, разведка?

Разведчиков у нас любят, за долгие годы активной пропаганды героики — пропаганды подвига — писатели, кинорежиссеры, драматурги сделали разведчиков символом мужества, стойкости и геройства, образцом идейной чистоты, идеалом бескомпромиссного, жертвенного служения Родине. На том и сыграли те, кто вел предвыборную кампанию Путина, сделав упор, что Путин не просто офицер КГБ, он — офицер разведки.

Я не знаю кого и как готовят в разведшколах и какие оценки имел майор Путин в Краснознаменном институте имени Андропова, но получается, что Путина надо лишать диплома разведвуза, чтобы не компрометировать ни сам вуз, ни саму разведку.

«В 1992 году, когда в стране был фактически продовольственный кризис, Ленинград испытывал большие проблемы. И тогда наши (наши — запомним это определение — Б.М.) бизнесмены предложили следующую схему: им разрешают продать за границу товары, главным образом сырьевой группы, а они под это обязуются поставить продукты питания. Других вариантов у нас не было. Поэтому Комитет по внешним связям, который я возглавлял, согласился с этим предложением». Через страницу «кадровый разведчик Путин» признается: «К сожалению, некоторые фирмы не выполнили главного условия договора — не завезли из-за границы продукты или завезли не в полном объеме. Они нарушили обязательства перед городом» («От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000 г., стр. 89–91). Да не городу они давали обязательства, а Комитету по внешним связям, который возглавлял Путин, и это Путин, специалист, как он сам себя характеризует, по работе с людьми, определял с кем работать, и это его (помните, Путин подчеркивал «наши») бизнесмены брали лично перед ним обязательства и не выполнили их, но как ловко Путин пытается уйти от ответственности, выставляя вместо себя, конкретного руководителя Путина, расплывчатое «город». И тут же расписывается в собственной профнепригодности, в профессиональной импотенции, он, кадровый разведчик, которого долго и дорого учили рассчитывать все мыслимые и немыслимые ходы, уметь предвидеть ситуацию, разводит руками: «Но подавать на них в суд было бессмысленно — они растворялись немедленно: прекращали свою деятельность, вывозили товар. По существу предъявить-то им было нечего. Вспомните то время — тогда сплошь и рядом возникали какие-то конторы, финансовые пирамиды, МММ. Мы просто этого не ожидали».

И чего в этих словах больше — правды о себе, как никуда негодном ни разведчике, ни контрразведчике, или очередной порции лжи — трудно сказать, скорее всего здесь больше лжи. Ложь и цинизм Путина просто потрясают. Вот он выступает перед семьями погибших моряков атомохода «Курск»: «Правы те, кто говорит, что в первых рядах защитников моряков как раз оказались те люди, которые длительное время способствовали развалу армии, флота и государства. Лучше бы эти люди продали свои виллы на средиземноморском побережье Франции или Испании. Только тогда им пришлось бы объяснять, почему вся недвижимость оформлена на подставные фамилии и на юридические фирмы? А мы бы, наверное, задали вопросы: откуда деньги?». И сколько же наглости, сколько цинизма в этих словах Президента России Путина, ведь никто иной, а именно Путин зарегистрировал у себя в Комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга в 1992 году корпорацию «XX Трест», президентом которой стал депутат петербургского Законодательного собрания, зампред бюджетной комиссии Сергей Никешин, и именно по личному распоряжению Владимира Путина в ноябре 1995 года из бюджета Санкт-Петербурга на реконструкцию православного женского монастыря в Израиле «XX Тресту» было выделено свыше 200 тысяч долларов. Как следует из материалов уголовного дела № 144128, эти деньги целиком ушли на покупку земельных участков и недвижимости в Испании. По сведениям испанских журналистов, имеющих источники информации в местных спецслужбах, и это подтвердили сотрудники министерства финансов России, с 1993-го по 1995 годы команда Анатолия Собчака «увела» из Санкт-Петербурга в Испанию еще 22,5 миллиона долларов («Новая газета», № 46, 2000 год).

Осенью 1995 года испанские спецслужбы зафиксировали появление в Торревьехе на земле Никешина (Никешина ли?) Владимира Владимировича Путина. Хозяином ли он приезжал тогда или собчаковским соглядатаем? Но если был он тогда ревизором Собчака, зачем появлялся здесь снова и снова, когда и тени Собчака над ним не витало, и был уже Путин не «шестеркой» Собчака, а директором ФСБ, и если поездки его сюда были вполне законны, зачем нужно было ему прикрываться фальшивыми паспортами и избирать сложные запутанные потаенные тропы из Англии? А участочек, которым наезжал, наплывал любоваться Путин, не маленький, — гектар, и домик на нем в 203 квадратных метра, и это, заметьте не Рублево-Успенское, это на российские мерки вообще не переводится, ведь гнездышко свито в одном из самых элитных и дорогих мест мира — на южном побережье Испании. Не гнездышко — целый рой. По соседству с «дачкой Никешина», где так любил бывать Путин, который так знающе говорил о подставных лицах перед вдовами и сиротами моряков атомохода «Курск», расположились виллы президента Промстройбанка Когана и Анатолия Александровича Собчака, с жизни которого Путин учит и призывает брать пример руководителей государства.

Да будь Путин честен, будь он чист, верен Присяге и профессиональному долгу, разве б осмелились при нем, позволил бы кто, не рискуя сломать шею, насыщать власть криминальными кадрами, и вместо давно ожидающих их тюремных нар стремительно поднимать их на высокие и высшие государственные посты. Уходят лучшие — приходят худшие, — вот резюме кадровой политики Путина в самом начале его президентства. В пример можно взять любую государственную структуру России, в том числе святая святых государства, хранительницу и берегиню чести и достоинства страны — Генеральную прокуратуру. Игорь Корольков в газете «Московские новости» (№ 50, 2000 год) приводит конкретные фамилии: рапорты об отставке пишут генералы, награжденные орденами и именным оружием, за плечами каждого расследование не одного сложного уголовного дела. Уволились Петр Требой, Николай Волков, Борис Уваров, Николай Индюков, Владимир Казаков, подали рапорты еще четверо генералов—»важняков» Владимир Паршиков, Владимир Данилов, Борис Погорелов, Владимир Елсуков. Пишут рапорты и те, кого не знает широкая общественность, но в профессиональных кругах у них безупречная репутация. А кто пришел на их место? Получивший повышение и закрывший дело «Мабетекс» Руслан Тамаев, родной брат которого Рамзан хапнул 100 тысяч долларов кредита в Московском национальном банке под смехотворные полтора процента годовых. Председателем правления банка был небезызвестный Ашот Егиазарян, чье имя связывают с провокацией, устроенной в отношении Скуратова. Егиазарян же стал заместителем председателя бюджетного комитета Госдумы, он был давно дружен с главным фигурантом по делу «Мабетекс» — бывшим управделами Администрации Президента, сыгравшим немалую роль в карьере Путина — Павлом Бородиным. Распоряжением Генерального прокурора Устинова переведен в Москву и назначен заместителем начальника Управления по надзору за соблюдением законности на транспорте и в таможенных органах бывший прокурор Калмыкии Джапов, тот самый Джапов, который долгие годы покрывал произвол в республике, творящийся там правовой беспредел, фактически способствовал расцвету воровства и коррупции в Калмыкии, как показала проверка Генпрокуратуры. Проверяющие уличили Джапова в откровенной дезинформации: он докладывал в Генеральную прокуратуру, что местные органы самоуправления в Калмыкии сформированы законно, хотя на самом деле законы были попраны. Заметая следы собственных махинаций, личной наживы, Джапов просто-напросто фальсифицировал документы.

Нам чрезвычайно важно понять кадровую политику Путина, нам необходимо знать. кого приближает к себе Президент, кого он ценит и за что, что отличает он в людях, что ценит в них, что близко, дорого и понятно ему в людях. Ну, разве не интересно понять, почему Путин покрывает и прикрывает, пытается спрятать под крышу неприкосновенности всемирно известного вора Павла Павловича Бородина, своего бывшего шефа, покровителя, наставника? Но, может, потому и покрывает Путин вора Бородина, что благодарен ему за участие в собственной карьере, за то, что Бородин помог Путину продвинуться дальше, из Управления делами Президента в Администрацию Президента, а ведь будь Путин противен вору Бородину, был бы он по духу чужд вору Бородину, разве б двигал вор Бородин Путина выше, значит углядела воровская душа Бородина в Путине родственную душу, — своего! А то, что Павел Павлович Бородин врет на каждом шагу и уже сам запутался в своих словах, прекрасно иллюстрирует газета «Монд», в интервью которой Павел Павлович Бородин утверждал, что «МЭС» («РАО МЭС» — российская компания «Международное экономическое сотрудничество», созданное вдекабре 1998 года Ассоциацией финансово-промышленных групп России, ЗАО «МЭС» и компанией «Феникс», учрежденной в начале 90-ых годов с участием хозяйственного управления Московской Патриархии) вообще не имела никакого отношения к реконструкции Кремля. Бородин тогда не очень уверенно пытался объяснить, что «МЭС» экспортировала нефть вообще» под некое «финансирование федеральных органов власти», но то ли Бородин настолько нагло уверен в собственной безопасности, то ли до сих пор не понял, что любой документ — вещь сугубо материальная и что рано или поздно он имеет шанс быть обнаруженным и обнародованным. Вот он, этот документ, уличающий еще раз Бородина в наглой откровенной лжи, — письмо Бородина к тогдашнему главе Правительства России В. С. Черномырдину: «В связи с необходимостью осуществления Управлением Делами Президента Российской Федерации ряда программ реконструкции объектов Московского Кремля Управление делами Президента РФ совместно с АО «Международное экономическое сотрудничество» (АО «МЭС»), реализуя Распоряжение Правительства Российской Федерации от 15 мая 1997 года № 635р, осуществлял экспорт двух миллионов тонн нефти с последующим перечислением прибыли на финансирование вышеупомянутой программы». Ложь Павла Бородина и документы, уличающие его во лжи, как и документы, уличающие его в воровстве, можно цитировать бесконечно, скажем только, что по секретным распоряжениям В. С. Черномырдина, секретным потому, что не попали ни в один официальный перечень правительственных документов и распоряжений Правительства, за рубеж было вывезено и продано там под патронажем П. П. Бородина около 8 (восьми!) миллионов тонн нефти. И ни копейки, ни цента на счета Минфина, как должно было быть, не поступило. «Ни в 1997-м, ни в 1999-м годах Министерство финансов Российской Федерации не имело официальной информации о том, куда, кому и по какой цене экспортировалась нефть компанией «МЭС» («Скелеты Бородина. Пал Палычу придется ответить куда ушли деньги за экспорт 8 000 000 тонн нефти», «Совершенно секретно», № 10, 2000 год).

И уж коли коснулись людей, приближенных, обласканных Президентом, «своих» для Путина, как тут без Виктора Степановича Черномырдина, публично названного американским Президентом крупнейшим коррупционером России, а российским Президентом возвеличенного в ранг чрезвычайного и полномочного посла Российской Федерации, то есть Черномырдин, как и Павел Павлович Бородин, зачислен Президентом Путиным в неприкасаемые, спрятан Президентом Путиным под крышу дипломатической неприкосновенности.

Еще один из любимцев Президента Путина — Герман Оскарович Греф, родившийся в Казахстане, куда были высланы его родители-немцы во время Великой Отечественной войны, так что ничего удивительного нет в том, что Греф объявил себя «борцом за права нацменьшинств», как пишет «Новая газета» (№ 21, 2000 год). За чьи права и интересы борется Греф понятно, остается понять, с кем борется Греф за права национальных меньшинств, очевидно, с национальным большинством, с теми, кто составляет большинство в России, значит, с нами, с русскими, борется человек, которому Президент Путин поручил разрабатывать стратегию экономического развития России. А как Греф борется за права национальных меньшинств, к которым относятся российские немцы, — отсюда весь пафос борьбы немца Грефа, — хорошо видно на примере строительства немецкой деревни агентством территориального развития «Нойдорф-Стрельна», демонстративно получившим от Грефа подзастройку участок, предназначенный под жилой комплекс семей российских военнослужащих, русских офицеров, объединившихся в кооператив «Якорь-2». Да что там военнослужащие, детей-инвалидов и тех Греф, возглавлявший тогда Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, не пощадил, выкинул на улицу их благотворительный центр «Свет надежды», когда сородичи Грефа, задумав открыть немецкий культурный центр, положили глаз на дворец князя Львова, занятого детьми-инвалидами, словом, «то, что отцы не доделали, мы доделаем», вот что хоть публичной не провозглашает Греф, зато осуществляет наделе. И очень символично, что тогда, выкидывая детей на улицу, немцы рушили и комнату Боевой славы героев Великой Отечественной войны.

Путина с Грефом объединяет нечто большее, нежели любовь к Германии, — показательно, что западный журналист Александр Рар назвал свою книжку о Путине «Немец» в Кремле». Путина с Грефом объединяет большее нежели совместная работа под крылом Собчака в Санкт-Петербургской мэрии, и это будет почище всех прочих уголовно наказуемых деяний Путина. Как сообщила компания SPAG, лишь в день своей инаугурации Путин сложил с себя полномочия консультанта этой франкфуртской компании, созданной в 1992 году с участием Комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга и банка «Санкт-Петербург». А компания эта вошла в число фигурантов ставшего уже знаменитым доклада немецкой разведки BND по наркобизнесу. В 1999 году доклад был частично опубликован сначала в немецком журнале «Шпигель», а затем во французской газете «Монд». Что делали в компании, работающей на наркомафию, российские высокопоставленные советники-консультанты Владимир Путин и Герман Греф? Да и мыслимо ли, чтобы бывший шеф Федеральной службы безопасности, бывший председатель Правительства России и бывший исполняющий обязанности Президента Российской Федерации все это время продолжал оставаться консультантом компании, замешанной в наркобизнесе. Кого и по каким вопросам консультировали там Путин с Грефом?

Еще одно лицо, приближенное к Президенту на заре его правления — Альфред Кох. То, что Кох пользовался особым доверием Президента Путина, сомнений не вызывает, иначе бы Путин не доверил Коху командные посты в стратегически важной войне Президента за телеканал НТВ, ему и Йордану дозволил Путин занять тот стратегически архиважнейший плацдарм, куда чужаков и близко не подпускают. Так кто ж такой Альфред Рейнгольдович Кох, облагодетельствованный сверхрасположением Президента? Для нас он интересен уже тем, что в отличие от большинства доверенных лиц Президента, прикрытых завесой секретности по прежней работе в спецслужбах, о Кохе многое известно, и это тот случай, когда мы, наконец, можем понять, кого, за какие заслуги, по каким деловым и человеческим качествам с самого начала работы отбирал Президент себе в свиту, которая, как известно, и делает короля?

Судя по документам, которые попали в прессу, а это сообщения, поступавшие на личный пэйджер Коха в бытность его главой могущественного Министерства государственного имущества, распределявшего дешево ли, дорого ли, а то и вовсе задаром богатейшие, самые жирные куски государственной собственности, Альфред Кох хоть и был министром могущественнейшего Мингосимущества, на деле же — рядовая шестерка финансовых королей, слуга сразу нескольких господ, которые и повелевают им. «Срочно позвоните в приемную Фридмана», — это не Черномырдин, это не Ельцин отдают приказ министру, так командует министром Кохом всего-навсего секретарша председателя совета директоров «Альфа-банка» Михаила Фридмана. Сам Фридман более снисходителен к Коху: «Алик, завтра в 20.00 совещание по ТНК у меня в банке». Секретарша другого повелителя Коха, одного из учредителей и создателей «Альфа-банка» Германа Борисовича Хана, гораздо вежливее фридманской челяди, однако и здесь все тот же приказной, командный, повелительный тон к Коху: «Альфред Рейнгольдович, позвоните в приемную Хана как можно скорее», «Перезвоните как можно быстрее в приемную Германа Борисовича». А вот и «сам» президент «Альфа-банка» Петр Авен голос подал: «Алик, перезвони мне срочно». Хана и Авена сменяют глава «ОНЭКСИМа» Владимир Потанин, хозяин компании «МФК» Борис Йордан, но удивительным образом не меняется хамский тон обращения к министру Коху, точно к своему холую: «Срочно позвони», «Срочно перезвони», «Свяжитесь срочно», «Срочно свяжитесь».

Но кого бы волновали личные отношения «Алика» Коха с кем бы то ни было, если бы это не было напрямую связано с государственными интересами. Вот цитата из закрытого отчета Счетной палаты, посвященного приватизации, проводимой Альфредом Кохом: «Продажи государственного имущества осуществлялись по существенно заниженным ценам, что нанесло значительный ущерб бюджету и экономике страны. Должностные лица Мингосимущества России, ответственные за подготовку и проведение продаж федеральной собственности, как правило, действовали в интересах отдельных покупателей, а не государства. Продажа госсобственности по бросовым ценам обеспечивалась искусственно созданным отсутствием конкурсности и непомерным занижением начальной цены объектов. Все это привело к недополучению федеральным бюджетом средств, во много раз превосходящих суммы, полученные от приватизации» («Новая газета», № 52, 2000 год).

Впрочем, и без Счетной палаты сам Альфред Кох никогда не скрывал смысла того, чем занят был на посту министра Мингосимущества, хвастливо и нагло рассказав об этом в своей книге «Распродажа советской империи», которую издал в Соединенных Штатах, и за обещание написать которую еще три года назад получил гонорар в 100 тысяч американских долларов от швейцарской фирмы, имевшей самое прямое отношение к Борису Йордану и Владимиру Потанину. Но при всей своей болтливости и хвастливом надувательстве щек, у Коха сработал инстинкт самосохранения промолчать о другом, более важном, самом существенном, что он сделал на посту главы министерства государственного имущества России. Вот как это сформулировано в документах Счетной палаты: «Особую тревогу вызывает захват иностранными фирмами контрольных пакетов акций ведущих российских предприятий оборонного комплекса и даже целых его отраслей. Американские и английские фирмы приобрели контрольные пакеты акций МАПО «МИГ», «ОКБСухой», «ОКБ им. Яковлева», «Авиакомплекса им. Илюшина», «ОКБ им. Антонова», производящих сложные комплексы и системы управления полетами летательных аппаратов. Германская фирма «Сименс» приобрела более 20 процентов Калужского турбинного завода, производящего уникальное оборудование для атомных подводных лодок. Россия не только утрачивает право собственности на многие оборонные предприятия, но и теряет право управления их деятельностью в интересах государства».

К сожалению, пишет «Новая газета» в статье «Пепел амнистии стучит в сердце Коха», основная часть документов Счетной палаты о том, как Кох и его команда продавали Западу нашу оборонную промышленность, наши стратегические разработки, засекречена. Интересно, от кого и кто секретит подобные документы, ведь не от Запада же секретят то, чем Запад обладает, значит, секретят от нас, секретят, что продано, за сколько продано, кому продано и кто все это продал. Но если одни предательски распродают, а другие это предательство секретят, и информацию о предательстве сторожат пуще и бдительнее государственных секретов, иначе бы не позволяли распродавать государственные секреты, при этом чиновников-предателей не только не судят и не расстреливают за предательство, более того, их обласкивает и приближает к себе Президент Путин, возникает не просто ощущение, приходит сознание того, что это предательство государственных интересов не одного, не двух чиновников, это скоординированная и хорошо продуманная сдача страны, и не Кох тут крайний, он как был шестеркой, шестеркой и остался, кто его покровители — вот что важно понять, не те ли, кто его покрывал, кто секретил его преступления, обласкивал и доверял ему новое дело? Но, может, все не так драматично, может, и сам Кох не ведал что творил, сотворил зло, страну, народ России предал по глупости, по неведению, без всякого умысла, и те, кто его покрывал, покрывал не как врага, акак друга, приятеля, просто хорошего человека, сами до конца не уяснив всей предательской деятельности Коха, ведь всякое бывает, и на старуху, как говорится, бывает проруха. Однако вот совместное письмо Федеральной службы безопасности России и Службы внешней разведки, которое не оставляет сомнений в том, что все все знают, все все понимают. Если и допустить, что Кох не враг, а просто дурак, то не дураки те, кто его тогда покрывал и поднимал, и если бы в их понимании Кох оказался просто дураком, зачем им дальше дружить, поддерживать, терпеть в ближайшем круге Президента проштрафившегося дурака: «Приватизация предприятий ВПК привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно-технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу» («Новая газета», № 52, 2000 год).

Светлых личностей рядом с Путиным не было изначально, ни единого человека рядом с Путиным, про которого можно было бы сказать, оценивая прожитое и сделанное им, что это патриот России, человек, для которого интересы России, интересы нации выше его самого, нет же, что ни оруженосец Путина, то плут, вор, мошенник, предатель, и, повторяя сказанное прежде, если кто-то ворует, грабит, наживается за счет других так, что эти другие мрут от голода, холода, нищеты, беспросветности, то это уже не воры и не мошенники, а убийцы. Убийцами России, убийцами русского народа окружил себя Путин. Они его помощники, соратники, друзья, консультанты, советчики.

Мы рассмотрели здесь наиболее приближенных к Путину людей, с кем связывала его прежняя дружба, предыдущая совместная работа, — от такого груза при всем желании махом не избавишься, не рюкзак — с плеч не сбросишь, а потому, чтобы быть объективным при оценке кадровой политики Путина, надо присмотреться к тем, кого приблизил, став Президентом, человеком максимально свободным в выборе людей, — и тут мы сразу попадаем на олигархов, так называют в России людей, урвавших общероссийских богатств больше других. Это про них Путин говорил прежде, в выборную кампанию, что они будут равноудаленными от власти, но, придя к власти, Путин, напротив, сделал их равноприближенными к власти. И, усевшись в кругу олигархов за круглым кремлевским столом, Путин, подобно прилежному ученику, внимает каждому их слову. Кому же внимал Президент, каких мудрецов, аксакалов, мыслителей собирал он регулярно за кремлевским круглым столом? Тон разговору с Президентом частенько задавал председатель правления ЮКОСа Михаил Ходорковский, с него и начнем.

«Международный модельный бизнес», с которого пошел «делать деньги» комсомольский функционер Михаил Ходорковский, на самом деле был обыкновенным сутенерством, и подельник Ходорковского американец Ричард Фьюз в интервью журналу «Нью-Йорк» говорит об этом прямо. По словам Ричарда Фьюза, путь российских девушек из Москвы в Нью-Йорк обязательно лежит через «модельный бизнес». Существует целая сеть совместных предприятий, которые нещадно эксплуатируют моделей на манер сутенеров» («Совершенно секретно», № 9, 1998 год). Но мало было отобрать девушек, — вспоминает пронырливый американец, — нужно было вывезти их из Советского Союза. «Я делал это с помощью Михаила Ходорковского, — признается американец, — ныне одного из российских нефтяных миллиардеров, а тогда — комсомольского лидера». Еще более откровенно о «бизнесе» Михаила Ходорковского, одного из тех, с кем Путин предпочитал обсуждать пути развития России, высказалась Инна де Сильва, несколько лет проработавшая с русскими «моделями» в США: «Я понимаю этих девочек и знаю через что им пришлось пройти. Путь до Москвы — двести постелей. До Нью-Йорка еще триста, а до богатства — все пятьсот». Что, бывший контрразведчик, бывший разведчик, бывший глава всезнающего ФСБ Путин не знает, с кем садится за стол, кому пожимает дружески руку, кому внимает как старшеклассник, мечтающий заработать лестную характеристику. Никогда не поверю, что Путин этого не знает и не понимает очевидного, что бывшие сутенеры, карточные шулеры, фарцовщики, оборотившись в респектабельных олигархов,

по натуре своей, по привычкам, характеру, нраву остались теми, кем были всегда, и остаются ими же, когда садятся за стол с Президентом России Путиным — сутенерами, шулерами, фарцовщиками, мошенниками. Александр Смоленский — наглядный тому пример. В молодые годы, работая мастером конторы печатных изданий ХОЗУ Минпромстроя СССР, он заработал характеристику «склонен к мошенничеству» и всей дальнейшей жизнью только лишь подтверждал правоту своих первых начальников. В 1981 году Сокольнический народный суд Москвы приговорил будущего олигарха и советчика Путина к лишению свободы по ст.92, ч.2; ст.153, ч.1 УК РСФСР — хищение госимущества, частная коммерческая деятельность. Наказание отбывал «на химии» в Калинине, в Калининоблстройтресте. Потом, сколотив приличный стартовый капитал на хозблоках из «левых» стройматериалов, Смоленский с помощью бывшего московского мэра Гавриила Попова в 1989 году решает открыть банк «Столичный». И уже в 1992 году следственная часть МВД России возбудила уголовное дело в связи с получением от ФБР сигнала о мошенничестве эмигрантов, создавших фирму Newtel Co. Деньги от противозаконных операций фирмы оседали в банке «Столичном», обналичивались за десять процентов комиссионных. Потом банк «засветился» при обналичивании средств мошенников из международного неправительственного фонда «Вечная память солдатам»; потом МВД России расследовало обстоятельства исчезновения со счетов в «Столичном» 25 миллионов долларов, полученных по поддельным авизо; потом австрийская пресса, получившая доступ к полицейскому досье на Смоленского, обвинила банкира в связях с мафией; потом из банка Смоленского исчез стабилизационный кредит Центробанка Российской Федерации в 100 миллионов долларов; потом… впрочем, любого из уже названных скандальных грязных дел достаточно, чтобы нормальный человек побрезговал с отпетым мошенником Смоленским, или, как его жестче называет бывший Генеральный прокурор страны Юрий Скуратов, «матерым преступником», которому, по профессиональному убеждению Скуратова, «давным-давно надо сидеть за решеткой», не то, что садиться с ним за один стол, да еще президентский, но и руку подавать бы побрезговал, на порог бы его не пустил.

Еще один «советник» новоизбранного Президента Путина — Владимир Потанин, хоть и без уголовного комсомольского прошлого, а такой же мошенник. Широкую огласку получила история с покупкой Потаниным за бесценок контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», производящего всю российскую платину, кобальт и никель. Владельцем богатейшего, одного из самых прибыльных производств России стал потанинский ОНЭКСИМ-банк, опередивший своего близнеца — банк «МФК» (одни и те же учредители) и никому неизвестное ООО «Реола», которое было готово выложить за РАО «Норильский никель» 170 миллионов долларов. Вскоре выяснилось, что учредитель общества «Реола» житель подмосковного села Алабушево Рашид Исматулин — безработный, пропивающий гроши материнской пенсии. Но ведь сумел этот забулдыга внести задаток в 23 миллиарда рублей на право участия в аукционе и предложить за «Норильский никель» всего на 100 тысяч долларов меньше победителя аукциона. Ничего себе алкаш! готовый выложить 170 миллионов долларов за «Норильский никель», хотя что это такое и где это находится представления не имеет. Следователям МВД не составило труда выявить всю мошенническую цепочку подставных лиц, «заимствованных» паспортов, фирм-однодневок для участия в залоговом аукционе, чтобы создать правдоподобие законности продажи. Документы из МВД ушли в Генеральную прокуратуру для внесения протеста в арбитражный судо признании залогового аукциона по «Норильскому никелю» незаконным. Основание протеста: за всеми участниками аукциона стояло одно и то же физическое лицо — Владимир Потанин. Если бы суд признал, что число участников было менее двух, то результаты аукциона по продаже флагмана мировой металлургической промышленности отменили бы. Но приближались президентские выборы 1996 года и команде Ельцина нужны были большие деньги, не важно от кого они, не важно чистые они или грязные. Президент Ельцин разом отмывал и людей, и деньги. Новый Президент Путин сделал вид, что ему достались уже «чистые». Бывшим советским фарцовщикам и карточным шулерам, кооператорам-мошенникам и комсомольцам-сутенерам, как они не тщились, не удалось убедить мир в том, что они стали цветом нации, это только Президент России Путин признал их таковыми. И что тому причина: родство душ? сходство биографий? — чего гадать, одно очевидно: Путин вершил строительство абсолютно криминального государства. Одного не пойму, на что опирается русский человек, когда связываете Путиным свои надежды на оздоровление, укрепление России?

Роковым образом определили мы судьбу России в президентские выборы 2000-го года, не прервав сокрушающего Россию, уничтожающего Россию горбачевско-ельцинского правления, выбрали себе в Президенты человека, не просто продолжающего гибельное дело Горбачева-Ельцина, но лично последним и рекомендованного стране. Удивительно! уму непостижимо!: роковой для России Ельцин, при общем вздохе облегчения, наконец-то! покидает политический Олимп, своей мертвеющей беспалой дланью тычет в никому не известного, блеклого, как моль, зато алчного и жестокого, как хорь, с замороженными глазами Путина, кажет на того, кому он, Ельцин, убийца русского народа, разрушитель России, крестный отец грабящей и убивающей страну еврейской мафии, доверяет больше, чем кому-либо, и мы, сполна хлебнувшие при Ельцине государственного разорения, национального унижения и позора, еще при жизни ощутившие зловонное и смертоносное жуткое дыхание ада, — избираем любимца Ельцина, преемника Ельцина на владычествующий престол.

Однако не сам по себе страшен Путин России, он пришел не сам и уйдет не сам, он страшен тем, что стоящий за ним, тот самый кукловод, на лохматую руку которого напялен Путин, убедился в собственном всесилии приводить к власти в России любого, кого он захочет, самого пустого, самого зряшного, самого ничтожного, и примет его русский народ, и будет возвеличивать его, будет искать и находить в нем то, чего в нем отродясь не бывало, как ищут и находят русские люди в Путине патриотизм. А потому после удачных экспериментов с Путиными, Чубайсами, и мало не оглядываясь на мнение народа, даже не скашивая глаз в его сторону, на ключевые государственные позиции расставляют открытых врагов России, ее ненавистников, ее грабителей, ее губителей. А наполненный энергией идиотского исполнения своего гражданского, патриотического долга — голосовать, продолжающий верить, что выборы — это и есть фронт борьбы за Россию, русский человек, по теле-радио-газетному наущению предпочитающий отныне вилам, топору и оружию лишь избирательный бюллетень, так и не может понять, что он  не бюллетень в избирательную урну бросает, это он бросает горсть земли в могилу России, в могилу русского народа, в собственную могилу. И даже на краю бездны страх сковывает ему руки, чтобы сменить избирательный обманный бюллетень на русскую дубину.

//__ * * * __//

Это написано давно, 12 лет назад, в 2002 году напечатано в книжке «Путин и его команда. Пожирающие Россию» под недовольное бурчание многих, не надо, мол, спешить с оценками, мало ли у кого что в жизни случается, судить надо человека по делам теперешним, а не по тому, что было у него когда-то, да и наговоров хватает. Поверить, что Путин мог оговорить себя в своей же собственной, да еще предвыборной исповеди, а в газетах сплошь фальшак из сфабрикованных против него еще в Ленинграде уголовных дел?.. Ладно, время покажет.

Через два года после моей публикации «Путин и его команда. Пожирающие Россию» вышла книга путинского сослуживца по дрезденской разведгруппе Владимира Усольцева, обильно насыщенная фотографиями, книга так и называется «Сослуживец» (издательство «Эксмо», 2004 год). С искренней, как мне показалось, симпатией к Путину, автор жестко, нелецеприятно отзывается о самой работе в Дрездене, которой им приходилось заниматься, давая нам возможность понять, наконец, чем же занимался в Дрездене Путин, в каком котле варился, какая среда его формировала. «Вся наша деятельность, — пишет Владимир Усольцов, — была элементом всеобщей профанации, поразившей страну сверху донизу и снизу доверху. Если быть честным, то это была видимость разведработы, игра в разведку. Если бы какой-нибудь американский шпион проник в оперсостав КГБ и попал бы в какую-нибудь разведгруппу в ГДР, он был бы несказанно изумлен тем, что грозный КГБ на самом деле играет в бирюльки. В Первом главном управлении (ПГУ) КГБ, попросту — в разведке, работа в Представительстве в ГДР считалась совершенно непрестижным делом. Его справедливо называли «кадровым отстойником». От таких командировок отбивались многие. Работали и оправдывали свое существование не столько работой против «главного противника» — НАТО, сколько по становящемуся все более независимым союзнику — хоннекеровской ГДР. Сбор информации о СЕПГ, о настроениях населения ГДР был одновременно и главным делом, и побочным пустяком. Трудностей эта работа не представляла».

Но более интересны штрихи к портрету Путина, что рассыпаны по книге Усольцева. Вот он рассказывает своему сослуживцу или, как он иногда называет Путина, «сокамернику» — они сидели в одном кабинете, историю своего годичного обучения в Краснознаменном институте, «где мои, — пишет Усольцев, — особо бдительные сотоварищи подняли вопрос о моем политическом облике. Я наивно полагал, что в своем кругу я могу высказывать свою точку зрения открыто. Яееи высказывал без малейшего стеснения.

Такая открытость была присуща оперсоставу Красноярского управления, где я отработал три года и набрался опыта контрразведчика. То, что было естественно в Сибири, в Москве оказалось немыслимым покушением на устои. Мои язвительные замечания относительно геронтократического характера нашего государственного устройства и возмущение существующим порядком вещей, когда партийные функционеры являются неприкасаемыми, будь они даже сверхпреступниками, стали предметом партийного разбирательства. Любопытным был его итог. Меня не изгнали из «органов» — не хотели признаваться в браке при приеме на учебу в святая святых, а просто сослали в Минск вместо штаб-квартиры в МАГАТЭ в Вене, где моя ученая степень физика была бы прекрасным прикрытием». В Дрезден Усольцев попал из Минска, когда «надо было заткнуть брешь в Дрезденской разведгруппе после энергичного отказа от такой командировки моего сослуживца из Минска с «волосатыми руками». Тот сослуживец воспринял предложение поехать в Дрезден как оскорбление. Минск, где сидел его тесть-министр, представлялся ему гораздо плодоноснее для карьерного роста». Вот это все Усольцев излагает Путину, продолжая злиться «при воспоминании о лицемерах, пытавшихся на своей «бдительности» подзаработать карьерные очки», и не согласный «с необходимостью скрывать свои настроения в своем же кругу: «Какая мы после этого к черту разведка — пауки в банке и только!». И что же Путин Усольцеву в ответ? «Не думай о человечестве, а думай о себе. Что хорошего ты сделал для своей семьи своей провинциальной откровенностью? Нам не дано ничего изменить, и жить нужно для себя». «Этим Володя, — пишет Усольцев, — раскрыл свою истинную позицию», тут же добавляя: «Это, надо признаться, уже было и моей позицией» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004 год).

А теперь прикиньте, как велико число ключевых постов в наиважнейших государственных структурах, в первую очередь контролирующих финансовые потоки, занятых или сослуживцами Путина, или выходцами из его родных структур. Конечно, нам не дано узнать их откровенные жизненные позиции, но если судить по результатам их деятельности, — по наглому, циничному разграблению России, личной многомиллиардной наживе — они с Путиным единомышленники. Может Путин и подбирает их по общности жизненных принципов «жить для себя». Они все и живут для себя, потеряв уже, ладно, стыд и совесть, они их потеряли на прежнем месте службы, но они просто здравый смысл, инстинкт самосохранения потеряли, хапая миллиарды, вилы, дворцы, яхты, самолеты, придумывая такие законы, по которым они неподсудны. В связи с этим меня поразил интересный момент, проскользнувший в рассказе Усольцева:

«Никита Сергеевич Хрущев, узнав, что валютчики не расстреляны, потому что их преступление по действовавшему уголовному закону могло быть наказано только «посадкой», рассвирепел и велел переписать закон, а валютчиков расстрелять. Так и стало». Потрясающая реакция Путина!: «Володя разволновался: «Ведь эти валютчики пошли на преступление, зная, что в худшем случае они отсидят по десять лет, и это они принимали в расчет. Если бы они знали, что получат «вышку», они бы, возможно, на дело и не пошли. Государство их просто обмануло!». Перечитайте только что процитированное мною еще раз. Да у Путина точно переполюсовка в голове. Государство, расправившееся со своими грабителями жестко и жестоко, чтоб другим неповадно было, оказывается, их обмануло! Не преступниками возмущается страж страны, призванный служить государственной безопасности, он возмущается государством, которое защитило себя от разграбления! Не это ли первопричина принятых ручной путинской Думой таких законов, при которых награбленные у России, прикарманенные сворой путинских друзей общенародные богатства уже не вернуть? Не это ли первопричина многолетнего сопротивления путинскойДумы возвращению вУголовный кодексполномасштабной конфискации наворованного? Неужели у этих зарвавшихся ворюг не хватает здравого смысла, что мерить их преступления будут не их фальшивыми законами, а другой мерой — посправедливости, и тогда, интересная спираль времени! Путин вновь возопит, что государство их обмануло. Теперь уже и его лично.

«Большой мир с большой политикой, к которой мы имели некоторое косвенное отношение, Володю особо не занимал, — признает Владимир Усольцев. — Намного важнее для него была семья. Он как-то особенно нежно и предупредительно относился к своей молодой жене Люде и самозабвенно любил маленькую дочурку Машеньку. Вскоре после прибытия вДрезден в семействе Путиных родилась вторая дочка, Катенька… Мой младший сын, благодаря посещению немецкого детского сада, стал двуязычным. И Володя такую универсальную возможность не хотел упускать. Как-то Володя пришел на работу сияющий: «Послушайте, Машенька уже заговорила по-немецки, вчера заявила: «Alles maine!» («Все — мое»). Вскоре обе его дочки общались друг с другом только по-немецки» (ВладимирУсольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004 год).

Вот это «Alles maine!» в психологии самого Путина с младых лет и это психология такого «maine», что даже с родителями не желал делиться, все себе любимому, как в истории с деньгами из стройотряда, прогулянными им в Гаграх, так и с «Запорожцем», способным облегчить жизнь матери, снять с нее ярмо, но доставшийся Вовочке для куража. «Так решили родители». Но ты же не ясельного возраста, могсказать свое твердое «нет». Если б захотел. Не захотел.

Владимир Усольцев сел за книгу своих воспоминаний о сослуживце Путине, когда Путин только-только входил во власть, и никто еще не могдаже предположить, какого невиданного размаха достигнет в России при Путине воровство, мздоимство, казнокрадство, сребролюбие, когда вся роскошь пойдет напоказ, никто никого стесняться не станет. Поразительное дело, но это есть в книге «Сослуживец», когда майор Путин рассуждает о частной собственности, наследстве и Отечестве. «Каждый из нас стремится иметь в собственности самые ценные для себя вещи», — убежденно говорил Путин. «Самые правоверные коммунисты никогда не забывали и не забывают свои личные потребности, и они бывают у них очень даже не слабые. И частные фирмы работают всегда лучше государственных. А понимаешь ли ты, какую огромную роль в обществе играет право наследования?.. Если я знаю, что результаты моего труда не достанутся моим потомкам, как же я могу стараться реализовать мой потенциал? Я и буду тянуть лямку для видимости да пьянствовать, что мы и видим вокруг. Только то общество, где закон гарантирует передачу плодов труда потомкам, может обеспечить человеческую гармонию. Ведь это же закон природы работать во имя своих потомков, а не во имя абстрактного общества.

Когда все стараются о себе, то и общество в целом процветает». Этот человек сегодня управляет нашей страной, так чего же удивляться, что все его друзья-кореша стали долларовыми миллиардерами, а 80 процентов населения страны прозябают в диапазоне от крайней нищеты до бедности.

И на тему коррупции у Володи Путина, как вспоминает Усольцев, была присказка, происходящая из байки о просителе, которую Путин любил повторять: «Приходит посетитель к чиновнику и подает заявление. Чиновник его принимает и говорит: «Надо ждать». Проситель ждет, регулярно навещает чиновника и всякий раз слышит: «Я же говорю вам русским языком: надо ждать». Через год хождений обескураженный проситель жалуется своему знакомому, весьма удачливому ходоку по присутственным местам, что у него простейшая просьба зависла на целый год. Знакомый удивляется:

— Ав чем дело, что тебе там говорят?

— Надо ждать.

— Эх ты, балбес, тебе же ясно говорят — надо ж дать.»

(Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004 год).

Вот уж поистине: расскажи мне свой любимый анекдот, и я скажу кто ты.

Повторюсь, но очень важно подчеркнуть, что автор книги «Сослуживец» пишет о Володе Путине с искренней симпатией, они были дружны и откровенны, Усольцев, хоть и чуть старше Путина, но во многом ощущал его превосходство, принимал его лидирующее положение, и по сей день благодарен Путину за то, как легко, приятно, комфортно, с ним было работать, делить один кабинет без малейшего напряжения. Но вот детали. Оброненное Усольцевым порой вскользь, между прочим, а он старается прописать все, что сохранила память, тренированная память разведчика, дают нам возможность понять Путина сегодняшнего. Вот Путин говорит об академике Сахарове: «На то он и академик, что можно ему, то не подобает нам, сирым». Вот откуда чванство Путина ни с кем сегодня не считаться. Что позволено ему, то не подобает нам, сирым. Редчайший случай: все четыре фракции Государственной Думы, все, включая «Единую Россию», обращаются к Президенту Путину с просьбой убрать с министерского поста зарвавшегося министра образования и науки Ливанова, об этом же Путина просят академики, лауреаты Нобелевской премии, ученые, директора институтов, школ, а в ответ вельможно небрежное через губу: «Пусть работает». Плевать Путину на всех, потому что он — Президент, все остальные для него — «сирые», которым не подобает того, что позволено только ему. Это — психология, и психология Путина, прописанная в книге Усольцева, точно повторяет психологию Путина, прописанную им прежде самим в своей книге «От первого лица». Это меня и поразило больше всего, насколько психологически точно совпали эти два портрета Путина: портрет прописанный Усольцевым через штрихи, детали, даже любимые путинские анекдоты с автопортретом самого Путина.

«... Володя поясняет, что моряки загранплавания, которых в Ленинграде живет немало, давно уже списали нашу страну на свалку истории. Я изумленно вскидываю брови, а Володя продолжает: «При встрече где-нибудь в Сиднее наши моряки спрашивают друг друга:

— Ты куда идешь?

— Да вот за кофе в Эфиопию. А ты?

— А я возвращаюсь в страну дураков.

«Страна дураков» — иначе наша великая Родина между моряками и не именуется».

Мне виделось решение в наведении порядка, а Володя видел его в изменении системы. Нам надо перестать быть социалистической страной. Такой откровенности, — поясняет Усольцев, — хватило бы с лихвой, чтобы в лучшем случае с треском вылететь из КГБ. Но мы друг другу доверяли и могли быть вполне откровенными» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004, стр.188–189).

Сослуживец будущего Президента России подтверждает и то, что все у Путина сводилось к удовольствиям. Иллюстрацией приведу рассказ Усольцева о его командировке с Путиным в Чехию: «Володя, как и я, остался в восторге от Карловых Вар. Вечером первого же дня мы обнаружили большое оживление в грандиозном «Народном доме». Там проходило какое-то празднество, громко играл духовой оркестр. Мы решили попасть внутрь. Точнее, это Володя загорелся столь несбыточной, на мой взгляд, идеей. К моему удивлению, Володя очень быстро договорился с ужасно строгим швейцаром, сунув ему какую-то купюру. Просидели мы довольно долго. Я в конце концов почувствовал усталость, и мне все это, откровенно говоря, быстро наскучило. Но Володя был полон восторга. Он словно впитывал всеми своими порами развеселую атмосферу зала. «Вот как надо жить!.. Мы строим дурацкий коммунизм и губим сами себе жизнь в дурацких заботах», — Володя начал философствовать, слегка опьянев не столько от пива, сколько от бьющего фонтаном чужого праздника» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004, стр. 201).

При этом, как пишет Усольцев: «Володя серьезнее всех нас относился к службе и к данной им Присяге. Во многих дискуссиях он чаще других вспоминал, что мы — офицеры, давшие Присягу на верность Родине, и звучали его слова всегда искренне, без тени нарочитости. При всем его конформизме оставался в нем поэтический налет особенной гордости за цеховую принадлежность к защитникам Отечества» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004, стр. 220).

Усольцев избегает давать оценки своему сослуживцу, но нет-нет, да и проскочит у него прямое суждение о Путине: «Он скорее индивидуалист, чем коллективист. В этом нет ничего зазорного. На мой взгляд, это абсолютно естественное качество: будучи социальным существом, быть ориентированным прежде всего на себя. Главный нравственный императив Володи — следование закону. Азакон должен соответствовать принципам Права. И коль в нашей стране до Права было далеко, Володя дал полную волю своим индивидуалистическим установкам: жить для семьи, для своих дочурок, извлекая из сложившейся ситуации оптиум. Когда все население России, особенно из так называемого «красного пояса», поймет, что думая прежде всего о себе, каждый принесет и себе, и обществу намного больше пользы, чем приносит, убиваясь «на благо общества». У немцев есть ходовая поговорка, означающая жизненный принцип, — leben und leben lassen (жить самому и давать жить другим). Несомненно, этот принцип характерен и для Володи» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004, стр. 221).

Неожиданно Усольцев заявляет: «Володя не имел никаких признаков карьериста. Это был обычный трудяга-конформист, смирившийся с системой. Он вовсе не «гигант мысли» и не супермен. Он — обычный толковый, работящий, приятный человек. Уровень притязаний в карьере у Володи был вполне реалистичный. Он понимал, что никогда не станет генералом». Тогда как же Усольцев объясняет столь успешную дальнейшую карьеру своего сослуживца Путина? «Ну, а теперь читатель, наверное, согласится со мной, что такой симпатяга закономерно не оставил конкурентам из ближайшего ельцинского окружения ни малейших шансов в необъявленном соревновании за симпатии уходящего на покой Бориса Николаевича. Хоть и не был Володя выдающимся экономистом, юристом, социологом, он победил. Оказался самым симпатичным из единомышленников Ельцина» (Владимир Усольцев «Сослуживец», М., «Эксмо». 2004, стр. 230).

И все же почему из длинного ряда претендентов, означенных Ельциным своими преемниками, Немцова он даже публично представлял Маргарет Тэтчер в этом чине, спившийся вконец Борис Николаевич именно Путина короновал? Трудно не согласиться с Владимиром Усольцевым, что лидерство Путина определил в том числе и его талант нравиться начальству. Не только начальству, надо заметить. Очень многие, имевшие с Путиным встречи, им очарованы, и лишь единицы поняли почему. «Мы услышали от него то, что хотели услышать», — резюмировала такую встречу глава телекомпании «РЕН ТВ» Ирена Лесневская. Желание Путина понравиться публике особенно заметно на теле-шоу «Прямой линии» с народом.

Примерно в том же ключе пыталась объяснить «выбор папы» дочь Ельцина — Татьяна Дьяченко: «Папе нравилась Володина улыбка». На что ей резко отпарировал М. Н. Полторанин, бывший вице-премьер Правительства, по-настоящему друживший с Ельциным: «А походка? Ну, зачем же родного отца выставлять помимо всего еще и гомиком» (Михаил Полторанин «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса», М., «Алгоритм», 2010, стр. 436). Сам же Михаил Никифорович напрямую связывает бешенный карьерный взлет Путина с «успешно» проведенной операцией спецслужб по ликвидации лидера ДПА — «Движения в поддержку армии» генерала Льва Рохлина. «Именно с июля 98-го начался стремительный карьерный взлет Владимира Путина, в общем-то, заштатного чиновника Кремля. Причем июльское назначение Владимира Владимировича на пост директора ФСБ происходило в какой-то странной горячке. Вот как рассказал об этом эпизоде журналистам «Версии» предшественник Путина Николай Ковалев, во всем и всегда верный «семье»: «Кириенко (только что назначенный премьером для проведения дефолта. — Авт.) спешно улетел в Шуйскую Чупу, где отдыхал Президент. И к вечеру вернулся с подписанным указом. Я потом сказал ему: «Сергей Владиленович, Вы, по моим подсчетам, спалили тонн семь керосина, чтобы подписать один этотуказ». Зачем такая спешка? Ведь это была суббота, а в понедельник Президент вернулся в Москву. Все происходило в чрезвычайной спешке. Ночью, в субботу Кириенко огласил указ. И ночью же, в субботу я передавал дела Владимиру Путину. Всего за 20 минут я передал Федеральную службу безопасности страны новому директору. Такого еще не было...» ...Чтобы ради тебя такой шухер — «ночью», «за 20 минут»?

Да еще когда дело касалось огромной секретной службы. Это надо было чем-то сильно угодить опасливому Президенту. И дальше безостановочный марш-бросок к главному российскому трону. Марш-бросок человека, лишь шапочно знакомого Ельцину, не проверенного им на умение разбираться в острых управленческих ситуациях — к тому же с длинным хвостом провальной работы в Питере, без знания экономики. Совпадение? Их, совпадений, набралось многовато. Над ними, оценивая итоги работы и поведение Путина, все глубже задумываются вменяемые граждане. О чем теперь рассуждать? Мы заимели то, что видим. И пожинаем то, что посеяли» (Михаил Полторанин «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса», М., «Алгоритм», 2010, стр. 435–436).

Да, не получается красивой сказки о простом пастушке, усыновленном добрым королем и ставшим прекрасным принцем, а когда он сменил умершего короля, все в его царстве зажили счастливо. Не с неба на него корона свалилась, а вода, огонь и медные трубы в реальном сказе обретают реальные имена: Юрий Скуратов, Лев Рохлин и вряд ли на них список испытаний Путина «добрым дедушкой Ельциным» обрывается.

//__ * * * __//

Ссылки на Марину Евгеньевну Салье встречались мне постоянно в документах уголовного прошлого Путина в Питере, но сколько не искал, обстоятельных материалов ее не находил, молчала Марина Евгеньевна. Она действительно заговорила только через десять лет после восшествия Путина на высший государственный пост. Я должен ее процитировать, чтобы получить правду из первых рук, ведь это она, будучи депутатом Ленинградского городского Совета, председателем Комиссии по продовольствию и одновременно народным депутатом России, разворошила путинский гадюшник, а, главное, чтобы воздать должное мужеству этой женщины, нашедшей в себе силы в 78 лет приехать в Петербург из далекой глухой псковской деревушки и выступить на митинге 4 февраля 2012 года, за полтора месяца до смерти, выступить как всегда страстно, выступить гневно, и в малом нив чем себе не изменив: «Я не хочу, чтобы наш следующий Президент приветствовал нас словами «мочить в сортире». Я хочу, чтобы дело Путина, которым я занималась с 1992 года, было доведено до суда!».

«Осенью-зимой 1991–1992 года город остался без продовольствия, — рассказывает Марина Евгеньевна. — Вины в этом ни Собчака, ни моей, ни председателя Комитета по продовольствию, т. е. исполнительной структуры, не было. Частично продовольствие попрятали. Ну и не было его физически в стране. После путча 1991 года экономические реформы очень долго не начинались. Прибалты первыми отпустили цены. И тогда начался бешеный вывоз из Петербурга остатков продовольствия. Я поняла, что надо вводить карточки на остатки продовольствия. Я, блокадница, понимала, что значитдля нашего города введение карточек. Но это было необходимо. Талонов уже была масса — на молоко, мясо, колбасу, водку. На заседании руководства Петербурга поддержал меня только Александр Николаевич Беляев, он тогда был председателем финансовоэкономической комиссии. Он меня поддержал, и мы ввели карточки. Введением этих карточек мы на какое-то время удержали ситуацию. А дальше я стала узнавать, исключительно по слухам, что нашему городу выделены квоты на продажу леса, металлов и других товаров для бартера в обмен на продукты. Какие квоты? Где квоты? Официально никто ничего не знает. Я написала запрос Собчаку и получила ответ, правда, нескоро.

Была создана рабочая группа для расследования этой ситуации. И, если говорить очень коротко, то дело было так: договоры были заключены бог знает с какими фирмами. Фирмы были совершенно явно подставные, однодневки. Лицензии на вывоз сырья выдавались нашим питерским комитетом по внешнеэкономическим связям, то есть его руководителем Путиным. Подписывал их либо он сам (редко), либо его заместитель Аникин. Они не имели права выдавать этих лицензий. И товары с этими лицензиями уходили за рубеж. А продовольствие не поступало. И не поступило.

— На какую сумму было продано сырья?

— Это зависит от цен на сырье. Еще одной особенностью этих соглашений было то, что в них были очень занижены цены. Например, на редкоземельный металл скандий.

Эксперты, к которым обратилась я, дали одну цифру. Позже журналист «Ведомостей» Владимир Иванидзе у других экспертов выяснил другую цифру. По их данным, цены в контракте на редкоземельные металлы были занижены не в десятки, а в сотни раз. Но Иванидзе выгнали из «Ведомостей» втотже час, как он это написал. Кстати, при первых подсчетахя упустила вывезенный алюминий. Что касается скандия, в контракте указана цена 72,6 дойчмарок. А в 1992 году, когда этот металл был вывезен, цена на металлический порошок скандия составляла 372 000 долларов за килограмм. В сотни раз выше. Скандия было вывезено семь килограммов. Вот и умножьте! В целом по этим контрактам речь шла о миллионах, о десятках миллионах долларов «прибыли». Этим делом занимался не только Путин, но и Собчак.

Когда наша рабочая группа закончила свою работу, был составлен огромный отчет. Он был вынесен на заседание президиума. Президиум его одобрил, и мы отправили его в прокуратуру. В отчете я не настаивала на ответственности Собчака, а только главы комитета по внешнеэкономическим связям Путина. Прокуратура долго не отвечала, затем ответила, что она вызывает по этому делу какого-то секретаря Ленсовета Голубева. Причем тут этот Голубев? Непонятно. Тогда я отвезла этот отчет начальнику Контрольного управления Администрации Президента Юрию Болдыреву. Я ему позвонила, и мы тут же встретились. Он действовал очень оперативно. Во-первых, он прямо при мне написал письмо Авену (от 31 марта 1992 года): «Уважаемый Петр Олегович! В Контрольное управление Администрации Президента Российской Федерации поступили материалы от депутатов рабочей группы Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов, свидетельствующие о возможной необходимости отстранения председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Путина В. В. от занимаемой должности. В связи с этим прошу Вас не рассматривать вопрос о назначении Путина В. В. на какие-либо должности впредь до рассмотрения этих материалов Контрольным управлением». После чего Собчак мгновенно назначил Путина уполномоченным МВС по Санкт-Петербургу с двойным подчинением. Ну вот. Путина назначили, а Болдырева сняли. В прокуратуре дело так и осталось нерасследованным. Как вы понимаете, история с лицензиями, с продовольствием, десятками миллионов долларов, крепко связала Собчака и Путина. Это видно по всем документам.

Ну, а как только Борис Николаевич отдал бразды правления Владимиру Владимировичу, Анатолий Александрович решил, что все теперь в порядке, он неподсуден и под защитой Владимира Владимировича может спокойно вернуться в Россию. Что и сделал, и был абсолютно не прав. Дело кончилось плохо. Я думаю, что вряд ли он умер своей смертью. Потому что все обстоятельства этой смерти были очень странными, и Людмила Борисовна на следующий день после его смерти сама высказала такое предположение. Правда, еще через день ей, наверное, хорошо объяснили все, что надо, и она отказалась от этой версии. Возможно, нужно было бы провести эксгумацию.

Путин в книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» написал такую фразу (почти цитирую): «Да в том-то и дело, что не было никаких лицензий. Ну, не было их». А они все у меня в папке лежат. Убьют меня. С 2000 года я не давала интервью, либо предупреждала журналистов: о Путине — ни слова. Я переехала сразу.

— Вы не хотели уехать за границу?

— Нет. Я человек своей страны. Я космополит, безусловно, но жить могу только в своей стране. Я рада моему виду на озеро гораздо больше, чем была бы рада такому креслу, в котором восседала Людмила Нарусова в фильме о Собчаке» (радио «Свобода»).

//__ * * * __//

На днях Сергей Михайлович Игнатьев покинул пост Председателя Центрального банка России, который занимал рекордные одиннадцать с лишним лет, а до того заместитель министра экономики, первый заместитель министра финансов России, словом, человек сведущий, тем ценнее его сенсационное заявление газете «Ведомости» о том, что криминальный вывод из России денежных средств в сумме 49 миллиардов долларов в год (!) осуществляется «одной хорошо организованной группой лиц». Поразительно, но заявление это вызвало интерес лишь ряда деловых и экономических изданий, да и то на короткое время. И все. Ни от Администрации Президента, ни от Правительства России даже куцых комментариев не последовало. 49 миллиардов долларов ежегодно преступно вымывается из страны, об этом говорит все знающий о финансах человек, в чьей компетенции никому и в голову не придет сомневаться, и никакой реакции власти. Сделали лицо, что ничего не произошло. Ну, чихнул человек за столом, с кем не бывает. Прилично воспитанные люди в таких случаях делают вид, что не заметили. Политических последствий это сенсационное заявление не имело. Про растраченный, так и не дошедший до России, летом 1998 года кредит МВФ на 4,8 миллиарда долларов все до сих пор поминают, а здесь в десять раз больше — 49 миллиардов долларов ежегодного (!) криминального вывода за рубеж и. тишина.

Всего же, начиная с 2000 года, по статье платежного баланса «Сомнительные операции» из России выведено около 310 миллиардов долларов — официальная статистика Центрального банка России. Статья «Сомнительные операции», трактуемая как «Своевременно не полученная экспортная выручка, не поступившие товары и услуги в счет переводов денежных средств по импортным контрактам, переводы по фиктивным операциям с ценными бумагами», существовала всегда и воспринималась как неизбежное зло, как недособранные налоги, как теневая экономика, как, в конце концов, коррупция — с ними, конечно, необходимо бороться, добиваться их сокращения, но окончательно победить очень трудно. Поэтому само наличие существенных цифр по строке «Сомнительные операции» в ежегодных отчетах Центрального банка по платежному балансу резало глаза, но не вызывало широкого резонанса. Сергей Игнатьев первым из руководителей национального масштаба заострил внимание на другом: больше половины объема этих операций контролируется «одной хорошо организованной группой лиц», фирмами, «прямо или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями». То есть, это не трудно поддающийся контролю со стороны государства экспорт теневого капитала, а сеть хорошо организованных спецопераций по выводу средств, скорее всего, криминального происхождения.

С. М. Игнатьев говорит о деньгах наркомафии, взятках и откатах, отмывании доходов, от неуплаты налогов: «Это может быть оплата поставок наркотиков или других товаров, запрещенных к ввозу на территорию России. Это может быть оплата серого импорта. Такие операции относятся к текущему счету платежного баланса. Этими целями могут быть взятки и откаты чиновникам, при этом деньги перечисляются в конечном счете на контролируемые ими счета в иностранных банках. В 2012 году таких операций выявлено на 49 миллиардов долларов. Если добавить сюда внутренние операции по обналичиванию, которые организуются теми же людьми, я думаю, общий ущерб для бюджетной системы превысит 600 миллиардов рублей в год. Фирмы-однодневки — это просто беда нашей экономики. Чтобы понять масштабы проблемы, приведу несколько цифр. Всего «действующих», зарегистрированных в ФНС России коммерческих организаций 3,9 миллиона, из них в форме ООО — 3,6 миллиона. Реально действующих организаций, т. е. тех, которые проводят хоть какие-то платежи через банковскую систему, примерно 2 миллиона. Остальные — примерно половина, — видимо, ждут своего часа. Из числа организаций, проводящих платежи через банковскую систему, 11 процентов организаций не платят вообще никаких налогов, еще 4–6 процентов организаций платят чисто символические суммы» («Ведомости», № 28, 20 февраля 2013 года).

Согласно данным Центрального банка, наблюдается ежегодный чистый отток частного капитала: в 2011 году — 81 миллиард долларов, в 2012 — 57 миллиардов долларов. К тому же за последние годы резко увеличился объем покупок гражданами России недвижимости за рубежом. В 2011 году этот показатель составил более девяти миллиардов долларов. Чаще всего покупают квартиры, дома, виллы, дворцы в странах с благоприятным климатом: в Испании, Черногории, Болгарии.

«Невозможно представить себе, чтобы такая организованная деятельность оставалась незамеченной властями, — уверены эксперты. — Это происходит в государстве, где расходы на «национальную безопасность и правоохранительную деятельность» удвоились за последние шесть лет и достигли полутора триллионов рублей, а численность сотрудников МВД выросла за это время на 30 процентов, где более трети мелких предпринимателей жалуются на постоянные помехи, чинимые правоохранительными органами. Как в стране со столь разветвленным и всепроникающим полицейским аппаратом можно осуществлять организованный и повторяющийся из года в год криминальный вывод за рубеж десятков миллиардов долларов? Да еще по схемам, известным и понятным руководству Центробанка? Ведь озвученная главой Центрального банка формула про «фирмы, связанные друг с другом платежными отношениями», означает, что в Банке России детально изучали схемы вывода средств и располагают подробной информацией о конкретных фирмах, их владельцах, происхождении средств и т. п. Можно не сомневаться, что банкиры докладывали обо всем этом руководству страны».

Вывод напрашивается сам собой: власти хорошо знают о схемах многомиллиардного вывода из страны «грязных» денег, но не принимают мер. Трудно сказать, решил ли Игнатьев перед уходом предъявить обществу непривычную для последнего времени правду или просто не понимал, какие выводы можно сделать из его интервью. «Игнатьевгейт» потенциально может стать крупнейшим финансово-политическим скандалом, подобно шумихе в конце 1990-х вокруг «стабилизационного» кредита МВФ или «дела «Мабетекса», — считает газета «Ведомости» (№ 28, 20 февраля 2013 года).

Вчитываясь в скупо сказанное С. М. Игнатьевым, в то же время сколько сказано! тут же вспоминаешь декабрьский скандал 2007 года с корреспондентом московского журнала «The New Times» гражданкой Молдавии Натальей Морарь, которую по прилету в Россию из командировки задержали в аэропорту «Домодедово», отказались выпускать из здания аэропорта, ссылаясь на указание ФСБ. В интервью агентству Рейтер редактор отдела политики журнала «The New Times» Илья Барабанов заявил тогда, что реакцию российских властей спровоцировали статьи Натальи Морарь: «Морарь — автор материалов о расследовании убийства Козлова, где описывалась схема по отмыванию денег высокопоставленными чиновниками через банки «Дисконт» и «Raiffeisen».

Депортацию Морарь тогда жестко осудила международная федерация журналистов. Крупнейшее в мире профессиональное объединение работников СМИ обратилось к ОБСЕ и Совету Европы с просьбой расследовать происшедшее и потребовать разъяснений от российских властей. «Эти действия — пример шокирующего подавления свободы слова и явная угроза другим не пытаться показывать темную сторону политики в современной России», — заявил генеральный секретарь Федерации Эйдан Уайт («The New Times», № 15, 2007 год).

После заявления экс-главы Центрального банка С. М. Игнатьева статья Натальи Морарь «Чиновники уводят деньги на Запад» в журнале «The New Times» воспринимается особенно обостренно. Ведь ее достоверность по сути подтвердил высший авторитет в финансовых вопросах — глава Центрального банка Российской Федерации.

«23 мая Президент России Владимир Путин приедет с официальным визитом в Австрию, — с этого начинается статья Натальи Морарь «Чиновники уводят деньги на Запад». — Там его может ждать сюрприз: Интерпол расследует, а австрийская полиция готова возбудить уголовное дело, в котором, каку тверждают, завязаны ключевые фигуры его Администрации. В это же время в Москве российская Генпрокуратура примет решение о закрытии или списании как «незначительного» уголовного дела № 248089, возбужденного МВД РФ по факту вывода за границу денег крупных российских чиновников накануне президентских выборов 2008 года. Счет в «незначительном» деле идет на миллиарды долларов. В нем фигурируют помимо прочих пять банков из первой десятки крупнейших банков России и австрийский «Райффайзен». В этом деле уже есть и жертвы: следователи предполагают, что жертвой стал убитый 13 сентября 2006 года замглавы Центрального банка России Андрей Козлов. По данным МВД, в процессе проверки была раскрыта единая схема вывода денег чиновников, близких к контролируемым Кремлем нефтяным компаниям и генерал-лейтенанту Александру Бортникову, заместителю директора ФСБ и начальникуДепартамента экономической безопасности ФСБ (с 12 мая 2008 года Александр Васильевич. Бортников — директор ФСБ России и председатель Совета руководителей органов безопасности и спецслужб стран СНГ — ред.). Бортников известен своими близкими отношениями с замглавы Администрации Президента Игорем Сечиным и помощником Владимира Путина Виктором Ивановым («The New Times» подробно писал об этом в№ 1 от 12 февраля 2007 года в рамках расследования дела об убийстве Александра Литвиненко). Как заявляют источники «The New Times», Бортников якобы курировал отток денег различных коммерческих структур, занимающихся продажей электроники в России.

Уголовное дело было возбуждено по конкретному эпизоду. В течение только одного дня, 29 августа 2006 года, со счетов сразу 27 банков города Москвы в банк «ДИСКОНТ» были переведены деньги на сумму около 1,595 млрд. рублей. В течение рабочего дня 29 августа деньги, поступавшие на счета этих фирм, переводились на счета трех иностранных компаний: «Эннердейл инвестсментслимитед», «Индеко инжиниринглимитед» и «Фонтана инвест инк. Лимитед». Зарегистрированы компании на Кипре и Британских Виргинских островах, а счета размещались в австрийском Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG. Во внутреннем учете банка «ДИСКОНТ» денежные операции с австрийским банком за этот день отражены не были, а обороты за день были показаны как нулевые. 30 августа 2006 года «ДИСКОНТ» дал австрийскому «Райффайзену» поручение перевести деньги из перечисленных компаний на счета 12 зарубежных банков.

Уже на следующий день, 31 августа, Центральный банк отозвал у «ДИСКОНТА» банковскую лицензию с 1 сентября 2006 года. Причиной этому стало неисполнение банком федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, и неоднократное нарушение в течение одного года требований, предусмотренных 115-м федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Всего за период двухлетних месяцев — с 30 июня по 29 августа 2006 года — со счетов ООО «Соланж» и ООО «Сатурн-М» через «ДИСКОНТ» были переведены втри названные иностранные компании деньги на общую сумму свыше 41 млрд рублей, или более $1,5 млрд. Деньги в так называемые ООО переводились из различных российских банков, а уже из трех иностранных компаний по поручению банка «ДИСКОНТ» переводились австрийским «Райффайзеном» в различные зарубежные банки.

Схема по массовому выводу денегза границу, какутверждают в МВД, работала следующим образом. Главными узловыми элементами были два банка — российский Московский коммерческий банк «ДИСКОНТ» и австрийский Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG. Из более чем 50 банков России деньги, как правило, переводились сначала на счета 17 российских фирм, зарегистрированных на подставных лиц. Многие из них были якобы созданы при содействии самих банковских структур. В списке банков, клиенты которых осуществляли переводы крупных сумм на счета этих 17 фирм, — Газпромбанк, Альфа-Банк, Международный Банк Развития, Внешторгбанк Екатеринбург, Внешторгбанк Белгород, Внешторгбанк Розничные услуги, РАКБ «Москва», Сбербанк России (город Москва), Импэксбанк, Мастер-Банк, Нефтепромбанк, Транскапиталбанк, Международный Промышленный Банк, Стройпромбанк, Социнвестбанк, банк «Сенатор», Русьбанк, Леспромбанк, Инвестсбербанк, Собинбанк, Московский Кредитный Банк, Русславбанк, Руна-Банк, Гранд Инвест Банк и др. Источники, близкие к ФСБ, сообщили «The New Times», что «за этим списком банков идет настоящая охота, за каждое наименование банка, с тем чтобы оно исчезло из списка, предлагают по $150 тысяч; так что сами посчитайте — стоимость списка превышает $15 млн».

Деньги, поступившие в 17 фирм, далее переводились на счета подставных российских коммерческих компаний, так называемых ООО, созданных банком «ДИСКОНТ» (среди которых ООО «Соланж» и ООО «Сатурн-М»), а уже с них — на счета трех иностранных офшоров на Кипре и Британских Виргинских островах. Отдельно в этой схеме, по словам того же источника, выделялась российская «дочка» крупного европейского банка: «Банк не пользовался услугами 17 подставныхфирм, а использовал свои собственные. Из них деньги переправлялись через «ДИСКОНТ» в три иностранных офшора, а из них уже через австрийский «Райффайзен» — в другие иностранные банки». Как утверждают в МВД, данная схема проработала около полутора лет. «Массовый отток денег чиновников за границу начался еще в 2001–2002 годах одновременно с резким ростом цен на нефть, — сообщает источник. — Но это никогда раньше не носило столь централизованного характера, обычно деньги уводились различными группировками по отдельности. В схеме же, завязанной на банк «ДИСКОНТ» и австрийский «Райффайзен», были замешаны практически все крупные банковские структуры и примерно один и тот же круг чиновников».

Кроме вывода денегза границу через банк «ДИСКОНТ» централизовано осуществлялось обналичивание крупных сумм внутри России. В этом участвовали некоторые банки из упомянутого списка. Схема работала предельно отлаженно, а использовались в ней, как правило, гастарбайтеры из стран СНГ, а также нерезиденты из стран Прибалтики. «Как правило, гастарбайтер привозился в один из банков (из списка более чем 50 банков — «The New Times»), куда предварительно на его имя осуществлялся денежный переводна физическое лицо по поручению банка «ДИСКОНТ». За один раз гастарбайтером могли сниматься суммы от нескольких десятков тысяч до полутора миллионов долларов. За один рабочий день в различных банках по такой схеме могли обналичивать до нескольких десятков миллионов долларов. После этого деньги забирались, а гастарбайтер получал свои копейки». Так, только в одном из банков, фигурирующих в списке, за короткий период времени были осуществлены переводы на физическихлиц — нерезидентов и обналичены суммы в 1,36 млн, 257 тыс., 566 тыс., 420 тыс. и 824 тыс. долларов. По данным источников, банки можно было бы обвинить в нарушении 115-го федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно статье 7 этого закона, банк обязан не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения операции, предоставлять в Федеральную службу по финансовому мониторингу всю информацию об операциях, превышающих сумму в 600 тыс. рублей (около $23 тыс. — «The New Times»). Как заявляет источник, информация о всех переводах из банка «ДИСКОНТ» на конкретных физическихлиц в другие российские банки предоставлялась задним числом с большим опозданием. По данным МВД, российские банки, участвовавшие и в переводе денег за границу и в обналичивании средств через банк «ДИСКОНТ», якобы получали за каждую проведенную операцию «до 10 % от общей суммы».

Как стало известно The New Times, еще в марте 2006 года в департаменте Центрального банка России, ответственном за банковское лицензирование, и до сентября 2006 года возглавляемом зампредом Андреем Козловым, был подготовлен аналитический документ о возможном отмывании средств через иностранные банки целым рядом российских коммерческих организаций, а также физическими лицами. Информация, озвученная в докладе, была взята на проверку Департаментом экономической безопасности МВД. Уже в июле 2006 года Андрей Козлов в узких кругах говорил о трех иностранных компаниях, через которые идет основной «отмывочный» поток за границу. К концу августа общая схема потока денег через банк «ДИСКОНТ» и три иностранных офшора со счетами в австрийском «Райффайзене» была установлена, и 31 августа зампред ЦБ лично настоял на отзыве лицензии у банка «ДИСКОНТ». Спустя 8 дней по итогам проверки Департамента экономической безопасности МВД и при непосредственном содействии Козлова было возбуждено уголовное дело № 248089 в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников банка «ДИСКОНТ». Еще через 5 дней, 13 сентября 2006 года, на зампреда Центрального банка было совершено покушение, когда он выходил из спорткомплекса на улице Олений Вал в Москве. Его водитель скончался от полученных ранений на месте, а сам Козлов умер на следующее утро в больнице.

Уголовное дело, возбужденное по фактуубийства Андрея Козлова, было передано в управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры РФ. Вскоре представители ведомства официально заявили, что у следствия нет никаких сомнений в том, что «убийство замглавы Центробанка связано с его профессиональной деятельностью». Уже в октябре 2006 года было объявлено о задержании исполнителей убийства — трех граждан Украины, приехавших в Москву из Луганска. Чуть позже, в ноябре, были задержаны посредники в организации покушения. В начале декабря 2006 года генпрокурор Юрий Чайка заявил на пресс-конференции в Москве: «Можно говорить о том, что уголовное дело раскрыто». Спустя месяц, 11 января 2007 года, в Москве был задержан главный подозреваемый в организации убийства — банкир Алексей Френкель. Однако собеседники «The New Times» в МВД, в Госдуме и в банковском сообществе убеждены, что «Френкель никакого отношения к убийству не имеет; задержан он был по одной-единственной причине — он довольно подробно знал схему отмывания «черных» денег, как и вообще многие в банковском секторе, но при этом не отличался особой молчаливостью». Из источников «The New Times», близких к Генпрокуратуре, стало известно, что банк «ДИСКОНТ» в деле об убийстве Андрея Козлова не фигурировал ни на одном из этапов. Никаких заявлений о возможной связи возбужденного 8 сентября при непосредственном сотрудничестве зампреда Центробанка и ДЭБ МВД уголовного дела № 248089 и убийства, совершенного спустя пять дней после возбуждения дела, озвучено не было.

О том, что Френкель не будет молчать, было понятно уже после его задержания, когда стало известно о том, что еще в декабре 2006 года он намеревался открыто выступить в СМИ с обвинениями в коррупции в адрес руководства Центрального банка и критикой его политики по отзыву лицензий. В российские газеты попали так называемые три письма Френкеля, в которых подробно описывается схема обналичивания крупных сумм различными банками и вывода за границу через офшоры «серых» средств.

Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG, видимо, был выбран не случайно. Как сообщили источники в МВД, связано это в первую очередь с тем, что через австрийский «Райффайзен» идет основной поток денег на строительство Северо-Европейского газопровода (СЕГ) по дну Балтийского моря от России (Выборг) до Германии (Грайсфальд). «Под прикрытием этих денег параллельно выводятся деньги целого ряда высоких российских чиновников и контролируемых Департаментом экономической безопасности ФСБ коммерческих структур», — отметил источник.

Строительство СЕГ началось в декабре 2005 года и по планам продлится до 2010 года.

Главным оператором проекта стала компания Nord Stream, 51 % акций которой принадлежат «Газпрому» и по 24,5 % — немецким компаниям BASF AG и E.ON AG. Президент Института национальной стратегии Станислав Белковский в интервью «The New Times» утверждает, что деньги на строительство Северо-Европейского газопровода идут «в том числе и через австрийский «Райффайзен». «По моим данным, этот банк вообще давно принадлежит нашим согражданам — господину Ковальчуку и компании, они уже выкупили часть акций банка. Именно с этим и связаны столь тесные и теплые отношения», — продолжил Белковский.

Объем сумм, идущих на строительство газопровода, оценивается, как официально заявил в апреле 2006 года генеральный директор «Газпром экспорт» Александр Медведев, в $10,5 млрд. Любопытно, однако, что изначально озвученная сумма строительства была около $5 млрд. «Объяснить экономическими причинами, почему стоимость проекта буквально за четыре месяца возросла более чем в два раза, невозможно, — утверждает президент Института энергетической политики Владимир Милов. — Один километр газовой трубы в мире стоит от $600 тыс. до $1,5 млн, а при строительстве СЕГ уже сейчас цена одного километра достигает $2,5 млн». Значит ли это, что $1 млн с каждого километра трубы идет в откат?

Как стало известно «The New Times» из источников в Генпрокуратуре, в ближайшие дни в стенах ведомства должен рассматриваться вопрос о «списании дела (о банке «ДИСКОНТ». — «The New Times») как незначительного» и переводе его на рассмотрение «в одно из территориальных подразделений ГУВД Москвы или московской прокуратуры». Задача — прикрыть дело окончательно. Одновременно с этим, как заявил адвокат банкира Алексея Френкеля ИгорьТрунов, совершенно неожиданно 17 мая в Генпрокуратуре ему сообщили, что следствие по делу его подзащитного завершено и в течение ближайшей недели будет передано в суд. Все попытки адвоката заявить ходатайство о проведении дополнительной экспертизы были встречены отказом.

По имеющейся у «The New Times» информации, в самое ближайшее время должна произойти серия громких увольнений ряда российских чиновников различных уровней, причастных к коррупционным делам. Как сообщили источники в МВД, «под прикрытием коррупционных зачисток в ведомстве могут начаться увольнения людей, с самого начала занимавшихся делом по «ДИСКОНТУ». Цель — сократить до минимума круг лиц, знающих о схемах вывода денег через указанный банк. Так, по нашей информации, в ближайшее время может быть уволен один из руководителей оперативно-розыскной части Департамента экономической безопасности МВД» (Наталья Морарь «Чиновники уводят деньги на Запад», «The New Times», № 15, 21 мая 2007 года).

Статья Натальи Морарь, как видите, вышла в 2007 году, но прописывает механизм незаконного вывода из страны миллиардов, начиная с 2001 года. Глава Центрального банка Сергей Игнатьев говорит о том же самом в июне 2013 года. Понятно, что все эти годы банковский механизм преступного высасывания миллиардов долларов из России, работал как нефтяная «качалка» — без сбоев. Это значит, что материал Натальи Морарь хоть и переполошил ФСБ, объявившую автора статьи нежелательной персоной, но так и остался делом одного лишь журнала и пересудов в среде его читателей, зато сегодня он дает нам возможность предположить участие в деле нескольких конкретных фигур из размытой формулировки бывшего главы Центрального банка о том, что криминальный вывод из России денежных средств в многомиллиардных масштабах осуществляется «одной хорошо организованной группой лиц». Кого конкретно называет прекрасно информированный и, очень важно заметить, безупречной репутации среди профессионалов журнал «The New Times»: Юрий Валентинович Ковальчук — бизнесмен, крупнейший совладелец и председатель совета директоров банка «Россия«; Александр Васильевич Бортников — директор ФСБ России и председатель Совета руководителей органов безопасности и спецслужб стран СНГ; Виктор Петрович Иванов — директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, председатель Государственного антинаркотического комитета; Игорь Иванович Сечин — президент нефтяной компании «Роснефть«. Объединяет их всех близость к В. В. Путину. Юрий Ковальчук вместе с Путиным учреждал дачный кооператив «Озеро «близ Приозерска. Виктор Иванов служил вместе с Путиным в КГБ, потом работал плечом к плечу в мэрии Санкт-Петербурга. И Александр Бортников — сослуживец Путина в КГБ. А Игорь Сечин и вовсе с 1991 года от Путина ни на шаг — с управления внешнеэкономических связей исполкома Ленсовета.

Журнал «The New Times» продолжает выходить, не растеряв за эти годы авторитета серьезного источника информации, на «The New Times» безбоязненно ссылаются самые солидные издания как в России, так и за рубежом. Но и скандальные герои публикаций «The New Times» Ковальчук, Бортников, Иванов, Сечин продолжают занимать высшие государственные, финансовые посты, из ближайшего окружения Президента страны не выпали. Но ведь так не бывает! Так не должно быть! Если люди замешаны в преступном обескровливании российской финансовой системы, они должны ответить, а если журнал возвел на них напраслину, то покаяться должен журнал. Или-или. Третьего не дано. В ситуации, когда речь идет о выводе из страны сотен миллиардов долларов — триллионов рублей — делать вид, что ничего не происходит, — преступно. Да ладно журнал, сегодня можно на «продажных щелкоперов» внимания не обращать, «их дело писать, наше дело плевать», но вот же крупнейшая государственная фигура — Председатель Центрального банка России ударил в набат: «хорошо организованной группой лиц» осуществляется криминальный вывод из России денежных средств на десятки миллиардов долларов в год — и... тишина! Страшная тишина, жутью от нее веет при одном только предположении, что в этом криминальном бизнесе участвует Президент страны. Свои ли деньги на Запад гонит, чужие ли покрывает, но он молчит, а, значит, по всем, что нашим, что не нашим законам, соучаствует.

//__ * * * __//

Из послания в послание Федеральному собранию Путин не устает твердить одно и тоже: «Деньги должны работать на нашу экономику, в нашей стране, а не «болтаться» в офшорных зонах». Это он говорил в 2005 году, слово в слово повторил через восемь лет, в 2013 году. Бессовестность его даже не в том, что за долгие годы на вершине власти Путиным ничего не сделано, чтобы наши деньги работали на нашу экономику. Да Путин никогда и не брал на себя таких обязательств, он же не говорит: «наши деньги будут работать на нашу экономику» или «мы предпринимаем (предпримем) меры, чтобы наши деньги работали на нашу экономику» и уж тем более не говорит «я обещаю (гарантирую), что наши деньги не будут «болтаться» в офшорных зонах», нет же! он говорит обезличенно-неопределенно ««деньги должны работать на нашу экономику», адресуясь невесть к кому, похоже к самим деньгам. Должны! — и точка. Умный поймет, что эти слова никого, в первую очередь самого Президента, ни к чему не обязывают, и спросить, стали ли «наши деньги работать на нашу экономику», будет не с кого. Наглость Путина заключается в том, что говорит он хоть и пустые по наполнению, но по экстерьеру правильные вещи, а делает преступно противное. Журналисты «Новой газеты» Дарья Пыльнова и Дмитрий Шкрылев, проведя кропотливое расследование, определили, что роскошная путинская белоснежная 57-метровая пятипалубная мега-яхта «Олимпия», сошедшая со стапелей судоверфи в нидерландском городе Папендрехт, выстроенная лидером в производстве королевских океанских яхт компанией «Feadship» за 50 миллионов долларов (не считая ежегодных расходов на содержание и обслуживание судна, которое обычно составляет не менее 10 процентов стоимости мега-яхты), зарегистрирована на офшорной территории в Джорджтауне (George Town), Каймановы острова. Компания Unikom Management Services, за которой в британском судовом регистре Lloyd s числится путинская мега-яхта, является дочерней компанией российского ОАО «Союзкомфлот», сто процентов акций которой принадлежат государству. Совет директоров компании возглавляет помощник Президента Путина Игорь Шувалов («Новая газета», № 38, 2005 год).

Цинично отношение Путина и к борьбе с коррупцией, когда люди, именно Путиным приставленные к основным государственным финансовым потокам, лично Путиным назначенные распорядителями государственной казны, грабят казну и остаются безнаказанными, более того, получают повышение и благодарственную милость Президента в виде высочайших государственных наград. Грабителям Отечества — ордена «За заслуги перед Отечеством». В послании 2002 года Президент Путин чеканит: «Одним из факторов, который делает нашу страну некомфортной, к сожалению, для граждан и негостеприимной для иностранцев — является преступность. Правоохранительные органы должны направлять свои усилия на защиту прав граждан, жесткую борьбу с рэкетом, административным произволом и коррупцией». Через десять лет снова: «Всем очевидны и главные проблемы, ничего нового здесь тоже не скажу — это низкая эффективность государственной власти и коррупция» (из послания Президента Федеральному собранию», декабрь 2012 года). А на деле? Сотни миллиардов рублей из государственного бюджета вложены в госкорпорации. В Агентство по страхованию вкладов — три миллиарда рублей, в «Роснано» — 130 миллиардов рублей, в «Фонд содействия реформированию ЖКХ» — 240 миллиардов рублей, в «Олимпстрой» — 170,79 миллиардов рублей, в «Ростехнологии» — 426 отечественных предприятий, минимальная стоимость активов которых, по оценкам экспертов, составляет 18 миллиардов долларов. Проверив лишь частично их работу, Генеральная прокуратура повсеместно выявила «факты нецелевого и неэффективного расходования выделенных государством финансовых и материальных ресурсов», «расточительное расходование бюджетных средств на выплаты сотрудникам», «факты несоответствия деятельности госкорпорации целям, сформулированным в федеральных законах об их создании» («Новая газета», 25 ноября 2009 года).

О коррупции, разъевшей Кремль, открыто говорит мировая пресса. Сошлюсь для примера на публикацию в «Sunday Times». Успешный бизнесмен, активно участвующий в подготовке зимней Олимпиады 2014 года, 56-летний Валерий Морозов, занимающийся строительным бизнесом, признался, что заплатил крупную взятку в размере четырех миллионов фунтов стерлингов одному из кремлевских чиновников, чтобы заключить выгодный государственный контракт для предстоящих Игр. Морозов рассказал, как участвовал в операции правоохранительных органов по задержанию чиновника. Для защиты своих показаний Морозов прибыл в Великобританию, передав все документы британским адвокатам. «Я обратился в редакцию газеты «Sunday Times», так как прекрасно осознаю, какому риску я подвергся бы, оставив всю информацию в России», — заявил Морозов. На зимние Олимпийские Игры в Сочи Россия собирается потратить примерно девять миллиардов фунтов стерлингов, что более чем в шесть раз превышает затраты на минувшие игры в Ванкувере. Эти игры — любимый проект Владимира Путина. Он видит в них шанс продемонстрировать миру новую Россию. Его претензии на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018, обойдя такие западные страны, как Англия, Испания и Португалия, имеют туже цель.

Решение Морозова предать эту историю огласке поставило Кремль в крайне неудобное положение. Совсем недавно на кремлевское руководство посыпались обвинения со стороны Лорда Трисмана и председателя Футбольной Ассоциации по поводу того, что Россия планирует подкупить судей на следующем чемпионате мира, чтобы повысить собственные шансы на проведение чемпионата в 2018 году.

Морозов, бывший аппаратчик партии коммунистов, имеющий свой бизнес в Эссексе, владеет 74 процентами «Москонверспрома», строительной компании, которая является собственностью Москвы. Четыре года назад компания выиграла государственный контракт на строительство 700 квартирного роскошного жилого комплекса на побережье Черного моря. Он предназначен для проживания государственных чиновников на время проведения Олимпийских Игр в 2014. Согласно заявлению Морозова в московскую прокуратуру, от него стали требовать 12 процентов от 33 миллионов фунтов, полученных им под контракт. Деньги необходимо было выплатить наличными и по частям.

«12 процентов довольно крупная сумма, но у меня не было выбора. Мне нужно было заплатить или попрощаться с контрактом, — говорит Морозов. — Деньги я выплачивал около 20 раз в период с середины 2007 по июнь 2009. Обычно я передавал наличные в хозяйственной сумке или небольшом портфеле. В основном это происходило в офисе недалеко от Кремля, а пару раз в машине. В целом я заплатил около 180 миллионов рублей (четыре миллиона фунтов)». В отчаянии он обратился в милицию в отдел по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел.

По данным «Трансперенси Интернэшнл», лидирующей международной организации, изучающей уровень коррупции в различных странах, Россия занимает 146-ое место из 180 государств поуровню коррупции, пишет «Sunday Times». Большинство россиянубеждены, что все чиновники — взяточники. Удивительным является то, что об этом заговорил и такой человек, как Морозов. Для получения доказательств правоохранительные органы поручили Морозову поучаствовать в ряде операций. При одной из них Морозов заплатил кремлевскому чиновнику около 60 000 фунтов прямо в его офисе. Во второй раз следователи дали Морозову ярко фиолетовый галстук со встроенной видеокамерой, а на спине прикрепили микрофон. Однако все приборы были обнаружены службой охраны в здании, где должна была состояться встреча. Тогда было решено провести встречу с чиновником в московском ресторане «Сливовица». Камеру встроили в ремень Морозова, кроме того, в вазе с цветами, стоявшей на столе между мужчинами, спрятали микрофон. Сотрудники МВД сели за соседний столик. В книге одного из них была установлена скрытая камера. Он заснял, как чиновник получает сумку с содержимым в размере 90 000 фунтов. Из ресторана он вышел с деньгами. К несчастью для Морозова, доказательства были уничтожены. На следующий день после операции сотрудники МВД сообщили ему, что начальство не рискнет начать дело против такого высокопоставленного лица.

Морозов перешел в наступление. Он направил два письма Медведеву, где обвинил не только чиновника, но и сотрудников милиции в отказе бороться с преступностью. Кроме того, он подал иск в прокуратуру о факте коррупции в особо крупных размерах. За содеянное он уже поплатился. Морозов рассказал, что он лишился всех прав на управление своей компанией, которая занимается строительством олимпийского отеля. Он утверждает, что правоохранительные органы нарушили закон, не передав данные в прокуратуру (Дэвид Леппард, Марк Франкетти «Sunday Times» от 30 мая 2010 года).

Год назад, когда Владимир Путин запускал первую очередь нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО), никто представить не мог, что гигантская труба станет эпицентром крупнейшего коррупционного скандала. При сооружении нефтепровода из госказны украли четыре миллиарда долларов! Схемы воровства, названия липовых фирм-подрядчиков, общая сумма ущерба подробно описаны на 150 страницах внутренней проверки «Транснефти».

По оценкам экспертов, в ходе строительства железных и автомобильных дорог, возведения циклопических торговых центров, реставрации уникальных памятников архитектуры в России разворовывают как минимум пятую часть казенных денег. Бывает, что в карманы нечистых на руку чиновников и приближенных к ним компаний уходит половина бюджета национальных мегапроектов, о которых так много говорит Кремль. Подобные проекты курируют лично или Президент Путин, или премьер-министр Медведев, и денег на них официальная Москва не жалеет. К примеру, в строительство Центра исследований и разработок в подмосковном Сколкове в 2011–2015 годах Правительство инвестирует 3,2 миллиарда долларов, в подготовку зимней Олимпиады в Сочи — 32 миллиарда долларов.

Гендиректор российского исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов в качестве примера нахрапистого безнаказанного разворовывания народных денег приводит строительство дороги Адлер — Красная Поляна протяженностью всего 48 километров. Как подсчитало российское издание Esquire, за потраченные на эту дорогу 7,3 миллиарда рублей трассу можно застелить сантиметровым слоем черной икры или щедро покрыть по щиколотку 22-х сантиметровым слоем фуа-гра. Средняя стоимость одного километра дороги в России колеблется от 60 до 180 миллионов долларов, в Швейцарии — 20–26 миллионов, в Германии — 11–14, в Чехии — 10–12, Польше — 7–8, в Соединенных Штатах — всего лишь 4 миллиона долларов («Аргументы и факты», № 48, 2009 год). О разнице в качестве дорог говорить не приходится.

О тотальной коррупции в высших эшелонах власти уже открыто говорят сами чиновники. Начальник Контрольного управления Президента России Константин Чуйченко заявил, что «экономический эффект очищения от порочных закупок, по самым консервативным оценкам, может превысить один триллион рублей (32 миллиарда долларов)». — «То есть, объем воровства можно снизить на триллион рублей?» — переспросил у него Дмитрий Медведев и тут же поручил Правительству законодательно решить проблему.

«Российская власть против коррупции — все равно что пчелы против меда», — прокомментировал поручение главы Правительства Дмитрий Гололобов, бывший глава правового управления российской компании ЮКОС.

О коррупционной ельцинско-путинской преемственности в Кремле примечательны откровения Генерального прокурора Швейцарии Карлы дель Понте (Carla Del Ponte) в «Новой газете»: «Юрист обязан оперировать сухими фактами. А они таковы: некий синьор Беджет Паколли в самом начале 90-х открыл отделение своего строительно-ремонтного предприятия Mabetex Engineering в Москве. Где и познакомился с мэром Якутска Павлом Бородиным. Очень перспективное знакомство, если учитывать, что г-н Бородин через некоторое время назначается управляющим делами президента России. После этого бизнес синьора Паколли в России стал стремительно расцветать. Согласно показаниям одного из советников Banco del Gottardo Филиппа Туровера, тому, что он под протокол рассказал мне, как Генеральному прокурору Швейцарии, и моему заместителю Феликсу, тогда получается, что за очень выгодные подряды в Москве бизнесмен Паколли перевел на заграничные личные счета некоторых российских граждан свыше 60 миллионов долларов, таких вот незаконных денежных вознаграждений. После чего господин Скуратов, который был в то время Генеральным прокурором вашей страны, возбудил уголовное дело под номером, кажется, 221042. Это было в октябре 1998 года. Коллега Скуратов направил мне официальный запрос, согласно которому сметы на реставрацию залов некоторых знаменитых зданий государственного значения в Москве оказались завышенными на 60 процентов. И тогда мы подключились. У себя в Лугано обыскали служебные помещения «Мабетекса». Получили серьезные документальные обоснования для вылета в Россию, чтобы совместно продолжить следствие уже в международных масштабах.

В самом конце марта 1999 года российский Генеральный прокурор санкционировал обыск офисов господина Бородина и его подчиненных. Ая у себя дома приступила к интенсивному допросу подозреваемого Паколли.

Мне, как профессионалу, тогда показалось, что успеха в расследовании хотелось в ваших высших кругах власти только одному человеку. Вашему Генеральному прокурору. Только господин Скуратов был заинтересован в эффективной работе двух прокуратур. От остальных были одни препятствия и трудности. Очень, очень большие затруднения на каждом шагу. Но самая тяжелая неожиданность — это то, что уже в первые дни апреля того же года господина Скуратова сбросили с его высокой должности. Швейцария свое расследование все равно не остановила. Только дорога теперь была с односторонним движением. Летом 2000-го мы предъявили обвинение синьору Паколли. Еще через полгода, благодаря нашим усилиям, господин Бородин был задержан в ньюйоркском аэропорту. И через четыре месяца этапирован к нам в Женеву. Где и был обвинен в отмыве через Mabetex и его филиал Mercata примерно 65 миллионов долларов из карманов налогоплательщиков вашей страны. За г-на Бородина был стремительно выплачен залог: 5 миллионов швейцарских франков. Насколько мне известно, тоже из российской казны. Позднее г-н Бородин выплатил только штраф в размере 300 000 франков, а дело против него было прекращено в марте 2002 года. Хищения общенародных средств в особо крупных размерах желательно рассматривать как преступления против человечества, не меньше. Придав этим делам статус международных и юрисдикцию особогоТрибунала ООН. Как это делается с военными преступниками. («Новая газета», № 106 от 23 сентября 2011 года).

«Дело «Мабетекс», позволявшее распутать тогда и в зародыше прижечь еще только нарождающуюся раковую опухоль кремлевской коррупции, давшую ныне гигантские метастазы по всей стране, прикрыли тот час, кактолько покинул свой пост Генерального прокурора Юрий Скуратов. Убрали его с нарушением Конституции и законов о прокуратуре. Понятно, что убрал Б. Н. Ельцин, но это формально. Фактически первую скрипку здесь сыграл В. В. Путин, представивший Президенту страны сфальсифицированный компромат на Скуратова. Позднее суд признает материалы, в подлинности которых Ельцина заверил Путин, фальшивыми. Но это будет потом, тогда же угодливой путинской лжи хватило, чтобы вывести из-под следствия кремлевских расхитителей. Но может, директор ФСБ подполковник В. В. Путин искренне ошибался, может, его ввели в заблуждение, не так доложили, «подставили», одним словом. И он невольно обманул Президента страны, невольно подыграв преступникам. Все может быть. Да только, сдается, врал Путин Ельцину осознанно, врал то, что от него хотел услышать Ельцин. Врал во имя своей карьеры. Доказательства? «Дело против Бородина, — верно указывает Карла дель Понте, — прекращено в марте 2002 года». К тому времени уже завершила свое расследование швейцарская прокуратура, отправив на скамью подсудимых партнера Бородина синьора Беджета Паколли. Уже был собран убедительный доказательный материал о преступлениях П. П. Бородина, иначе кто б его стал арестовывать в Нью-Йорке, и швейцарский суд на основе неопровержимых доказательств признал гражданина России П. П. Бородина виновным в отмывании «грязных» денег, полученных преступным путем, и присудил его к штрафу в 300 тысяч франков. Уже российский суд признал компромат на бывшего Генерального прокурора России Ю. И. Скуратова, ставший основой для его освобождения от должности, фальшивкой. Так почемуже Президент России В. В. Путин позволил не только закрыть возбужденное против вора Бородина уголовное дело, но и оставил его в высочайшей государственной должности — Государственным секретарем Союзного Государства Беларусь — Россия. И Государственную премию Бородин получил, и орденами его не обнесли.

Президент Путин никогда не станет бороться с коррупцией всерьез, подрубать основу выстроенной им системы власти. Начать масштабное наступление на коррупцию, разом уполовинить ее, возможно и более того достичь успеха, можно лишь при условии самому Президенту выйти из коррупционной системы, разом оборвав собственные коррупционные связи. Мы размыли понятие коррупции, называя коррупцией наглое, безудержное казнокрадство и лихоимство. Коррупция — когда деньги дают такую власть, которая приумножает деньги. Коррупция — когда люди облеченные властью, ради прибыли, не считаясь ни с государственными интересами, ни с интересами населения страны, лоббируют в Правительстве, Государственной Думе, Совете Федерации и во всех прочихорганах власти шкурные интересы одного прибытка ради. Формула коррупции, она же формула современной путинской власти: «Д — Д - Д». Три «Д»: Деньги — Должность — Деньги. Так до бесконечности, пока не посадят или не пристрелят. Покупается должность, чтобы делать больше денег, на большие деньги покупается большая должность, чтобы делать еще больше денег.

Всесилие и всевластие коррупции свидетельствует только об одном, что первые лица государства сами коррупционеры. То, что Владимир Владимирович Путин — коррупционер, и как политик, как человек власти рожден коррупцией, свидетельствуют документы его уголовного дела.

//__ * * * __//

Неэффективность путинских госкорпораций, бездарных, превратившихся в прожорливых ненасытных монстров, еще раз доказала проверка Счетной палатой государственной компании «Российская корпорация нанотехнологий» («Роснано»), которую возглавляетА. Б. Чубайс. Показательно, что буквально за день до того, как Счетная палата обнародовала часть итогов проверки (опятьже только часть! почемуто Счетная палата позволяет себе утаивать от нас с вами как расходуются наши с вами, народные, государственные деньги), Президент Путин на голубом глазу телеэкрана во время «Прямой линии» перед всей страной — теле-шоу смотрели миллионы — рьяно защищал «пионеров российских нанотехнологий».

Цитирую стенограмму.

М. Моргун: Владимир Владимирович, для участия в этой программе мы пригласили в студию некоторых Ваших доверенных лиц. Из Пермского края приехал журналист, политический эксперт Сергей Маленко. Пожалуйста, Ваш вопрос.

С. Маленко: Добрый день, Владимир Владимирович! Тут уже говорили про перегибы и «недогибы» в антикоррупционной тематике. Я немного все-таки хотел бы еще погнуть эту тему. Более того, добавить щепотку про эффективность госуправления.

B. Путин: Неэффективность.

C. Маленко: Давайте я услышу Ваш ответ и пойму, что Вы думаете. Есть такая фигура, зовут его Анатолий Чубайс. Поскольку я слышал уже Вашу позицию относительно «Оборонсервиса», про приватизацию и про реформу РАО «ЕЭС» говорить не будем, хотя некоторые результаты реформы РАО «ЕЭС» мы видим в своих квитках на оплату коммунальных услуг. А вот относительно «Роснано», большой государственной компании, на которую возлагаются огромные надежды: диверсификация экономики, нанотехнологии, вопрос, связанный с венчурными инвестициями, — колоссальные финансовые вливания получила эта компания в течение последних лет. И вот в апреле Счетная палата говорито серьезных нарушениях в работе менеджмента компании. При этом заработные платы менеджмента в разы выше, чем заработные платы некоторых коммерческих компаний, более того, транснациональных корпораций, они собираются зафиксировать убытки в этом году в 20 миллиардов рублей, а это сравнимо с бюджетом хорошего города — миллионника типа Перми. И в этом отношении у меня к Вам достаточно простой вопрос как у доверенного лица: когда кончится этот беспредел, сколько лет Вы еще собираетесь Чубайса терпеть во власти? Ну и традиционный вопрос для огромного количества россиян: когда его посадят, наконец, за решетку? (Аплодисменты.)

В. Путин: Анатолий Борисович Чубайс остается такой нужной очень для нас фигурой, на которую постоянно общественное мнение отвлекается, когда что-то не нравится. Я считаю, что и он, и ряд тех людей, которые с ним работали тогда, конечно, совершили много ошибок, и образ определенный сформировался. Но кто-то должен был сделать то, что они делали. Они изменили всю структуру российской экономики и, по сути, изменили тренд развития. Повторяю, на мой взгляд, можно было бы сделать и по-другому, с меньшими социальными потерями и затратами, не так жестко. Но задним числом всегда легко рассуждать на эти темы. А вот когда люди идут впереди и непонятно, какой должен быть следующий шаг, будет ли он верным или ошибочным, но нужно иметь мужество, чтобы эти шаги сделать. Много было всего ошибочного, но то, что эти люди имели такое мужество, это факт очевидный. Имели мужество на преобразования. Там много всего смешного. Например, в окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США. Но смешнее то, что по возращении в США их привлекали к суду за то, что они в нарушение законов своей страны обогащались в ходе приватизации в Российской Федерации. И не имели на это права как действующие офицеры разведки. Им по закону внутри США запрещено было заниматься какой бы то ни было коммерческой деятельностью, но они не удержались — коррупция, понимаешь. Но надо отдать должное американской судебной системе, они ни на что не посмотрели, даже вскрыли тот факт, что в окружении Чубайса работали кадровые сотрудники ЦРУ. Вы сказали: как долго терпеть его во власти? Его нет во власти, он возглавляет государственную, но все-таки коммерческую структуру и во властных структурах не присутствует. Теперь по поводу ответственности. Они ведь сами сказали о том, что разместили деньги неэффективно. Я отслеживаю, конечно, что там происходит, сегодня они сами указывают на убытки в объеме 2,5 миллиарда рублей. Деньги, конечно, немаленькие. Можно ли в этой сфере безошибочно, копейка.

К. Клейменов: Владимир Владимирович, 22.

В. Путин: Нет, нет, 2,5 миллиарда. 22 — это первоначальная цифра неэффективных вложений, сегодня они показывают убытки 2,5 миллиарда. Можно ли в такой сфере, как нанотехнологии, все сделать безошибочно, с абсолютной прибылью, мне трудно сказать, но — наверное. Ведьони на чем там «горят»? «Горят» на нетрадиционной энергетике, на кремнии. Но надо ли было в кремний вкладывать, особенно в нашей стране, богатой углеводородами, где у нас еще время не поменяли, встаешь — темно, ложишься — темно. Когда эти батареи-то работают? Я не знаю и сейчас не хочу давать никаких оценок, но это сложная сфера. Это совсем не значит, что там, в рамках этой компании нанотехнологий, а, не скрою, это одна из моих инициатив в свое время была — создать эту компанию, потому что нанотехнологии — это один из генеральных путей развития науки, техники, технологий. И там, в общем, немало сделано и полезного. Я там был пару раз, ну ис материалами знакомлюсь их работы. Есть и проколы, провалы. Но это не уголовщина. Понимаете? Это абсолютно разные вещи. Даже когда у нас в регионах вкладывают деньги не по назначению, это не значит, что их украли. В данном случае вложили неэффективно. Но это не воровство. Я совершенно не собираюсь защищать Чубайса. Больше того, по многим вопросам (хотя он мне много рассказывал, что он в политику не лезет, а я вижу, что лезет) он в известной степени является моим оппонентом по некоторым вопросам. Но взять так огульно человека, заявить, что он преступник, что он что-то украл — это не по-честному, это неправильно. И мы так делать не будем».

«Прямая линия» прошла 25 апреля. Буквально на следующий день, 26 апреля, аудитор Счетной палаты Сергей Агапцов рассказал прессе об итогах проверки, озвучил реальные суммы убытков госкорпорации: «Мы смогли посмотреть за несколько месяцев проверки, как обстоят дела по 22 проектам (это 21 процент от общего количества). На эти проекты пришлось более 80 миллиардов рублей. По большинству у нас сложилось отрицательное мнение. С момента создания «Роснано» общий объем финансирования за 2007–2012 годы составил 259 миллиардов рублей. 47 миллиардов «Роснано» выделило всякого рода заграничным структурам. У «Роснано» доли в десятках иностранных компаний, по меньшей мере, в 12 странах. Предполагалось, как я понимаю, что в ответ для России станутдоступны передовые зарубежные технологии, которых у нас нет. Нам таковых найти не удалось. Там, понимаете, все настолько непрозрачно, что, как я полагаю, даже в «Роснано» не знают полностью, что творится с теми деньгами. Практически невозможно установить направления расходов. Нам не удалось получить ни одного документа, который бы подтвердил эффективность этих инвестиций. «Роснано» получило убыток в 24,3 миллиарда рублей. Есть позитивные результаты? Из того, что мы проверили, могу отметить лишь ООО «Данафлекс-Нано», проект по производству полимерной пленки и гибких упаковочных материалов в Татарстане. Там все составляющие удовлетворяют поставленным целям — и новые технологии производства, и эффективность. Больше порадовать нечем. Самим хотелось бы, но нечем. Были ситуации, когда против проектов возражали не только эксперты со стороны, но и член Совета директоров «Роснано», глава «Внешэкономбанка» Владимир Дмитриев, министр экономического развития России Эльвира Набиуллина, но решение все равно продавливается. Или отрицательный отзыв дает руководитель «Курчатовского института» Михаил Валентинович Ковальчук, но его мнение игнорируется».

Нет, Владимир Владимирович, не 2,5 миллиарда, как Вы утверждали перед всем миром, выгораживая своего подельника, и даже не 22, а более 24 миллиардов рублей очередного убытка принес Чубайс стране, — и то при проверке лишь 21 процента проектов! а если сплошь пересчитать? По словам проверявшего «Роснано» аудитора Счетной палаты Сергея Агапцова, самыми неэффективными стали инвестиции в проект по производству «солнечного кремния» в городе Усолье-Сибирское Иркутской области, имеющие все признаки отмывания и легализации денег: «Одно из самых главных разочарований, проект, на который возлагалась масса надежд — проект «Усолье-Сибирский Силикон». Если не вспоминать безвременно почивший планшет от «Пластик лоджик», призванный якобы заменить все учебники (амбициозный проект «Роснано», на поверку оказавшийся пустышкой, состоящей из импортных деталей), именно «Усолье» было одной из главных надежд компании. Вы знаете, «Усолье» — это одна из самых больных тем. При этом, я хотел бы отметить, что проект изначально имел отрицательные отзывы от экспертов. Это вообще фантастика, почемуон появился в сфере деятельности «Роснано», потому что там никакими нанотехнологиями и не пахнет. Этот проект имеет производственную базу, которая начала функционировать в 60-х годах во времена СССР. Там можно много говорить о том, что почти 14 миллиардов рублей, направленных «Роснано» в проект, использовались для отмывания и легализации средств, получения необоснованной налоговой выгоды, необоснованного возмещения НДС, занижения налогоооблагаемого дохода. Главное, что получается из анализа деятельности проекта и финансирования его со стороны ОАО «Роснано» — основная часть инвестиций в проект оказалась неэффективной и шла знаете на что? На сокращение долгов убыточной группы компаний ООО «Группа Нитол», владельцами которой являлись некие офшорные компании. При этом, ладно уж, буду откровенен до конца, спасая через «Усолье» вот этих офшорных владельцев, не без некоего гешефта оказывались и руководители местных компаний. Знаете, какую зарплату получил гендиректор ООО «Усолье-Сибирский Силикон» в прошлом году? 33 миллиона рублей» («Комсомольская правда», 28 апреля 2013 года).

Зарплаты за пределами всякой разумности — фирменный стиль госкорпораций. По данным аудиторской проверки, расходы на оплату труда в расчете на одного сотрудника «Роснано» в 2007 году составляли 65 тысяч рублей, а в 2013 году — уже 593 тысячи рублей. Зарплата самого Анатолия Чубайса выросла до двух миллионов рублей. Всего же расходы госкорпорации составили 196 миллиардов рублей. Из них шесть миллиардов потрачены на административные и хозяйственные нужды, более пяти миллиардов — на размещение персонала, четыре миллиарда рублей получили различные консультационные и экспертные компании. Семь миллиардов рублей израсходованы на оплатутруда и выплаты социального характера. Как показала проверка, один миллиард 200 миллионов рублей попали к фирмам-однодневкам. Более трети (35,3 процента) финансирования госкорпорация вывела за рубеж. Свыше 47 миллиардов рублей достались зарубежным фондам и компаниям в рамках «транферта нанотехнологий в Россию». При этом, по словам аудитора Счетной палаты Сергея Агапцова, возглавлявшего ревизию, «поток средств имеет непрозрачную структуру, каких-либо документов, подтверждающих экономическуюэффективность, не предоставлено».

За пять лет на празднованиях Нового года и иных «корпоративных праздниках» «нанотехнологи» прогуляли 101,74 миллиона рублей. И это на компанию, численность которой никогда не превышала 300 человек. Были не только елки, были и коллективные вылеты на отдых в жаркие страны. Как отмечают ревизоры, «финансовые документы по договорам с ООО «ЭКА-ТУР» не в полном объеме раскрывают структуру расходов с расходами на указанные мероприятия».

На оплату услуг семи кадровых и консалтинговых агентств, с которыми у «Роснано» контракты на подбор персонала, истрачено 22 миллиона рублей. За это время на работу принято 34 сотрудника, получается, что подбор каждого из нихобошелся государственной казне в 647 тысяч рублей. Реально — вдвое дороже, ведь из этих 34 рекрутов 18 уже уволились или были уволены. Всего же на подбор персонала, подготовку кадров, разработку кодекса корпоративной этики (?) ведомство Чубайса потратило 106,25 миллиона рублей. Но больше всего ревизоров потрясли расходы на автотранспорт. На обеспечение себя служебными машинами «Роснано» умудрилось проесть почти миллиард — 854,8 миллиона рублей. Счетная палата сравнила: стоимость обслуживания автомобиля «Ауди А8» руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки два миллиона 145 тысяч рублей в год, за обслуживание точно такой же машиной своего топ-менеджера Чубайс щедро отваливал в девять раз сверх того — больше 19 миллионов рублей в год! Гуляем! Не на свои же. Обслуживание BMW Х5, Х6 обходилось до 520 тысяч рублей в месяц, шестисотый «Мерседес» — от 853 тысяч рублей до 934 тысяч. И это по Путину «неизбежные научные риски»? У Чубайса есть заместитель генерального директора по правовым вопросам с окладом 640 тысяч рублей со своим также не бедствующим аппаратом, тем не менее «Роснано» заключает контрактсо сторонней компанией «Тройка» на подготовку необходимой правовой документации и платит ей за это 112 миллионов рублей. Знаете за что? В качестве примера. Компания предоставила «Роснано» материалы на 87 страницах, почти половина из нихтиповые формы в виде пустых таблиц или шаблонов: письмо-приглашение, письмо-заявка, анкета претендента и т. д., и получила только за одну эту работу 20 миллионов рублей. 230 тысяч рублей за страничку шаблона! Тоже «неизбежные научные риски», как увещевает нас Путин, привычно прикрывая разбойника с большой дороги? Коротка же память у Президента, наставлявшего созданную им корпорацию на инновационный прорыв: «Деньги, которые предусмотрены на нанотехнологии, должны тратиться целевым способом, ни одну копейку на сторону ни под каким предлогом прошу не направлять».

То, что государственную компанию «Роснано» под руководством А. Б. Чубайса, кроме денег ничего не интересует, указывал в интервью информационному агентству «REGNUM» три года назад, 4 октября 2010 года, в преддверии принятия закона об акционировании «Роснано», депутат Государственной Думы, руководитель подкомитета по контролю за госкорпорациями в Комитете по финансовым рынкам Алексей Багаряков: «Вопиющая ситуация сложилась в «Роснано». Корпорация получила право играть на фондовом рынке и привлекает в данную игру значительный объем средств, которые государство внесло в ее уставной капитал. «Роснано» сегодня — это не госкорпорация в классическом виде, а, скорее, обычная инвестиционная компания. На основании федерального закона о «Роснано», большинство депутатов от «Единой России» позволили ей выполнять ряд специфических функций. Например, стать квалифицированным участником фондового рынка. Что это значит? Это значит, что они имеют право эмитировать, продавать акции, облигации и другие деривативы за деньги, которые государство дало им на ведение уставной деятельности. Эти направления не имеют никакого отношения к наноиндустрии и целям, которые ставило государство перед «Роснано» при ее формировании, и являются в чистом виде результатом лоббизма «Роснано». Многие проекты, в которые инвестирует «Роснано», не имеют никакого отношения к нанотехнологиям. Там масса нарушений. О том, как выделяются деньги на проекты, уже очень много сказано и написано. Деньги получить практически нереально. Мы общались со многими компаниями — потенциальными претендентами на инвестиции «Роснано». Процедура одобрения проекта тянется полтора-два года. Нужно подготовить  множество бумаг, к оформлению которых предъявляются крайне жесткие требования. В итоге, чтобы получить финансирование «Роснано», нужно только на оформление бумаг потратить миллионы, а часто и десятки миллионов рублей. Что они делают? Получили от государства 130 миллиардов рублей, купили себе офис за пять миллиардов, еще пять миллиардов расписали себе же в качестве зарплаты на год. Остальное разместили на фондовом рынке и зарабатывают деньги. Мы говорим: «На фондовом рынке большие риски, положите лучше эти деньги на депозит в Сбербанк. Он будет кредитовать отечественный бизнес, население, а у вас будет гарантированный рыночный процент». Они говорят: «Нет, этого мало, мы хотим больше». Мы им: «Зато там же риска никакого нет». Они говорят: «Пускай будет риск, но зато больше доходность. А риск нам, если что, государство компенсирует». Ситуация беспроигрышная: будутдоходы — все хлопают в ладоши. Будут убытки — государство все компенсирует. После того, как «Роснано» перестанет быть госкорпорацией и акционируется, может произойти так, что у государства будетдаже не контрольный пакет, а, например, 49 процентов. Вероятен исход, когда о 130 миллиардах рублей, которые государство внесло в уставной капитал госкорпорации, просто забудут, как это уже не раз случалось с государственными средствами. Как это сходило с рук некоторым товарищам, так и в этот раз сойдет.

Они наняли кучу чиновников, бюрократов, назначили им огромные зарплаты. Они просто проедают деньги, по полтора-два года рассматривают проекты. «Роснано», по сути, является венчурным фондом, но что больше всего удивляет — это соотношение числа сотрудников и проинвестированных проектов. На каждого сотрудника в венчурной индустрии Кремниевой долины приходится по несколько проектов. Например, в легендарном венчурном фонде AMC, который создал такие компании, как Amgen, Teradyne, Biogen Idec, всего 12 штатных сотрудников и 250 миллионов долларов под управлением, которые они инвестируют в 100–500 проектов. Средний размер вложений в один проект — от 500 тысяч долларов до 2,5 миллиона долларов. В «Роснано» за три года отобрано лишь 82 инвестиционных проекта на 300 штатных сотрудников. Всего один проект почти на четырех сотрудников. Соотношение эффективности персонала отличается вдесятки раз. Вдобавок размеры инвестиций в каждый проект больше в десятки раз. Тот же проект по измельчению покрышек «Унирем», не являющийся ни современным, ни прорывным, получил почти 40 миллионов долларов. В США ни один венчурный фонд никогда не инвестирует такие деньги в высокорискованный проект. В западных венчурных фондах, в которых один человек ведет несколько проектов, работает экономика, у них нет возможности раздувать бюрократический аппарат, тратить деньги на дорогую жизнь, командировки, бизнес-класс. Они зарабатывают деньги! У «Роснано» цель другая — потратить деньги. Вот в этом и есть главное отличие. Там — заработать и развить, здесь — потратить и еще из государства выжать. Потратить деньги, грамотно обосновать и как можно дольше выживать в таком режиме. Логика «Роснано» проста: «Чем дольше мы живем, тем дольше тратим государственные деньги. У нас есть высокая зарплата, офисы, статус, служебные автомобили, близость к власти». В законе «О «Роснано» нет даже конкретной, измеримой цели работы госкорпорации. Из 350 экспертиз проектов госкорпорация своими силами провела лишь 100. Остальные 250 отдали на аутсорсинг. Вы можете зайти на сайт госзакупок и посмотреть, какой бюджет выделен на каждую такую экспертизу. «Консультационные услуги по такому-то проекту» — бюджет восемь миллионов рублей. Еще по одному проекту — 15 миллионов рублей. Чем занимаются штатные сотрудники, если основную работу ведут совсем другие люди и компании? Не ясно. Если государство давало, дает и будет давать деньги, то смысла работать попросту нет».

При создании «Роснано» Чубайс клятвенно гарантировал обеспечить России инновационный прорыв не только на внутреннем, но и на мировом рынке. Один из таких проектов, по заявлению все того же Чубайса, строительство завода «Хевел» по производству солнечных модулей, который, как показала проверка, вообще нельзя отнести к инновационным, поскольку выпускаемая продукция не соответствует мировому уровню, себестоимость производства выше рыночной мировой цены, проект не ориентирован ни на экспорт, ни на замещение импорта. Кстати, устаревшее оборудование для завода, сейчас подобные заводы в мире эксплуатируютуже оборудование следующего поколения, поставила швейцарская компания «Орлекен», мажоритарным акционером которой является группа компаний «Ренова», одним из основных владельцев которой, в свою очередь, является руководитель российского фонда «Сколково» миллиардер Вексельберг. Но почему-то Вексельберг не захотел вкладываться в столь «перспективный» проект, зато Чубайс выделил «Хевел» почти четыре миллиарда в уставный капитал и кредит в 9,8 миллиарда рублей. Не потому ли, что Вексельберг свои деньги считает, а Чубайсу чего жалеть чужое для него народное добро. Или потому что член Совета директоров «Роснано» Алексей Бельтюков одновременно был еще и старшим вице-президентом фонда «Сколково». Против Бельтюкова недавно возбудили уголовное дело о растрате.

Хранителем кресла главы «Роснано» до перехода сюда Чубайса после уничтожения им Единой энергосистемы страны, служил ближайший сподвижник Анатолия Борисовича, бывший его первый зам в РАО «ЕЭС» Леонид Меламед, ставший после прихода Чубайса членом наблюдательного совета госкорпорации. Так вот проектные компании открывают банковские счета, куда «Роснано» переводит им деньги, исключительно в банке «Алемар», совладельцем которого является миллиардер Леонид Меламед. Девять миллиардов 351 миллион рублей и более четырех миллионов евро перечислила на счета «Алемара» чубайсовская нано-контора.

За пять лет расходы «Роснано» на охрану составили больше полумиллиарда — 563 миллионов рублей. Как выяснила Счетная палата, договоры на охрану заключены с ЧОПом, совладельцем которогоявляется брат директора Департамента безопасности «Роснано». Не исключение и не совпадение. Целый рядсотрудников «Роснано» входит в советы директоров проектных компаний, получающих от того же «Роснано» миллиарды рублей.

В ответ на обнародование документов Счетной палаты и пресс-конференцию аудитора Сергея Агапцова Анатолий Чубайс спешно провел свою встречу с журналистами в своей привычной фирменной манере «Больше наглости!», провозглашенной им на съезде «Союза правых сил». «Если кто-то говорит, что он занимается инновационным бизнесом, но у него нет провалов, значит, он занимается чем-то другим,» — созвучно Путину вещал самоуверенно Анатолий Борисович. «Роснано» — это один из институтов развития России.

Мы не про науку, а про заводы». «Счетная палата даже не обратила внимание на то, что мы перевыполнили план по созданию наноиндустрии». «Мы решаем задачу не отчитаться перед Счетной палатой, а создать наноиндустрию. Поэтому мы стараемся опираться на инноваторов, а не предъявлять им претензии. Я не считаю уровень зарплаты завышенным. Я убежден в том, что занижение зарплаты приведет к оттоку кадров отсюда, и мы будем работать с людьми, которые такого класса задачи решать не смогут».

Какие же задачи удается решать Чубайсу? Возьмем проект «Лиотех» по выпуску литий-ионных батарей, которым победоносно козыряет Чубайс. Соинвестором «Роснано» здесь выступил офшорный холдинге Британских Виргинских островов, принадлежащий китайской компании из Гонконга. Эксперты, кстати, долго сопротивлялись утверждению этого проекта, указывая на то, что китайский производитель станет монополистом на нашем рынке. Поскольку основной потребитель продукции — Министерство обороны России, то допуск иностранной компании в проект несет угрозу нашей национальной безопасности. Но Чубайс привычно продавил. На проект потратили миллиарды, строительство же завода почему-то, хотя, чего лукавить, кто ж не знает почему, досталось компании «ПНК-Толмачево», у которой нет ни разрешения на строительство как вид деятельности, ни лицензий на ведение строительно-монтажных работ. Когда китайцы стали выходить из проекта, доверенность представлять их интересы они выписали на имя С. С. Поликарпова, управляющего директора ОАО «Роснано», получающего в этом же «Роснано» и зарплату и прочие премии именно как российский сотрудник «Роснано». Но он так представил китайские интересы, что, по подсчетам аудиторов Счетной палаты, России «нанесен ущерб в сумме 513,1 миллиона рублей». Кстати говоря, это один из тех заводов, которыми не устают гордиться по любому поводу господа Чубайс и Гозман. Но это опять же гордость под флагом «Больше наглости!». Аудиторы Счетной палаты признали производство неэффективным. По итогам 2012 года «Лиотех» принес свыше двух миллиардов (!) рублей убытка. Немудрено, если готовая продукция завода реализуется по ценам в два раза ниже себестоимости.

За пять лет работы «Роснано» единственный раз ревизионная комиссия проектной компании установила нецелевое расходование средств, — это случай с ЗАО «Инвестиционная компания «САН», руководство которой нанеслоущерб в 355 миллионов 500 тысяч рублей. Да и то это произошло только потому, что в компании сменилось руководство и новые начальники решили узнать про состояние дел. Оказалось, что прежние руководители откровенно занимались обналичкой через фирмы-однодневки и еще целым букетом махинаций вплоть до хищения готовой продукции. Через многочисленные суды удалось возместить 13 миллионов 465 тысяч рублей. Про остальные 342 миллиона (!) придется забыть.

Все это Путин называет «научными рисками». И с таким уродливым представлением о науке Президент взялся реформировать науку в стране. Не по наущениюли Чубайса, который готовит себе новое место после доведенного им до ручки и выпотрошенного дочиста им «Роснано»?

Преступное путинское укрывательство Чубайса от ответственности поразило самых искушенных в политике и дипломатии людей, даже такой виртуоз сквозить меж струйками, как проректор РЭУ имени Плеханова, политолог Сергей Марков, не выдержав, заговорил без привычных полунамеков: «Ощущение, как будто Кудрин и Чубайс находятся в неприкасаемой касте. Как будто Чубайс имеет какое-то уникальное право на грандиозные ошибки, как, например, приватизация. А между тем, это ошибка, сравнимая со сталинскими репрессиями. И между тем его снова лишь слегка журят за это. Потом была другая огромная ошибка — монетизация льгот — и опять это было спущено с рук. Затем РАО «ЕЭС» — обещали снижение цен и инвестиции, но все произошло ровно наоборот, а миллиардерами стали друзья Чубайса. Затем неэффективность «Роснано». Просто какая-то мистическая вещь — такое ощущение, что наши власти зачарованы либералами. Что за «лапа» такая у этого Чубайса? Ему и Кудрину спускают любые ошибки. Я склонен объяснять все это личностными вещами — Президент не сдает личных друзей». Не лучшая черта для правителя — интересы друзей ставить выше общенародных, государственных интересов.

Известный журналист Венсан Жовер (Vincent Jauvert) в журнале «Le Nouvel Observateur» (Франция) опубликовал «откровения о системе Путина» советников Кремля, экс-сотрудников КГБ-ФСБ, финансистов и депутатов. «Потрясающие свидетельства, создающие образ режима, готового пойти на все, лишь бы остаться у власти», — пишет Венсан Жовер (Vincent Jauvert). — Возьмите, например, нефть. Все тендеры — обыкновенные фальшивки. Чтобы их выиграть, нужно поделиться частью бизнеса с фракцией Игоря Сечина». «Динамика развития нынешней России тормозится действующим режимом, алчным и авторитарным кланом, который прибрал к рукам страну и сильно замедляет ее модернизацию. За несколько лет эта камарилья — бывшие коллеги Путина по КГБ и по мэрии Санкт-Петербурга — захватила экономическую и политическую власть в стране». «Как и все, у кого сегодня есть деньги в этой стране, я нажил свое состояние незаконным путем. Естественно, власти об этом знают. Именно так они нас контролируют. Они не спрашивают, как я зарабатываю деньги на свой образ жизни. А я молчу, когда арестовывают оппозиционеров. Все проще простого: я боюсь потерять, что имею. Поэтому веду себя тише воды, ниже травы». «Казнокрадство в последние годы оно приобрело головокружительный размах. Клан Путина сделал коррупцию, торговлю влиянием и злоупотребление социальными благами — обычными методами государственного управления. Эта «техника менеджмента» применяется на каждой ступени общественной лестницы. В первую очередь этим пользуется сам клан, но не забывает и о своих пособниках. Никаких комплексов, элементарное присвоение государственной собственности». «Когда высокопоставленный кремлевский чиновник назначает кого-то директором предприятия, то делает это не из-за выдающихся способностей счастливого избранника, а потому, что тот сумеет передать деньги клану своего крестного отца». «Кремль распределяет между верными людьми принадлежащие ему доли полугосударственных предприятий. Естественно, владельцем становится не заинтересованное лицо, а его жена или друг. Передача осуществляется через анонимные инвестиционные фонды». «Режим породил класс высокопоставленных чиновников и богатых менеджеров, о грешках которых Кремль знает все. Поскольку у этой новой элиты рыльце в пушку, она вынуждена быть лояльной, соблюдать правила негласного уговора: власть не вмешивается в их дела, пока они покорны».

«Хотите прибрать к рукам прибыльную компанию? Для этого достаточно купить прокурора и команду из МВД. Они сфабрикуют фальшивый документ, удостоверяющий права собственности, заявятся в головной офис нужного предприятия, выставят на улицу всехсотрудников и силой захватят компанию. Вам останется только расположиться в директорском кабинете! Как бы фантастически это ни звучало, но подобные налеты стали обыденным делом в России.

Сегодня высшие чины, действующие или вышедшие в отставку, затевают эти набеги ради своей выгоды. «Коммандос» силовиков действуют с помощью угроз и запугивания. Иногда, в обмен на свою защиту, они захватывают не весь бизнес, а довольствуются лишь частью. Таким образом, наживаются состояния. Многие руководители милиции, МВД или ФСБ ездят на дорогих машинах и живут на Рублевке, шикарном пригороде Москвы, который облюбовала новая российская элита и настроила там роскошные коттеджи с вооруженной охраной, сторожевыми вышками и стальными заборами. Нелишняя предосторожность, поскольку «рейдеры» из разных служб безопасности в конечном итоге объединились во враждующие кланы и сражаются друг с другом за контроль над тем или иным сектором экономики». «Путин не хочет — не осмеливается? — трогать силовиков.

Они — «становой хребет» его режима, последний оплот в случае чрезвычайной ситуации. Тысячи силовиков посажены на ключевые посты в правительственном аппарате и деловом мире. Они стали неприкасаемыми. Да и как может власть их наказывать, если они всего-навсего следуют ее примеру?». «С помощью запугиваний, угроз физической расправы и очень избирательного подхода к законодательству, Кремль прибрал к рукам оппозиционный телеканал НТВ, отнял нефтяную компанию ЮКОС у амбициозного Михаила Хородковского, захватил фирму «Роснефть», которую ее руководитель не хотел продавать (его сын незадолго до этого погиб в автомобильной катастрофе при подозрительных обстоятельствах). В результате клан Путина взял под контроль аудиовизуальные СМИ, наложил руку на нефтегазовый Клондайк и предупредил всех российских бизнесменов: или Вы сотрудничаете, или исчезаете. Судя по всему, посыл был понят правильно.

Сегодня в деловом мире России бунтарей не осталось. Есть только два типа бизнесменов: те, кто молчат, и те, кто обогащается на всю катушку. Но они делают все, чтобы не вызвать неудовольствия своего защитника в Правительстве, которого они добросовестно «спонсируют», поскольку они не могут быть уверены, что в один прекрасный день их имущество не отберут. Поэтому они покупают недвижимость по всему миру и готовы бежать при малейшем тревожном сигнале». «Между Кремлем и региональными чиновниками существует соглашение. Можете с помощью ФСБ организовать пару-тройку рейдов или заниматься махинациями, власть закроет на это глаза, но при одном условии: вы должны держать народ в повиновении». «Кремль не жалеет усилий, чтобы внедрить в умы россиян идею о заговоре, состряпанном Западом, чтобы под прикрытием «демократизации» захватить власть над Россией. Да, система поражена коррупцией, но без нас наступит хаос — вот суть их посыла. Этот рефрен предназначен для Запада. До сих пор он срабатывал безошибочно» («Le Nouvel Observateur», 28 февраля 2008 года).

//__ * * * __//

В создании госкорпораций, таких как «Российская корпорация нанотехнологий» («Роснано»), о которой только что говорили, заключалась суть экономической реформы в России, способной, по утверждению В. В. Путина, вывести нас на передовые позиции науки и производства в мире. Не получилось. Я сейчас, конечно, обрушу на вас лавину цифр и фактов в доказательство провала путинских реформ и в экономике, и в социальной сфере, но есть путь проще убедиться в моей правоте. Стиральная машина v вас чья? а холодильник? а телевизор?.. — или сплошь не нашего производства, или все еще продолжают пахать надежные советские агрегаты. Одежду переберите, обувь, детские игрушки, да детские книжки и те уже китайской печати! Сказки наши, а изданы для нас в Китае. Пересмотрите домашнюю аптечку. Хорошо, если бинты, йод и зеленка окажутся нашими, все остальное врядли. Домашний инструмент переберите. Плоскогубцы, ножи, молотки, пилы — или китайские или бразильские. На улицу выйдите, всмотритесь в марки машин. Много наших насчитаете? Большинство «Made in ne nashe». До магазина дойдите. Не знаю, как у вас, в Москве картошка из Испании, огурцы из Италии, помидоры из Греции, чеснок из Израиля, сметана финская, молоко литовское. — импортом завалены прилавки. На завод попадете: или советские станки добивают, или на иностранных трудятся, про новинки завода имени Орджоникидзе или «Красного пролетария», еще недавно флагманов станкостроения в мире, лучше не спрашивайте — пошлют к. тому же Орджоникидзе. Домой будете возвращаться, посмотрите, чьи машины снег убирают, если убирают, газоны косят, если косят, конечно, — если вы полиглот, хорошо знаете иностранные языки, то разберетесь в марках машин, с одним русским языком лучше таким вопросом не задаваться. А что касается темпов роста ВВП (внутреннего валового продукта), которым хвастается Президент, возможно по совпадению инициалов, то не обольщайтесь его ростом. Сюда входит стоимость всех конечных продуктов (товаров и услуг), произведенных в стране. Иностранные автогиганты настроили здесь своих заводов, выпускают здесь свои машины, а идет все в зачет отечественного ВВП. Понатаскали со всего мира барахла, продают здесь, а ВВП все это опять же как свое подсчитывает. «Норильский никель» куда гонит металл? За рубеж, а ВВП считает как свое. России, нам с вами, грязь и хлам от производства, убитая природа и чахотка от вредных выбросов, Западу — чистый металл, а нам лишь прибавка в ВВП, ростом которого дурит народ Президент, тоже ВВП.

Знаю, много раз слышал, и телевидение эту мысль назойливо вворачивает в сознание: «Но ведь есть, что есть, есть, что носить, и на чем ездить есть, и на чем трудиться есть, и летать есть на чем, а «наше» или «не наше» — не важно, главное, что есть».

Действительно, пить есть и есть есть. Так чего нет? Главного нет. Нет государственного суверенитета, который определяется полнейшей независимостью родной страны от других и обеспечивается самодостаточностью государства, способного себя прокормить, защитить и обеспечить всем необходимым, а для этого нужны свои аграрии, способные обеспечить страну зерном, мясом, овощами, нужна не только добывающая, но и мощная обрабатывающая промышленность, нужна собственная станкостроительная индустрия, современное надежное авиа- и машиностроение, чтобы летать на своих самолетах и ездить на своих машинах. Ведь случись что в этом агрессивном, злом, неустойчивом мире и нам перекроют поставки продовольствия, компьютеров, машин, самолетов, запчастей к ним, мы с чем останемся?..

«Весь машиностроительный комплекс в полном развале, — стучится во все двери Николай Александрович Паничев, последний министр станкостроительной и инструментальной промышленности СССР, председатель совета директоров Ассоциации «Станкоинструмент». — Большая часть оборудования и станков физически и морально устарела, 75 процентов находится в эксплуатации более 20 лет, а современное оборудование составляет менее пяти (!) процентов. Коэффициент же обновления предельно низкий и в финансовом выражении составляет не более одного процента в год. Абсолютная величина инвестиций в машиностроительный комплекс не превышает семи процентов, что явно не соответствует роли машиностроения, которое в объеме производства превышает 20 процентов. Особенно в плачевном состоянии станкоинструментальная отрасль. За время реформ она снизила выпуск продукции в 12 раз. В прошлом году производство металлорежущих станков составило всего 4,8 тысячи единиц, это всего лишь навсего 7,1 процента к 1991 году, кузнечно-прессовых машин — 1,5 тысячи единиц, или 6,3 процента, станков с ЧПУ — 261 единицу, или 2,07 процента. Но даже из этих 7,1 процента выпущенных станков половина ушла на экспорт. Внутренний же рынок глух. За годы реформ мы отброшены далеко назад. Сегодня производство металлообрабатывающего оборудования в России меньше, чем в Японии в 82 раза, по сравнению с Германией — в 50 раз, по сравнению с Китаем — в 31 раз. Потребность в станках у нас в 28 раз меньше, чем в Китае, в 13,6 раза меньше, чем в Германии, в 18,7 раза меньше, чем в Японии. А ведь Советский Союз по этим показателям еще недавно был на втором месте в мире».

Как же нужно Путину ненавидеть свою страну, чтобы на фоне столь очевидного чудовищного преступления «реформаторов», продолжать возносить их: «Но кто-то должен был сделать то, что они делали. Они изменили всю структуру российской экономики и, по сути, изменили тренд развития» (В. В. Путин «Прямая линия», 25 апреля 2013 года).

«Государство, которое стремится обеспечить свой суверенитет, свою безопасность, должно думать о технической независимости», — об этом Президент говорил в своем Послании Парламенту. Но слова так словами и остаются, никаких конкретных действий по претворению их в жизнь Правительство не предпринимает, — утверждает Н. А. Паничев. — Заявления, зачем, мол, самим что-то изобретать, дешевле купить, — это все досужие разговоры, ерунда. По-прежнему никто не собирается давать нам даже за большие деньги новую технику и допускать к современным технологиям. Никто нам не продаст супероборудование. Недавно директор одного из воронежских заводов мне рассказывал, как он провел почти детективную сделку по приобретению нужного заводу станка. С большим трудом купил его с помощью посредников через пять стран! Подобных примеров могу привести десятки. 12 июля 2004 года Евросоюз определил перечень двойных технологий, которые нельзя продавать России. По нашей кафедре этот перечень составляет целыхдве страницы. И, пожалуйста, последний «дружественный шаг» США — эмбарго на сотрудничество с фирмой «Сухой» и «Рособоронэкспортом». Вот и воспользуйтесь новыми технологиями!

//__ * * * __//

Да, пытаясь выжить, мы что-то закупаем за границей. Но ввозим старье. Покупаем у Китая, Тайваня, Кореи, Болгарии и хвастаемся, что приобрели новую технику. Но мы-то знаем цену этой техники! В прошлом году в страну завезено более восьми тысяч единиц металлообрабатывающих станков и оборудования, из них действительно нового, как мы говорим, прогрессивного оборудования всего около 200 единиц. Завозим вчерашний день, а собираемся жить в завтрашнем.

Основные наши научные центры и предприятия — флагманы отрасли — концентрировались в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Сегодня, чтобы получить землю под строительство офисов, развлекательных центров, элитного жилья, так называемые предприниматели банкротят заводы и НИИ, скупают их по дешевке, захватывают мошеннически с помощью рейдеров, переоформляют и перепрофилируют. Уму непостижимо, что творится! Только станкостроение уже потеряло 40 предприятий и НИИ. Полностью загублено Санкт-Петербургское станкостроение. В том числе и такое уникальное предприятие, как объединение имени Свердлова, которое в советское время более 30 процентов продукции поставляло на мировой рынок, и она шла там нарасхват. Завода этого сегодня просто нет. Как практически нет и знаменитого завода прецизионного станкостроения. 15 летон создавал современные технологии, ноу-хаудля выпуска приборных подшипников. Это подшипники с посадочным отверстием в один миллиметр, ими комплектуются гироскопы — сердце ракет, самолетов, подводныхлодок. Такую продукцию во всем мире выпускали ленинградцы и фирма «Броянт» в США. Лично я, ученые, заводчане стучались во все властные структуры — не губите завод! Думаете, нас услышали? Нет. Завод уже три раза перепродали, в конце концов им завладела какая-то фирма. Инкогнито я побывал недавно на этом заводе, чуть инфаркт не хватил. Новый хозяин всех специалистов уволил, оборудование распродал подчистую. Что же мы творим! Губим то, что определяет надежность наших ракет, кораблей, самолетов! На наши обращения к властям приходит ответ: все делается в рамках закона, завод прецизионного станкостроения не имеет задолженности по налогам, а частный собственник сам определяет свою производственную политику. Нет уже и авторитетных в мире московских заводов имени Орджоникидзе, завода шлифовальных станков. Кстати, последний изготовлял такое оборудование, на котором шлифовали из металла зеркала. Одно из таких зеркал — «Солнце» — диаметром в несколько метров установлено в Узбекистане для преобразования солнечной энергии в тепловую. Подобные зеркала использовались на космической станции «Мир». Теперь на месте этого уникального завода савеловские торговые развалы, прилавки которых ломятся от всякого барахла, привезенного со всей планеты. И это мы называем рынком!

Сегодня олигарх второй волны, какой-то Искандер Махмудов, ничего не соображающий в станкостроении и которому наплевать на интересы нашего государства, решил делать бизнес именно на станкостроении, направо и налево скупая заводы. Буквально за гроши завладел Ульяновским заводом тяжелых станков. Что, модернизировал его, повысил эффективность производства? Ничего подобного! Выжимает все из того, что там есть. Зато махмудовский «Трансмашхолдинг» обложил со всех сторон и пытается всеми средствами с помощью рейдеров и местных властей заполучить Ивановский завод тяжелого станкостроения, который в советское время возглавлял известный станкостроитель Кабаидзе, покоривший мир своими обрабатывающими центрами.

Рейдеры действуют, ни на кого не оглядываясь. Впрочем, на кого им оглядываться, если на их стороне губернатор Мень. Попробовали банкротить завод — не получилось, начали собирать компромат на директора Владимира Бажанова. С президентом ассоциации «Станкоинструмент» Г. Самодуровым мы добились встречи с Менем, убеждали его не губить завод, поскольку это базовое предприятие, динамично развивающееся. Лишится его Россия сегодня, значит, завтра не будет у нее ни ракет, ни космических кораблей.

Мень нас выслушал, согласился с нашими доводами, но сделал все наоборот — через неделю после встречи дал указание прокурору направить на завод следователей завести уголовное дело на директора. Значит, у губернатора есть свои личные, далекие от государственных, интересы! Я только так могу объяснить его действия.

Аналогичная история с московским заводом «Красный пролетарий» — старейшим предприятием страны, основанным 150 лет назад, гигантом советской индустрии. Завод выжил, выпускает конкурентоспособную продукцию. Предложил нашей «оборонке», медицинской промышленности ряд новых нанотехнологий. За этот завод уцепились сейчас рейдеры, словно оборзевшая стая. Компанию по захвату возглавляет человек с паспортом гражданина США, а в качестве заказчика выступает «Роснефть». Что им надо на станкостроительном заводе? Приглянулся лакомый кусок земли вблизи Донского монастыря. Директор завода Юрий Кириллов выиграл несколько судов, словом, отбивается как может, несмотря на уголовное дело и угрозы, что «если не сдастся, то отправится на тот свет». Завод сегодня все средства пустил на юристов, суды и, по существу, не работает.».

Из стенограммы «круглого стола» Комитета Государственной Думы по промышленности «Законодательное регулирование промышленной политики в Российской Федерации» 18 мая 2010 года.

Депутат Н. В. Коломейцев: «Здесь сидят умудренные опытом, прошедшие все ступеньки промышленности люди. Назовите мне: кто отвечает за промышленную политику в стране? Два вице-премьера. У обоих филологическое образование. Кто главный инженер в стране? Кто реализует промышленную политику? Я вот технократ, прошел все ступеньки, номенклатура была у меня 12,5 тысяч узлов и деталей, и я люблю цифру в динамике, она всегда показывает или успехи, или неуспехи, или полный провал. В Российской Федерации осталось восемь тракторных заводов. Двух, вот здесь товарищ из Липецка говорил, уже нет. С моей точки зрения концерн «Тракторные заводы» выполняет роль по демонтажу тракторной промышленности в Российской Федерации.

Представитель «Объединенной авиастроительной компании» говорит, что за прошлый год сделали аж 14 самолетов, а в 1991 году делали полторы тысячи! Но мы-то с вами понимаем, что за трактором и самолетом стоит куча смежников. Почему от сельского хозяйства надо плясать? Потому что в сельском хозяйстве одно рабочее место дает семь. Но мы завозим на 35 миллиардов долларов (!) продовольствия, вывозя туда нефть. Угробили 30 сельхозмашиностроительных предприятий. Я работал на заводе «Россельмаш», у нас было 500 прямых поставщиков и пять тысяч косвенных. Но если этого в Правительстве некому понять, кому мы будем жаловаться с вами?

Импортные компании сюда приходят убивать. Я был в Подольске на заводе «Швейные машины». Они зашли туда и говорят: «Будет «Зингер». Первое, что сделали, убили самые высокотехнологичные механосборочные цеха, где трудились прекрасные швейцарские станки. Сейчас пойдите и найдите, где этот мощный совершенный завод. Посмотрите Санкт-Петербургский завод по изготовлению турбин. «Сименс» пришел и что сделал? Грохнул завод.

Мы с вами, как промышленники, должны задать себе вопрос: есть ли промышленность в Российской Федерации после административной реформы Путина. Путин в 1999 году пришел Председателем Правительства, сделали административную реформу. Министерств осталось столько же, но появилось 100 агентств. Назовите мне какую ответственность несет хоть один руководитель агентства за конкретные штуки, метры, километры? Надо менеджеров — управителей финансовыми потоками заменить квалифицированными инженерами. Слово инженер в Российской Федерации сегодня матерное. Но экономики без инженера не бывает. Ау нас сегодня большая часть прикладных институтов почивают в бозе. Их нет просто. Стандарты у нас упразднили, ввели техническое регулирование и отправили нас в. позапрошлый век. Главным инструментом поддержки или не поддержки любой отрасли является бюджетное проектирование и исполнение федеральных целевых программ. Посмотрите, пожалуйста, все федерально-целевые программы за I квартал выполнены на ноль или с небольшим отклонением от ноля. Посмотрите выполнение тех же самых целевых программ за прошлый год. Они все формально подгонялись под выполнение в ноябре-декабре, а мы с вами понимаем, что это такое.

Второе и последнее. Без НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — ред.) никакой модернизации и никакой современной промышленности не будет. Джон Дир за прошлый год на 28,5 миллиарда долларов оборота 975 миллионов долларов потратил на НИОКР. Задайте себе вопрос. Сколько на вашу отрасль Минпромторг, у которого там и название торг, понимаете, сколько выдал, и попробуйте вы у него получить и через тендер пройти. Поэтому, с моей точки зрения, нам необходимо изменить структуру правительства и перейти к отраслевому управлению с конкретной персональной ответственностью. Если мы хотим действительно конкурировать, то нам необходимо возродить систему подготовки кадров — это ремесленные училища, ПТУ, техникум, институт, академия переподготовки кадров. Без этого невозможно думать о прогрессе в будущем. Ну и всем нам надо понять, что если вы политикой не занимаетесь, она ведь вами займется так, что не будет вообще промышленности в России. Посмотрите структуру импорта-экспорта. На 269 миллиардов долларов ввезли машин и оборудования. Пока не помогали автопрому, ввозили в страну 147 тысяч легковыхавтомобилей и 13 тысяч грузовых — это в 2000 году. Потом, после того как «помогли», в 2008-м году ввезли 2 миллиона легковых, не считаю тех, которые в Калуге и еще где-то производят, и 147 тысяч грузовых. КАМАЗ остановили, АвтоВАЗу конец. Почему? Потому что отсутствует четкая регламентация в мотивации. Если президент компании 25 миллиардов получил и полтора миллиарда заплатил себе в дивиденды, кто возродит этот завод?..

Г. Н. Малинецкий, заместитель директора Института прикладной математики имени Келдыша Российской Академии наук: «Давайте посмотрим, где находится Россия. Если в 1980 году это вторая экономика мира, это пять Китаев и 60 процентов от США, то сейчас это 1/5 Китая, это шесть процентов от США. Давайте посмотрим итог. Слово «кризис» переводится с греческого как «суд». Кризис и подвел итоги. Российский ВВП упал на восемь процентов, американский — меньше чем на три, весь мир — в среднем на минус 1,2. А, скажем, Бразилия в плюсе, Индия — плюс шесть процентов и Китай — плюс восемь процентов. В любой развитой стране после этого правительство уходит в отставку. Но вот как это объясняет наш господин Кудрин: «Недавно я беседовал с нобелевским лауреатом Эдмундом Фелипсом, он сказал, что в Китае не капиталистическая экономика, потому что большая часть инвестиций идет со стороны государства. И во время кризиса, когда во всех экономиках мира количество денегупало, у них оно выросло. Видите, они нечестно играют, а мы честно.». Вот и все объяснение власти.

Нам нужно немедленно пересматривать нашу экономическую промышленную политику. Та задача, о которой мы говорим, на мой взгляд, она сравнима с той задачей, которая решалась в эпоху Петра. Петр очень четко определил, что должна иметь Россия. Россия должна уметь ставить крепости, у нее должны быть корабли, она должна уметь лить пушки и создавать флот. Он прекрасно понимал, что Россия тогда шла к войне. Он четко определил, что такое модернизация в его понимании. Полтавская битва показала, что он был прав. Следующая модернизация — это советская модернизация. Индустриализация страны, культурная революция и коллективизация. Сейчас мы снова стоим перед необходимостью новой индустриализации России. Но у нас нет прогнозирующих инструментов в отличие от всего мира. В США 50 мозговых центров занимаются проектированием будущего. Они смотрят, какие изменения в сегодняшнем мире могут повлиять на положение США через 20 и 30 лет. Все попытки создать подобное в Академии Наук, блокируются, они блокируются на разных уровнях, в том числе на уровне Правительства России.

Почему прогнозирование крайне важно? Мы только что пережили первую волну кризиса. Президент признал, что деньги были истрачены неэффективно. 200 миллиардов долларов, которые были вложены, это на самом деле было бы 10 миллионов рабочих мест на три года с зарплатой 20 тысяч. Это было бы неплохо. Так вот нас ждет вторая волна кризиса. Очень тяжелыми будут 2014–2015 годы, и поэтому естественно для корабля, который не видитсвоего будущего, для него нет порта приписки, и поэтому одна из важнейших вещей, которая должна быть прописана в законе «О промышленной политике», это прогнозирование в промышленной сфере. Весь мир сейчас входит в шестой технологический уклад. По данным американских экспертов и нашим оценкам, это произойдет в развитых странах в 2014–2018 году. Какие отрасли будут локомотивными? Это биотехнологии, это нанотехнологии, это роботика, это новая медицина, полномасштабныетехнологии виртуальной реальности, новое природопользование. Естественный выбор России — создавать свой сильный сектор высоких технологий, мы должны уметь делать то, чего не умеют другие. Мы хотим быть или казаться? На все 14 наукоградов у нас уходит 600 миллионов рублей в год. На один Сколковский проект, только на проектирование, обращу внимание, даже не на стройку, выделено 4,5 миллиарда рублей. Когда вопрос решался в Администрации Президента, то представители наукоградов Дубны, Троицка, Зеленограда приходили: давайте, скажите, что надо, мы это можем сделать. Но там так и не решили, что надо. Поэтому создают симулякр. Симулякр — термин философский, который ввел французский философ Делез, это точная копия предмета, которого не существовало. Вместо того, чтобы казаться, нам надо быть.

Почему в России нет и не будет инноваций при нынешней политике. Что такое инновация? В начале это мониторинг и стратегический прогноз, который в настоящее время отсутствует в России. Далее. Это фундаментальные исследования и подготовка кадров. Они стоят условно один рубль. Это прикладная наука, генерация, инновация — это опытные образцы. Это стоит 10 рублей. Дальше. Создание технологий и выход на рынок. Это стоит 100 рублей. Дальше — идеализация товаров и услуг, экспертиза и. центры. Мы же толкуем про малый и средний бизнес. Дорогие коллеги, представим себе, что у вас есть инновации мирового класса в области биотехнологии. Так вот, для того, чтобы ее вывести на рынок, нужна компания уровня Проктер энд Гембл. Любой новый антибиотик — это затраты в миллиард долларов. Бог любит большие батальоны. И поэтому если у нас не будет крупных, высокотехнологичных компаний мирового уровня, у России не будет шанса. А вот теперь итоги в отношении инноваций. Всемирная организация интеллектуальной собственности опубликовала доклад, сколько и каких патентов подано. В мире подано 155 тысяч патентов, из них российских — меньше 500. Вся Россия получила патентов меньше, чем одна китайская фирма. Спрашивается, в каких отраслях получены главные патенты? Компьютеры, фармацевтика, медицинские технологии, электромашины, цифровая связь и телекоммуникации. Те отрасли пятого уклада, которых в России нет.

Мы как и до кого хотим достучаться, если обратной связи нет. По данным социологов, 40 миллионов граждан России жестко выступают против единого государственного экзамена, против болонизации системы образования, против того, чтобы мы переходили к системе бакалавр-магистр. 40 миллионов человек! Мы устраивали слушания в Государственной Думе. Выступали Солженицын, Жорес Алферов, там выступали многие выдающиеся ученые. Все однозначно против. Мы устраивали слушания в Совете Федерации, в Общественной палате и каждый раз приходили к выводу, что этого ни в коем случае не должно быть в России. Но это сделано. Так быть или казаться? Мы хотим казаться похожими на Запад. Барак Обама выступил с новой национальной инициативой. Американские школьники должны на всемирных олимпиадах занимать первые места не по экономике, а по физике и математике, потому что та страна, школьники которой занимают первые места по физике и математике, именно она через 20 лет будет править миром. И именно сейчас они копируют советский опыт, они переводят наши задачники, они организуют олимпиады. Если мы не хотим учиться у себя, давайте поучимся у американцев.

Мы оказались сегодня в ситуации, которую десять лет назад прогнозировали наши ученые. Но нас не хотят слышать. Мы предлагали создать национальную систему мониторинга опасных явлений и процессов. Сейчас Россия входит в полосу катастроф, сейчас на территории России 50 тысяч опасных объектов и пять тысяч особо опасных. Сейчас на территории России 60 тысяч гидросооружений, многие из которых подпирают по шесть и восемь кубокилометров воды, из которых шесть тысяч работают больше ста лет, 6,5 тысячи требуют капитального ремонта, 400 — находятся в аварийном состоянии. И когда мы пишем: давайте же мониторингом займемся, поймем, где надо немедленно сливать воду, а где можно что-то подлатать, мы не находим поддержки.

Сергей Юльевич Витте полагал, что весь управленческий ресурс должен быть вложен в то, чтобы Россия сохранила Сибирь и Дальний Восток. Он полагал, что нужно строить транссибирскую магистраль, нужно осваивать этот регион. С Дальнего Востока за время реформы и развала уехал каждый пятый. Поэтому одна из важнейших задач промышленной политики — промышленное развитие наших регионов на Севере и Дальнем Востоке. Впервые Китай поднял вопрос о том, что он готов лично осваивать Северный морской путь, если Россия не может это делать. Впервые в прошлом году был поднят вопрос о том, что богатства за Уралом — это достояние всего мира. Американские газеты регулярно пишут о покупке Восточной Сибири. А что мы? Есть проект высокотехнологичной транспортной системы, который разработан Фондом развития России под началом профессора Гринева. Это 20 миллионов рабочих мест. Плюс 30 миллиардов долларов только за счет ускорения транзита. Это система аэропортов.

Это дорогой проект. Но консорциум европейских банков готов был до кризиса в него вкладываться. И на нем есть резолюция Путина немедленно согласовать с заинтересованными министерствами и приступить к разработке. Одна беда — этой резолюции «немедленно согласовать» ровно три года, четвертый пошел.

Когда инноваторы и ученые начинают работать с органами власти, почему-то происходит как в басне Феликса Кривина: «Лиса позвала зайца на обед. Морали нет, и зайца тоже нет» («Законодательное регулирование промышленной политики в Российской Федерации», стенограмма «круглого стола» Комитета Государственной Думы по промышленности 18 мая 2010 года).

Руки чешутся подчеркнуть, прокомментировать, — сдерживаюсь, потому что слишком часто, одни — от страха слышать, другие — от оправдания собственного бездействия, пытаясь успокоить свою совесть и оправдать животный страх, упрекают: вы, писатели, краски сгущаете, а жизнь налаживается. Путин свое дело знает, главное, ему не мешать, и он наведет порядок. А то, что запущенный командой Ельцина-Гайдара-Чубайса разрушительный механизм исправно, без сбоя, продолжает убийственную для России и ее народов работу все долгие годы путинского правления, знать не желают. И все же удержусь от комментария, предоставив слово самым сведущим людям: практикам, ученым, людям власти.

«95 процентов крупной российской промышленности, банков и всего остального находится в иностранной юрисдикции», — утверждает председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров.

Это и ключевые для оборонной промышленности Смоленский авиационный завод, Рыбинский моторостроительный завод, Рыбинское КБ моторостроения, Самарское предприятие «Старт», Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, ЛНПО «Пролетарский завод», производственное объединение «Знамя Октября», ЦНИИ «Румб», Балтийский завод, НТК «Союз», машиностроительное КБ «Гранит», Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля, Иркутское авиационное производственное объединение, Нижегородское предприятие «Гидромаш», Московский машиностроительный завод «Знамя», Таганрогское авиационно-производственное предприятие, Московское НПО «Взлет», Тульский оружейный завод, Тульский патронный завод, НПО «Сатурн» им. А. М. Люльки, Воронежский завод «Электроприбор», Тульский ЦНИИ систем управления, Красногорский завод им. С. А. Зверева, Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот» и масса других стратегически важных предприятий, таких как «Концерн «Кузбассразрезуголь», угольная компания «Южный Кузбасс»…

Аудиторы Счетной палаты констатируют: «Федеральными органами исполнительной власти не было создано действенной системы по недопущению перехода под контроль иностранных лиц объектов федеральной собственности, имеющих стратегическое значение». Не контролировался и не контролируется до настоящего времени процесс скупки иностранными лицами пакетов акций стратегически и экономически ключевых для России предприятий через подставных лиц и на вторичном фондовом рынке». Иностранцы имеют блокирующие пакеты акций в ОАО «АНТК им. Туполева», Саратовском ОАО «Сигнал», в ЗАО «Евромиль». Малоизвестная американская компания «Nic and Si Corporation» через подставную фирму «Столица» приобрела пакеты акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса. Иноземцы хозяйничают на наших суперсекретных оборонных заводах. Фирма «Brunsvocek» владеет 25 процентами акций Иркутского авиационного производственного объединения (ИАПО), где военная техника, да какая! составляет 90 процентов общего объема производства: учебно-боевой Су27уб, истребитель-перехватчик Су-30, многоцелевой истребитель Су-30мк.

Теперь все это в руках противника, вольного выпускать или не пускать в небо наши истребители, развивать или обсушивать крылья нашей боевой авиации. Кому и в какой еще стране снились такие фантастические и так легко добытые трофеи, суммарно складывающиеся в один большой трофей, имя которому — Россия.

В нарушение Законодательства пакеты акций достаются иностранцам через посредников. Победитель инвестиционного конкурса по продаже пакета акций, составляющего 40 процентов уставного капитала ОАО «Тюменская нефтяная компания», ЗАО «Новый холдинг» представлял интересы иностранных юридических лиц. Все знали об этом, никто не воспротивился. Государственный комитет по антимонопольной политике ни разу не отклонил ходатайства иностранных или подконтрольных им юридических лиц на покупку контрольного пакета стратегически важных для России предприятий. Акции АООТ «Глюкозо-паточный комбинат «Ефремовский» куплены фирмой АОЗТ «Дикарт», являющейся дочерней компанией американской фирмы «Каргилл». 35 процентов акций ПО «Новомосковскбытхим», выпускавшего до 80 процентов синтетических моющих средств в России, с согласия Государственного комитета по антимонопольной политике, приобретены компанией «Проктер энд Гембл Истерн Юрой», являющейся основным конкурентом российского производителя на внутреннем рынке. После того, как американцы приобрели контрольный пакет акций курского АО «Кристалл», здесь сразу же был прекращен выпуск комплектующих изделий для систем наведения ракетного комплекса «Игла» и других специзделий для армии, уничтожена уникальная технологическая база.

Вот гиганты, легенды ударных комсомольских строек, действительно строенные всей страной — Красноярский, Братский, Новокузнецкий, Саянский алюминиевые заводы, Ачинский, Николаевский глиноземные комбинаты, в одночасье оказавшиеся в частной собственности никому доселе неизвестного Олега Дерипаски. Это на поверхности. За еврейской личиной Дерипаски иностранные компании, такие как Dilkor International LTD, Galinton Investment LTD, Runicom Fort LTD, Paimtex Limited LTD — владельцы 65,5 процента акций БрАЗа, 55,42 процента акций КрАЗа. Это уже не наша, не российская собственность, — это собственность иностранных государств.

Долог же список того, что еще недавно было опорой, фундаментом России, а сегодня зарубежная собственность на российской, пока еще российской земле: ЗападноСибирский металлургический комбинат, Ковдорский горнообогатительный комбинат, Волжский трубный завод, Нижнетагильский металлургический комбинат, объединение «Прокопьевскуголь», Качканарский горнообогатительный комбинат, Кузнецкий металлургический комбинат, объединение «Кузнецкуголь», объединение «Междуреченскуголь», Орско-Халиловский металлургический комбинат. Это они одевали в броню и «тридцатьчетверки», и Т-80, и Т-92, катали сталь для «Катюш», ковали надежные сердца для Братской, Усть-Илимской, Красноярской ГЭС, и не было надежней их арматуры для ракетных шахт.

По данным Счетной палаты, крупнейшие иностранные производители вооружения развернули беспрецедентную активность по закреплению за собой исключительных прав на изобретения российских авторов. Формула изобретения передавалась в патентные ведомства иностранных государств, минуя российское патентное ведомство. В США запатентованы российские разработки в области электронной, лазерной, волоконнооптической техники, технологий переработки нефти и газа, органической химии, медицинской и экологической техники. Только в Соединенных Штатах зарегистрировано более тысячи патентов на технологии военного и двойного назначения, авторами которых являются российские изобретатели, а обладателями патентов и, следовательно, исключительных прав — иностранные юридические и физические лица. В это же время зарубежные фирмы непосредственно в России активизировали патентование на свое имя доступных им и не имеющих правообладателя научно-технических разработок российского оборонного комплекса, особенно в авиационной и ракетно-космической отраслях промышленности. Сложилась опасная практика, позволяющая блокировать наиболее перспективные направления развития авиационной техники в России патентами, оформленными на иностранные юридические и физические лица. Французская фирма «Эрокоптер Франс» получила восемь патентов Российской Федерации на перспективные технические решения, используемые в области вертолетостроения. В результате от одной только этой фирмы, а их пасутся по стране сотни, Россия может получить множество претензий по экспортируемой технике военного и двойного назначения.

Под контролем иностранного капитала оказались наиболее перспективные, ориентированные на экспорт предприятия целлюлозно-бумажной продукции, выпускающие продукцию глубокой переработки древесины. Но вот что важно: выручка от распродажи лесопромышленных предприятий не превысила двух процентов их реальной стоимости. Получается, что деньги не были самоцелью продажи российских предприятий иностранцам, не нужда гнала Правительство спускать свое, национальное, в чужие руки. Только на одной сделке по продаже американцам контрольного пакета акций производственного объединения «Новомосковскбытхим» государственная казна, согласно документам Счетной палаты, не досчиталась 115 миллионов долларов. При продаже акций ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть» государственная казна недополучила 309,3 миллиона долларов США, а упущенная выгода федерального бюджета составила около 220 миллионов долларов. Цена пакета акций ОАО «Тюменская нефтяная компания» была занижена минимум на 920 миллионов долларов.

О преступно заниженной цене «Нижневартовскнефтегаза» информировал Правительство России Генеральный прокурор Юрий Скуратов: «Продажа 40 процентного пакета акций ОАО «ТНК», дочерние общества которого обладают самыми большими разведанными запасами углеводородного сырья в России, за 25 миллионов долларов США заставляет усомниться, что организаторы конкурса действуют в интересах государства. Генеральная прокуратура Российской Федерации располагает достоверными данными, что на вторичном рынке произведена сделка по продаже шестипроцентного пакета этой компании, ранее приватизированного, за 35 миллионов долларов США».

Производственное объединение «Нижневартовскнефтегаз» создано в 1979-м году в Западной Сибири для эксплуатации одного из самых крупных в мире нефтяных месторождений — Самотлора. Объединение добыло государству нефти на 200 с лишним миллиардов долларов. По самым скромным подсчетам геологов, запасов нефти в недрах Самотлора, как минимум, осталось 200 миллиардов тонн. 40 процентов от двухсотмиллиардной, государственной, всенародной кладовой нефти уходит в частные руки за 25 миллионов долларов! Да за одно английское поместье Абрамович заплатил почти столько же — 22 миллиона.

Вслед за Генеральной прокуратурой мошенничество с объединением «Нижневартовскнефтегаз» признал и высший контрольный орган страны — Счетная палата: «Госкомимущество России, в лице бывшего председателя А. Р. Коха, действовало в интересах одного из участников конкурса — ЗАО «Новый холдинг», представлявшего интересы КИБ «Альфа-банк». Продажа данного пакета акций осуществлена РФФИ по существенно заниженной цене, что нанесло ущерб государству и является основанием для расторжения сделки по продаже пакета акций». Надо ли говорить, что заявление Генерального прокурора, как и заключение Счетной палаты, Правительство России игнорировало.

Ни один министр, ни один чиновник из окружения Президента, что бывшего — Ельцина, что нынешнего — Путина, не ответил за разграбление России, хотя счет государственного ущерба идет уже не на миллиарды — на триллионы долларов. Только главное не в триллионах. За умопомрачительными аферами, которые всем очевидны, о которых все говорят, как за сценической завесой идет демонтаж великого Российского государства, идет разрушение промышленности, сельского хозяйства, обороны России.

В план приватизации на 2011–2013 годы включены более 850 госкомпаний, среди которых: ВТБ, «Совкомфлот» (более 150 судов, общим дедвейтом 11 миллионов тонн), «Объединенная зерновая компания», «РусГидро», Сбербанк, «Роснефть», «Транснефть», «Росагролизинг», Россельхозбанк, «Росспиртпром», Российские железные дороги. Согласно правительственному распоряжению от 25 октября 2010 года № 1874-р продавать вышеуказанную собственность уполномочены ЗАО «Банк Кредит Свисс», ООО «Дойче Банк», ООО Коммерческий банк «Дж. П.Морган Банк Интернешнл», ООО «Меррилл Линч Секьюритиз», ООО «Морган Стэнли Банк» и «ГОЛДМАН САКС». Есть среди них и российский «ВТБ Капитал», хотя акции самого ВТБ Правительство России поручило продавать. «Меррилл Линч Секьюритиз».

«Если уж честно говорить, откуда возникли российские олигархи конца 90-х годов, то их подбирали американские «чикагские мальчики» в начале 90-х годов, — признает председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров. — Новейшая наша история базируется на 10 тысячах американских советников, которые сидели во всех министерствах и ведомствах России, также как советские советники в свое время сидели, например, в афганских министерствах и ведомствах, или польских, или каких-то других. Так становилось современное Российское государство. И, например, имущественное министерство, Росимущество, это шестиэтажное здание, оно в том же здании было в те времена, в начале 90-ых годов, весь шестой этаж занимали американские советники. И они назначали, кому быть олигархом, кому продать. В буквальном смысле. Они подбирали кадры и составили тип российской экономики, в котором сырьевая компонента является главной, то есть у нас сырьевая экономика. Так сформировалась вся российская экономика, ее тип, как небольшая узконаправленная экономическая структура в масштабах мирового разделения труда. Задача России добывать природные ресурсы, продавать их другим странам и на эти деньги покупать все остальное. Так наладили правила экономического оборота, написали законы под это, потому что законы писали те же «чикагские мальчики». За нас это решение принимали люди из другой страны. Они за нас это решение принимали. Так же, как и в отношении многих стран они такие решения принимали. Россия не является исключением. То есть мы не являлись субъектом. Могла ли Россия быть субъектом мысли какой-либо, тем более экономической, в начале 90-х годов, в период ее войны, реальной, вплоть до танков, как мы помним, с Советским Союзом, с советским государством? Конечно, не могла. Это было государство изначально направленное против Советского Союза, против советского народа, частью которого был тогда российский народ, и у него не было никаких инструментариев в плане какого-то стратегического мышления, и тем более национального понимания процессов.

То есть, условно говоря, субъективность России не выросла, ее изначально не было. Тем более не было никакой экономической школы в России рыночной. И когда те же американские советники создавали российское государство и российскую экономику, и политику, кстати, следующий этап формировался, уже система управления была олигархическая, когда во главе России стояло Политбюро в виде семибанкирщины. У олигархов интерес — личный карман изначально, это их суть. Они на этом выросли, и их задача — обеспечить свой бизнес. Эта семибанкирщина формировала всю государственную власть в стране. Не то, что чиновников, семибанкирщина назначала Президента страны. За каждым олигархом, их наверху было семеро, были закреплены министерства. Цель одна — коммерческие интересы. Им подчинялись по одному — два министра на руки, по 20–30 крупных компаний государственных на руки, без счета замов министров, департаментов, служб и так далее. Они подчинялись бизнесу. Каждую неделю — планерки, вопрос один: что ты, министр, сделал для моего бизнеса? Какие указы подписал, какую собственность передал, какое имущество? Министры были сотрудниками олигархов. Понятно, что этим олигархам плевать на все. Главное — бизнес, чтобы потом вывести его за границу. И на этом, собственно, заканчивался процесс их мышления. Россия — зависимая страна от Америки. И до сих пор эти механизмы не изменились» (Евгений Федоров, председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству на радиостанции «Финам FM» 21 января 2010 года).

«С 2000 года мы получили два триллиона долларов только по экспорту, — приводит точный расчет высочайший авторитет в финансовом мире, бывший ректор Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации (1989–2002), доктор экономических наук, заведующий кафедрой «Экономической теории и политики» Академии народного хозяйства, академик Абел Гезевич Аганбегян. — На эти деньги можно было построить новое государство. Мы же не создали даже современную нефтехимию и современную лесопереработку, где имели лучшие условия в мире, не развили электромашиностроение, которое могло бы быть нашей крупной отраслью, по жилищному и инфраструктурному строительству не достигли уровня 1989 года и, наконец, не обновили в большинстве отраслей технологическую базу, безнадежно устаревшие фонды, оставшись с оборудованием со средним сроком работы около 20 лет вместо семи — восьми по-нормальному».

//__ * * * __//

Начиная с перестроечных «500 дней», ни при Ельцине, ни при Путине, в России не выполнена ни одна долгосрочная программа. В 2008 году утверждена «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», но всего три года спустя ей на смену пришла «Стратегия-2020». Еще не отзвучали адресованные ей восторги, как в недрах Минэкономразвития зародился прогноз развития страны аж до 2030 года. Премьер Дмитрий Медведев продолжает ссылаться на «Основные направления деятельности Правительства», где в числе главных приоритетов — модернизация здравоохранения и образования, жилищная и пенсионная реформы. А генсовет «Единой России» создает «научно-практический центр стратегического планирования и управления экономикой».

«В 2001 году президент Путин объявил удвоение ВВП через 10 лет чуть ли не национальной идеей, — говорит экономист Артем Неменчинский («Аргументы недели», № 21 (363) от 6 июня 2013). — Кто сейчас об этом вспоминает? К 2010 году валовый продукт вырос на 59 процентов, идея провалилась. Это же из-за кризиса — отмахнулись проправительственные экономисты. Они впервые слышат о циклических кризисах в условиях капитализма? Не знали, что такое может произойти? В Китае экономика за то же десятилетие выросла на 162 процента, даже в Белоруссии — на 101 процент. Эти страны не на другой планете находятся. Создается впечатление, что наша власть не знает, что делать с экономикой, и занимается пусканием пыли в глаза».

Но прокремлевских экономистов, этих современных портняжек, дурачащих не короля, а народ, реальность не смущает, они вновь сулят «златые горы», обещают сформировать программу, при которой ВВП будет ежегодно увеличиваться на восемь процентов, производство — на десять процентов, а инвестиции в основной капитал — на 15 процентов. И это при том, что всего за несколько месяцев, как Россия вступила в ВТО, темпы роста валового продукта снизились с 3,5 до 2,2 процента, а что будет, когда новые торговые тарифы, которых так боятся российские производители, вступят в полную силу и гигантский вал импортных товаров сомнет наши границы с чисто символической таможенной наценкой. С чего вдруг промышленность в России станет расти, если эксперты давно уже предрекают, что нашествие дешевого импорта после вступления России в ВТО окончательно добьет отечественное производство. По последнему инновационному сценарию, Кремлю необходимо повышать расходы на образование с 4,8 до 6,5 процента, на здравоохранение — до семи процентов ВВП. Но вместо роста — снижение доли этих позиций в бюджете: за несколько лет в провинции исчезла треть школ и больниц, на очереди сокращение государственных вузов. Власть и это мало смущает. Заместитель главы Министерства экономического развития и торговли А. Н. Клепач, курирующий вопросы прогнозирования и стратегического планирования, один из авторов «плана Путина» до 2020 года, ни мало не смущаясь, обещает всем нам, что Россия в ближайшие годы может осуществить рывок в авиастроении, ядерных технологиях, создании программного обеспечения, а также станет устойчивым экспортером зерна и мясной продукции. Это при том, что сегодня мы потребляем от 40 до 70 процентов импортного мяса, а после отмены торговых пошлин фермеры продают скот на мясо и уходят с рынка. Как мы будем теснить «в ближайшее время» ведущих производителей электроники на компьютерном рынке, знает, наверное, один лишь А. Н. Клепач и его кураторы в Кремле, но тайны сей не раскрывают, и вряд ли откроют ее даже под пытками. Обещать, еще не значит жениться.

Концепция 2008 года ставила перед страной несколько основных задач, к решению которых власти даже не приблизились, — констатируют эксперты. Говорилось о важности высококвалифицированных профессионалов. Вместо этого давление на малый бизнес, судебный произвол и политическая цензура вынуждают средний класс бежать из страны. Говорили об инновациях, но износ фондов только вырос, а ввезти в страну промышленное оборудование крайне сложно.

Но зачем что-то делать, если можно только обещать. Обещает Путин, и Федеральное собрание каждый год встречает его обещания аплодисментами. Толи стесняясь, то ли страшась спросить, а почему из обещанного год назад ничего не сделано. Вместо этого зачарованно слушают новые сладкоголосые обещания, возмущенно поднимая гвалт на критику политики Путина: «Если не Путин, то кто?!», или, как заявляет бывший генерал-полковник Л. Г. Ивашов: «Я не вижу сегодня в России человека, достойного соперничать с Путиным». Они подобны той бабе, что не вызывала «психиатричку» к мужу, целыми вечерами просиживавшего с удочкой в ванной комнате. Понимала, что дурак дураком, а рыбки свеженькой все же хотелось.

Врать и на вранье взрастать стало при Путине стилем управления. В Санкт-Петербурге при губернаторстве Валентины Матвиенко была презентована масштабная программа строительства транспортных сетей до 2014 года: 500 километров новых дорог, 75 транспортных развязок, 34 моста и тоннеля, в том числе шесть новых мостов через Неву. Ни одной новой переправы на Неве даже не начинали, хотя на пиар проекта, всевозможные форумы и конференции потрачены миллионы рублей. («Аргументы недели», № 21 (363) от 6 июня 2013 года).

//__ * * * __//

Учитель и врач — две ключевые фигуры в развитии общества и государства. Без учителя не выпестовать ни мастерового рабочего, ни грамотного земледельца, ни толкового инженера, ни талантливого ученого, ни героического защитника Отечества. Без хорошего, грамотного врача короток век человека на земле. Отношение власти к учителю и врачу раскрывает подлинную ее суть: к чему стремится власть, какая цель ее ведет. Отношение власти к учителю и врачу проявляет, невзирая на то, что она возглашает и обещает, какова власть на самом деле, трудится ли в интересах собственной страны, или представляет из себя лишь администрацию чужеземного владычества.

В отношении образования и здравоохранения в России власть действует как подлинно оккупационная администрация.

Тавро «неэффективности», недавно прижженное Министерством образования Российской Федерации во главе с Ливановым к пятистам восьмидесяти шести высшим учебным заведениям страны, с приходом к власти ельцинской гайдаро-чубайсовской организованной преступной группировки (0111) стало кодовым обозначением разрушения России. Под завесой «неэффективности» угробили оборонную промышленность, обладавшую лучшими в мире технологиями и профессионалами, конструкторскими и технологическими решениями, на десятилетия опережавшими другие страны. Именно под лозунгом борьбы с «неэффективным» производством сразу же было уничтожено 261 оборонное предприятие, практически вся элита оборонной промышленности, лучшее, чего достигла и наработала отечественная промышленность. Как «неэффективная» расчленена и уничтожена Единая энергетическая система страны. Сегодня по нашим «неэффективным» отечественным лекалам в Китае создана Единая энергосистема. Под маркой «неэффективности» сведена с орбиты и затоплена в Тихом океане вершина технической мысли — российская космическая станция «Мир». «Неэффективным» гайдаровские эксперты признали и шедевр научно-технического творчества — программу «Энергия-Буран», давшую свыше шестисот одних только новейших технологий. Как «неэффективные» затоплены по стране командой Чубайса десятки угольных шахт — причина вымерзания половины России. Возить уголь стало далеко и накладно.

Достоверно известно, что все эти программы разрабатывались при активном участии зарубежных спецслужб. Руководство по приватизации Госкомимущества — плод трудов Европейского банка реконструкции и развития с целым выводком зарубежных фирм «Морган Гренфелд», «Бейкер энд Маккензи», «Клиффорд Чанс», «Кредит Комерсиаль де Франс», «Купер энд Лойбрэнд», «Дэлойд энд Туш», «Уайд энд Кэйс», «Сентрал Юропион». Для проведения первого этапа приватизации в Россию слетелись более 200 иностранных консультантов, среди которых кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые военные разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уаймен, Брус и другие. Так ведь и угольные шахты затопили по прямому указанию Международного валютного фонда.

Вот и реформа российской системы высшего образования не отечественная затея. В 1999 году Россия в Болонье подписала декларацию, обязавшись к 2010-му году систему высшего образования привести к единому общеевропейскому стандарту. Подписывая Болонскую декларацию, Кремль меньше всего думал, точнее, вообще не думал об образовании. Кремль рвался во Всемирную торговую организацию. По условиям ВТО вступающая страна должна выполнить целый ряд обязательств, и главное — непременно признать образование исключительно товарной услугой. К тому же в Болонской декларации процесс реформирования высшей школы характеризуется как «абсолютно необходимый компонент для становления и обогащения понятия «гражданин Европы». Словом, нас бросили в общеевропейский плавильный котел, из которого, по замыслу прорабов глобализации, мы должны выйти гражданами Европы, без национальных корней, без родной земли, без Отечества.

Насколько оправдана нынешняя реформа высшей школы? По признанию ученых, много лет проработавших в университетах Европы, Америки, Японии, наша система образования превосходит зарубежную. Главное ее достоинство — упор на фундаментальные знания. В наших институтах учат не просто специальности, учат быть математиками, физиками, биологами. Наши студенты более подготовлены к восприятию наук, намного лучше зарубежных сверстников владеют математическим аппаратом, проявляют больше творческой самостоятельности. Иначе Западтакактивно не скупал бы российских ученых. Иначе бы Барак Обама, повторяя советский опыт, не ставил сегодня перед американскими школьниками задачу побеждать не на экономических, а на математических олимпиадах, Несмотря на это, уже 17 декабря 2002-го года на парламентских слушаниях в Государственной Думе был процитирован доклад Всемирного банка «От знаний к благосостоянию, преобразованию российской науки и технологий с целью создания современной экономики, основанной на знаниях», в котором прямо говорилось, что в соответствии с рекомендациями Всемирного банка число специалистов в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ России должно быть сокращено с 11,9 миллиона до 870 тысяч. Через два года Правительство России приняло программу сокращения научно-исследовательских институтов в десять раз! «Идет планомерное уничтожение науки», — вынужден был признать Президиум Российской Академии наук («Коммерсантъ», 29 сентября 2004 года). Теперь дело дошло до ликвидации самой Российской Академии наук, ведущей свое летоисчисление, счет великих побед и свершений с Петровских времен. Значительно отстав по срокам в «болонизации» — в болванизации высшей школы — умышленном иссушении интеллекта нации, национального сознания народа, куратор этой программы «смотрящая» за Россией Высшая школа экономики обязала министра образования Ливанова ускорить процесс, вручив ему длиннющий список вузов, не вписывающихся в европейский стандарт «гражданина Европы». Вот откуда в расстрельном списке так много гуманитарных и педагогических вузов, продолжающих сохранять лучшие традиции национального воспитания: Московский педагогический государственный университет, Московский государственный технический университет «МАМИ», Московский государственный открытый университет, Московский архитектурный университет, Литературный институт им. А. М. Горького, Брянский государственный университет им. академика И. Г. Петровского, Брянская государственная инженерно-технологическая академия, Ковровская государственная технологическая академия им. В. А. Дегтярева, Воронежский государственный педагогический университет, Воронежский государственный педагогический институт, Воронежская государственная лесотехническая академия, Воронежский государственный институт физической культуры, Ивановская государственная сельскохозяйственная академия им. академика Д. К. Беляева, Калужский государственный университет им. К. Э. Циолковского, Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова, Костромской государственный технологический университет, Костромская государственная сельскохозяйственная академия, Орловский государственный аграрный университет, Рязанский государственный университет им. Сергея Есенина, Рязанский государственный агротехнологический университет им. П. А. Костычева, Ярославский государственный технический университет, Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, Ярославская государственная сельскохозяйственная академия. Итого, напомню, 586 «неэффективных» вузов с филиалами.

Но как, скажите на милость, крупнейшие вузы страны, стариннейшие, именитейшие — Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций, заложенный еще Императором Всероссийским Александром I в 1809 году! а Российский торговоэкономический университет и того старше — с 1804 года родословную ведет! столетиями нарабатывающие школу воспитания и образования, в одночасье вдруг признаются негодными воспитателями и наставниками? Может, потому что, по мнению оценщиков-экспертов, не тому и не такучат? Гитлеровские идеологи хоть и разрешали открывать на оккупированной советской территории школы, но зорко следили, что и как преподавать, потому как нельзя на оккупированной территории воспитывать личность, когда нужен раб. Но ведь фашисты школы не закрывали, они лишь программы меняли. Если вдруг какие вузы, по мнению «просвещенного» министерства, действительно оказались дремучими, так почему их не укрепляют, а ликвидируют. Почему закрывают пусть средненький по силам филиал вуза в моей родной сибирской глухомани, в котором действительно не сыщешь такого созвездия научных «светил» какАвен, Кудрин, Гранберг, Минх, Давидсон, Кон, Берзон, Левин, Липсиц, Миркин, Немзер, Порус, Энтов, Ясин, Уринсон. что блистают в столичной Высшей школе экономики, но есть доктора наук, есть и кандидаты. Закрывать-то зачем?! Куда сегодня может поехатьучиться ребенок из средне статистической нормальной семьи, — на какие «шиши»? Сокращать десятки тысяч студенческих мест — это действительно иссушать мозги народа. Готовить специалистов по потребности, как заявляет министерство образования: дескать, нужно 150 инженеров-теплотехников и незачем 151-й, — это дурь или вредительство? С каких пор люди с высшим образованием стали обузой? Любая мало-мальски заботящаяся о своем будущем держава стремится наращивать слой образованныхлюдей. Мы же, наоборот, его сокращаем. Все тот же вопрос: власть глупа или намеренно разрушает государство? Доказывая, что ярлык «неэффективности» в политике министра Ливанова и стоящей за ним Высшей школы экономики, все та же маскировка для разрушения, что использовалась прежде при разгроме индустрии страны, достаточно сравнить показатели «неэффективного» Российского государственного торгово-экономического университета с показателями эталонной «высокоэффективной» Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова, назначенной в гробовщики РГТЭУ. Имея одинаковый профиль вуза — финансово-экономический — «неэффективный» РГТЭУ превосходит плехановскую академию по всем основным параметрам. У РГТЭУ на восемь больше специальностей в аспирантуре, на 23 больше филиалов, на 16 больше факультетов, на 178 больше кафедр, на 20 больше научных подразделений: институтов, центров, лабораторий, и если в РГТЭУ научные исследования ведутся по 322 научным школам и самостоятельным научным направлениям в рамках 14 отраслей наук, то «Плехановка» научные исследования ведет лишь по 14 научным школам в рамках шести отраслей науки. Если в чем и преуспевает академия им. Г. В. Плеханова, так это в финансировании, правда, при одном «но», все это бюджетные деньги, своих она зарабатывает на порядок меньше — всего шесть с половиной миллионов рублей, тогда как РГТЭУ зарабатывает больше 72 миллионов. По числу остепененных научно-педагогических работников РГЭТУ превосходит «Плехановку» ровно вдвое, а дальше и вовсе картина для «Плехановки» неприглядная. У РГТЭУ за год 106 выставок студенческих работ, у «Плехановки» — 19, из них международных, всероссийских, региональных: 83 против 16. У РГТЭУ в активе 6 853 доклада на научных конференциях, семинарах, у «Плехановки» не набирается и тысячи — 979. У РГТЭУ — 2 314 научных публикаций, у «Плехановки» — 826. За лучшие научно-исследовательские работы на конкурсах и выставках РГТЭУ получил 685 медалей, дипломов, грамот, премий, академия имени Г. В. Плеханова — 62.

Может, про все эти реальные достижения РГТЭУ Министерство образования просто не знает, но вот итоги открытого конкурса самого Министерства на лучшую научную работу студентов по естественным, техническим и гуманитарным наукам: у РГТЭУ 43 министерских награды, у академии им. Г. В. Плеханова в десять раз меньше — четыре. Что происходит? Кого к кому надо определять в наставники? Ну уж точно не «Плехановке» учить РГТЭУ. Тогда за что и почему крушат прекрасный вуз РГТЭУ? Чтобы ответить на этот вопрос, внимательнее приглядимся к Высшей школе экономики, к тем, кто реально правит Министерством образования и науки, для кого и министр Ливанов, и его заместители лишь мальчики на побегушках «принеси-подай-пшел вон!», послушный инструментарий чужой воли. Высшая школа экономики — детище фонда Сороса и Комиссии Европейского Союза, на чьи деньги и была создана эта школа Егором Гайдаром. В чистом виде иностранный агент, согласно нынешнемузаконодательству. Ну, а если всмотреться, кто заправляет школой — Петр Авен, Алексей Кудрин, Александр Шохин, Евгений Ясин, Яков Уринсон. — все та же гайдаро-чубайсовская команда. Теперь они добрались до высшей школы страны. И ведь разгромят, как разгромили станкостроение, машиностроение, авиапром, тяжелую индустрию, легкую промышленность, сельское хозяйство, сокрушили державный щит страны — ракетостроение, космическую индустрию, гигантский передовой оборонный комплекс, судостроение, пенсионную систему, доступную для народа систему здравоохранения. если мы, сполна познавшие горечь сдачи страны рубеж за рубежом, не поймем, наконец, что дальше отступать некуда, дальше начнется сдача российских земель, не случайно ведь трубадуры Кремля заговорили вдруг об Аляске — мошеннически и предательски отданной за бесценок американцам, как мудром и дальновидном решении сановной камарильи Александра II.

Чтобы остановить эту прожорливую чубайсовскую свору на рубеже борьбы за сохранение национальной высшей школы, впервые в новейшей истории России на пути этой подлой армады встали студенты РГТЭУ, как когда-то на пути бронированной гитлеровской танковой армады у железнодорожного разъезда Дубосеково под Москвой встали герои-панфиловцы, кстати, что очень показательно, во главе с выпускником РГТЭУ политруком Клочковым. Ни один рабочий коллектив не встал защищать от разгрома свой завод, ни один колхоз не восстал против раззора, ни одна воинская часть не исполнила Присягу, а молча, покорно и позорно сложила свои боевые знамена, украдкой при прощании подтерев этим знаменем свои сопли и слезы. А совсем еще мальчишки, совсем еще девчонки встали и стояли больше недели, не отдавая свою альма-матер на поругание. Стояли на поле битвы со злом и несправедливостью, защищая не только свои интересы, интересы своего вуза, — они защищали будущее Державы, оказавшись вдруг на передовой в битве за Россию, как панфиловцы, как бойцы Брестской крепости. А вся Россия молчала, прилипнув к телевизору, сомнут или не сомнут ребятишек. Смяли. Выстоять против ОМОНа, готового пустить газ, повторив трагедию Норд-Оста, они не могли. Что показательно, в защиту высшего образования не выступила Академия наук

России, трусливо прижали хвосты академики. Через полгода власть принялась за них, признав «неэффективной» саму Академию.

О развале российской науки и высшего образования В. В. Путину писали ученые, уехавшие в начале 90-х из России и сделавшие успешную карьеруза рубежом, и вместе с ними еще 407 докторов наук, работающих в институтах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Иванова и других городов России («Новая газета», № 121, 30 октября 2009 года), отмечали, что во времена Советского Союза бюджет Академии наук составлял два процента ВВП, сейчас меньше 0,3 процента. Соединенные Штаты тратят на науку шесть — семь процентов ВВП, Франция, Германия, Великобритания, Италия, даже Италия! — четыре — пять процентов, Япония — 3,5 процента. Бюджет всей Российской Академии наук равен финансированию одного лишь Гарвардского университета.

По оценкам специалистов Института мировой экономики и международных отношений, из России с 1990 года выехало не меньше миллиона специалистов. Сейчас они работают на заводах, в исследовательских центрах и лабораториях США, Западной Европы, Канады, Австралии. Драматичнее того качественный состав уехавших ученых. Председатель профсоюза научных работников России Виктор Калинушкин считает, что за рубежом обосновались не меньше 70 тысяч российских ученых и ведущих специалистов из оборонных НИИ и предприятий военно-промышленного комплекса. Более пяти тысяч специалистов выехали за границу только из одного Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (знаменитый на весь мир, еще недавно строжайше засекреченный Арзамас-16), который является ведущим российским центром по ядерным исследованиям. Из научно- производственного объединения «Импульс», специализирующегося на производстве систем наведения, электронно-оптического и другого электронного оборудования преимущественно военного назначения, Россию покинули 1800 ученых и инженеров. Российский научный центр вирусологии и биотехнологии («Вектор»), занимающийся разработками биологического оружия, лишился 3 500 специалистов. Знаменитый, мировой величины Математический институт имени Стеклова, в котором всего-то 120 научных сотрудников, покинули 30 человек — четверть!

«Расходы на исследования в российской науке сократились в пять раз и приблизились к уровню развивающихся стран, — говорится в аналитической записке Института экономических стратегий. — Россия сегодня тратит на науку в семь раз меньше, чем Япония, в 17 раз меньше, чем Соединенные Штаты Америки. Более чем в два раза сократилось количество исследований».

А исследования эти насущны как никогда, ведь износ основных фондов в промышленности превысил уже 74 процента. Оборудование, максимально эффективная норма эксплуатации которого составляет девять лет, используется у нас свыше 20 лет. В целом по уровню развития высоких технологий Россия откатилась назад на 10–15 лет, а по некоторым направлениям, биотехнологии, например — на 20 лет. Доля машиностроительной продукции в экспорте России составляет чуть больше пяти процентов, доля России на мировых рынках высоких технологий 0,2–0,3 процента.

Замухранск какой-то, а не великая еще 20 лет назад держава. И что на это В. В. Путин? Меняет министра. Во главу науки и образования ставит Д. В.Ливанова, более наглого, более лживого, более нахрапистого, чем его предшественник А.А. Фурсенко, немало сделавший для уничтожения отечественного образования. Расчленение вузов на эффективные и неэффективные проведено для подъема уровня образования в России, — рьяно утверждает ставленник Путина. Врет. Осенью 2011 года на пресс-конференции в РИА «Новости» предшественник Ливанова министр образования и науки А. А. Фурсенко и выступавший экспертом при нем ректор Высшей школы экономики Я. И. Кузьминов представляли журналистам ежегодный рейтинг государственных вузов по среднему баллу зачисленных. Зашла речь о «вузе-недоразумении», как окрестили на пресс-конференции «Государственную классическую Академию имени Маймонида» под руководством В. Р. Ирины Коган, где средний балл, в том числе на медицинский факультет, не превысил 40, что вполовину меньше среднего показателя других вузов. «Но кто-то же аттестовал этот вуз?» — допытывались журналисты у министра и его ведущего эксперта, на что А. А. Фурсенко, как-то странно усмехнувшись, попросил: «Можно я по этому вузу воздержусь от комментариев?». «Именно по этому?» — уточнили у него.

«Именно по этому», — вздохнул министр, потом, подумав, добавил: «У нас есть определенные серьезные претензии к этому вузу. Мы продолжаем заниматься, какого качества образование дается в этом вузе». А теперь посмотрим ливановскую таблицу эффективности вузов. Где Академия имени Маймонида, названная «недоразумением»?

Среди первых в списке... эффективных.

Так во имя чего Министерство образования и науки во главе с Ливановым приносит в жертву 586 учебных заведений страны, лживо объявляя их неэффективными, за что Ливанов получил прозвище «мясника от науки». Хороший врач лечит, никудышный — только режет, отчего и прозывают плохих докторов «мясниками». Грамотный управленец возрождает и развивает, никчемный может только разрушать. Так что же движет Ливановым в его рвении увольнять, разрушать, ликвидировать? Присмотримся к министерской команде. У них одно общее. Все, как на подбор, в прошлом безликие чиновники средней руки, что осторожненько, аккуратненько, на цыпочках, бочком скреблись по карьерной лестнице. Тусклы и невзрачны. Министр Д. В. Ливанов, как закончил МИСиС — Московский институт стали и сплавов, так и варился в его четырех стенах, не зная страны, не чувствуя России, пока не пересадили в министерство. Из комсомольских функционеров его заместитель М. А. Камболов: главный специалист Госкомитета по антимонопольной политике, советник Министра промышленности, науки и технологий, советник руководителя Федерального агентства по науке и инновациям. Почему-то кандидат юридических наук. Его коллега И. М. Реморенко: главный специалист по экспертизе и инновационной политике Управления образования администрации Красноярского края, координатор программ Национального фонда подготовки кадров, заместитель директора Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования всфере образования Минобрнауки, директор Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования, директор Департамента стратегического развития Минобрнауки. Статс-секретарь — заместитель министра Н. В. Третьяк после университета в двадцать один год сразу шагнула в Комитет по образованию Санкт-Петербурга, отсюда — в министерство. Старший консультант отдела оценки, директор проектов и директор по развитию бизнеса компании «ПАКК», директор департамента стратегического планирования ЗАО «РЕНОВА-Строй-Груп», заместитель руководителя Федерального агентства по делам молодежи — это биография еще одного зама Ливанова А. Б. Повалки — птенца гнезда Маймонида.

Это что, команда созидателей, творцов, новаторов?! Это команда бездумных исполнителей, собранная, чтобы, привычно взяв под козырек и щелкнув каблуками, исполнять все, что возжелает начальство. Очень знакомая команда! Разве не по тому же принципу формировалась команда министра обороны Сердюкова, команда не воров и мошенников, как ее сейчас называют, а разрушителей. Их не воровать ставили во главу Министерства обороны, их ставили крушить оборонную мощь государства, а плата за их подлое дело — позволение набивать свои карманы. Здесь тот же принцип: ломать, крушить образование, лишать страну интеллекта, а все, что урвете при этом — ваше. Возможно, через три-четыре года, как только все порушат, это ливановское кубло разгонят, как разогнали сердюковское, чтобы бросить народу кость во успокоение, но в накладе крапивное семя министра Ливанова не останется, став к тому времени мультимиллионерами — устоявшаяся такса за разрушение России.

Сегодня ревностные служки Президента надсадно вопят, что в разрушении обороны страны Путин не виноват, он был неверно информирован. Чтобы заранее угомонить ивашовых, Прохановых, кургинянов, душеновых в их охранительском рвенье убеждать нас потом, что Путин не ведал и о преступлениях команды Ливанова, подчеркну, что в первые же дни демонтажа высшей школы, начатого с РГТЭУ по командеЛ Иванова, на стол Президента В. В. Путина легло письмо ректора РГТЭУ заслуженного деятеля науки Российской Федерации С. Н. Бабурина. Так что хорошо ведает Президент В. В. Путин, что творит поставленный им во главу Министерства образования и науки Д. В. Ливанов.

Творит Ливанов то, на что его поставил Путин.

Разрушение российского образования завершается развалом Академии наук, а начиналось со средних школ. Президент Всероссийского фонда образования доктор педагогических наук, профессор, эксперт комитета Государственной Думы по образованию Сергей Комков называет жуткую цифру: «В России ежегодно закрывается около двух тысяч школ. Такого не было даже в годы Великой Отечественной войны».

Министерство образования и науки осуществляет «программу реструктуризации (укрупнения) российских школ» — составная часть общей программы модернизации российского образования, созданной в 1997–1998 годах американскими советниками в Высшей школеэкономики. Программа принята на вооружение министерством образования России еще при министре Филиппове. Обратите внимание на преемственность: Филиппов, Фурсенко, Ливанов — какое разнообразие имен, работают же как близнецы-братья, по стилю не отличишь. Филиппов от имени Российской Федерации подписывает Болонскую декларацию, принимает от американцев «программу модернизации российского образования», Фурсенко с Ливановым исполняют и Болонскую декларацию, и «программу модернизации» с точностью до запятой. «Программа модернизации» — звучит красиво. Модернизацией даже не пахнет. Вначале реструктуризация касалась только сельских школ, сегодня дошла до городов и мегаполисов. По данным Департамента образования, в Москве, например, за два года планируется закрыть 69 школ. Говорят, что не хватает денег. Мол, если в школах недостаточно учеников, давайте объединять с близлежащими. Тем самым сократим расходы. В последние два-три года у нас действительно идет спад количества учащихся — это связано с демографической ямой, которую «реформаторы» от Милтона Фридмана «вырыли» в середине девяностых годов. Но к концу девяностых и началу двухтысячных пошел рост рождаемости. Мы тут же столкнулись с проблемой нехватки детских садов.

Кстати, в середине девяностых очень многие эксперты доказывали руководителям системы образования, что они совершают преступление, продавая и передавая детсады не по назначению. В ответ им тогда говорили: «Ну, зачем мы будем содержать их во время демографического спада — они нам только убытки приносят». В итоге сегодня мы имеем гигантскую очередь в детские сады, по официальным данным, в миллион ребятишек. В скором времени этот миллион, который не может попасть в садики, придет в школу. Выяснится, что достаточного количества школ у нас тоже нет. И учителей нет. И тогда мы вновь будем хвататься за голову и вопить: «Как же так получилось?!». Прием в педвузы ежегодно сокращается на десять процентов. Министерство образования обосновывает это все тем же: столько учителей нам не надо, забывая при этом, что в России продолжается рост детской и подростковой преступности. От педагогов, не от полицейских зависит поведение школьников. Но правительство не хочет этого понимать, решив сэкономить именно на педагогах. Как не хочет оно сознавать, всячески избегая признать, рост в России неграмотных детей и тех, кто не ходит в школу, а их сегодня около двух миллионов. Министр науки и образования А. Фурсенко как-то признал, что «25 процентов школьников не знают математики и примерно столько же — не знают русского языка». Только никаких изменений в политике министерства после такого признания не последовало.

Школы закрываются в небольших поселках, селах, деревнях. Отпускать детей учиться в соседнее село родители оправданно боятся. Жуткие дороги, разбитые машины, в непогоду, в морозы, в большие снега на таких машинах по таким дорогам возить детей в школу опасно. Дети гибнут ежегодно. Родители одного из поселков Калининградской области устроили демонстрацию: не дадим возить детей в школу по опасной трассе! Там ходят лесовозы, зимой обледеневшая трасса превращается в дорогу смерти. Если подсчитать, то ежегодное содержание одной лишь путинской мега-яхты покрыло бы все расходы на «объедающие» бюджет сельские школы.

Но не о закрывающихся школах и гибнущих из-за «государственной бедности» ребятишках ведет беседы с олигархами Президент. В. В. Путин собрал «Роснефть», «Газпром», «Северсталь» и других, чтобы активизировать их вклады в хоккейную лигу. Других забот у Президента совсем не осталось, как, бросив все дела, озаботиться о бедных спортсменах, совсем обнищавших на средней зарплате 12 миллионов в год. Глава «Роснефти» Игорь Сечин не преминул отчитаться перед Президентом о миллиардных (!) вложениях в спортивный клуб ЦСКА («Московский комсомолец», 20 апреля 2013 года). И это сразу после того, как страну потрясла жуткая голодная смерть двухлетнего Коли из города Байкальска. Грудь у собаки сосал, спасаясь от голода! («Новая газета», 25 февраля 2013 года). Сегодня в России тратится на образование около 3,5 процента ВВП. В странах Европы в среднем расходуют семь-восемь процентов своего ВВП. В Чехии, например, тратят 8,2 процента, кроме того, у них есть так называемые развивающие предметы.

Каждый ребенок во второй половине дня обязан посещать на выбор музыку, изобразительное искусство, иностранные языки, компьютерное программирование, спорт и т. п. Такая же система и у американцев. Преподаватели развивающих предметов нередко получают больше, чем учителя основных уроков. Бывшая российская колония Финляндия и вовсе расходует на образование 16,4 процента своего ВВП. 14 процентов ВВП расходуют японцы. С 2010 года японцы перешли к обязательному всеобщему бесплатному высшему профессиональному образованию. Но больше всех денег на образование тратит Южная Корея — 23 процента ВВП. Отсюда и ответ, почему Южная Корея, не имеющая ни нефти, ни газа, ни других полезных ископаемых, заняла одно из ведущих мест в мире по экономическому развитию. А мы. СССР давал треть мировых изобретений. Россия скатилась резко вниз с этих позиций и производит сегодня меньше одного процента наукоемкой продукции. По индексу человеческого развития, включающему уровень образования, науки и технологий, заболеваемости и долголетия, ВВП на душу населения и др., Россия скатилась на 119 место в мире. Вклад российской науки в мировую не превышает 3,75 процента. На мировом рынке высоких технологий доля США — 60 процентов, Сингапура — шесть процентов, России — 0,5–0,8 процента. Среди 49 стран, производящих 94 процента валового продукта мировой экономики, по «индексу технологий» Россия занимает последнее место. На выставке продуктов нанотехнологий в США Россия представила всего девять экспонатов.

По числу научных публикаций Россия уступает уже Индии, в несколько раз — Китаю. За четыре последних года российские ученые опубликовали всего 2,6 процента от общемирового количества научных работ. Всего лишь чуть больше Голландии (2,5 процента). По числу статей на тысячу человек населения Россия уступает не только лидирующим странам Запада, но и Греции, Португалии, Южной Корее, Чехии и Польше. Россию обгоняет Турция и Иран. Другой показатель — среднее количество цитирований, приходящихся на одну статью — отражает насколько востребованы опубликованные научные результаты. Поданному показателю Россия на 203-м месте, ниже Кубы. Россию опережает даже Албания.

Ежегодно страну покидают до 15 процентов выпускников ВУЗов. По расчетам экспертов ООН, отъезд за рубеж человека с высшим образованием наносит стране ущерб от 300 до 800 тысяч долларов. Как утверждает ректор МГУ, на подготовку одного специалиста мирового класса Московский университет имени М. В. Ломоносова тратит до 400 тысяч долларов. «Утечка мозгов» ежегодно обходится нашей стране в 25 миллиардов долларов. По данным ученого Ю. А. Лисовского, сегодня почти четверть американской индустрии высоких технологий держится на выходцах из России. В самой России по специальности работают только десять процентов выпускников ВУЗов. Эксперты свидетельствуют, что около 20 000 российских ученых работают на страны ЕС, оставаясь штатными сотрудниками российских государственных научных учреждений, по большей части «закрытых». Ассигнования на научные исследования и разработки составляют всего-навсего один процент от внутреннего национального продукта Российской Федерации.

Согласно опросу ВЦИОМ, 69 процентов граждан России не пользуются Интернетом совсем. Только 11 процентов опрошенных ежедневно обращаются к Интернету. Раз в неделю к «всемирной паутине» подключаются девять процентов респондентов, эпизодически — три процента. Активных пользователей сети Интернет в России на одну тысячу населения — 42,3 человека, в Швеции — 573,1, на Ямайке — 228,4. Интегральный показатель, с помощью которого определяется уровень развития страны, — Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). В этом рейтинге Россия занимает 73-е место из 180 с показателем 0,806, очутившись между Эквадором и Маврикием. По интеллектуальному потенциалу молодежи, согласно данным ЮНЕСКО, Россия скатилась с третьего места в мире на 47-е.

Бюджет европейских стран и США на поддержку семьи и детей составляет свыше трех процентов от ВВП, у нас этот показатель за последние 20 лет никогда не превышал даже одного процента, сейчас он — 0,79. В Соединенных Штатах огромные дотации получают производители детских товаров. Памперсы, игрушки, одежда для малышей у американцев одни из самых дешевых в мире. Финансовой поддержкой от государства обеспечены различные детские учреждения (сады, оздоровительные лагеря), плата за пребывание в них мизерна («Аргументы и факты», № 46, 2009 год). Изучая причины нашего «лидерства» в мире по числу абортов, социологи называют низкий уровень жизни, высокие цены, маленькие детские пособия, нехватку мест в детских яслях и садиках. «Чтобы ликвидировать очереди в детские дошкольные учреждения, нужно построить порядка 17 тысяч детских садов, а это нереально», — заявляет директор Департамента общего образования Минобрнауки России Елена Низиенко. «Сложилась новая социальная категория женщин, которые говорят, что делают аборт, потому что не могут отдать долги», — сказала Светлана Руднева, возглавляющая фонд «Семья и детство». Благотворительный фонд столкнулся с резким увеличением числа звонков на его кризисную линию и большим числом вопросов от женщин, желающих сделать поздний аборт. В России эта операция законна до 12 недель. «Женщины все больше ссылаются на экономически ненадежную ситуацию, как на причину, по которой семьи оказывают на них давление, чтобы они сделали аборт, — сказала Ирина, психолог, работающая на горячей линии по вопросам беременности. — Это еще одна из многих причин, на которые ссылаются в оправдание аборта. Сегодня главной причиной являются материальные трудности».

//__ * * * __//

Мерой таланта правителя служит здоровье граждан его страны, их долгожительство. Все остальные экономические и социальные показатели активности власти второстепенны, а то и никчемны, как мы убедились на примере роста валового внутреннего продукта, которым так любит блеснуть Президент России. Торгуем чужими машинами, чужими тряпками, чужой едой, анаш ВВП пухнет. Промышленности нет, сельское хозяйство загибается, а на щеках ВВП легкий румянец. Да и понятно, что все: от еды до жилья, от тяжелой индустрии до легкой промышленности служит развитию, благополучию человека. Здоровый человек — здоровая многодетная семья. Здоровый человек — крепь армии и производства. Здоровая нация — здоровое государство. Именно в здравоохранении особенно убедительно проявляется античеловечность путинского режима, вред и опасность его для России. Дело даже не в том, что по уровню расходов на здравоохранение Россия делит 112-114-е места в мире с Марокко и Эквадором — всего 3,2 процента ВВП. Расходы на здравоохранение в доле ВВП устран Восточной Европы составляют шесть процентов, в Западной Европе — около девяти, в США — 14 процентов. При этом надо учесть, что абсолютная величина ВВП в России почти в 20 раз ниже, чем в странах ЕС и США. То есть расходы на здравоохранение в России составляют около 200 долларов на душу населения, что в 40 раз меньше, чем в США, в 20–30 раз ниже, чем в Западной Европе, почти в десять раз ниже, чем в Чехии, в три раза ниже, чем в государствах Балтии (Эстония, Латвия, Литва).

У нас государственные расходы на здравоохранение и образование в три раза меньше расходов на спецслужбы. Так еще и эти деньги тратятся варварски расточительно. Однако не это главное. Ну, не доглядел Президент, и в то, что его могут неверно информировать, что могут ему врать, а он по занятости своей, доверчивости не все может проверить, я и в это готов поверить, хотя прекрасно знаю, что любому начальнику на любом уровне соврать можно только один раз, после которого больше врать начальнику желающих не останется. Врут тому начальнику, который хочет, чтоб ему врали, и забот меньше, и спится крепче, и в случае чего можно искренне прикинуться незнайкой, заверяя, что неверно информирован. С Путиным, как с Президентом, все значительно драматичнее для страны и ее граждан. Вот уважаемый в мире доктор Леонид Рошаль, авторитет в профессиональном сообществе, публично, при огромном съезде врачей со всей страны, под одобрительный гул зала говорит, что «в Минздравсоцразвития нет ни одного нормального опытного организатора здравоохранения», и зал откликается на слова доктора благодарными аплодисментами за правду и мужество. Вот Счетная палата, Контрольное управление Администрации Президента вскрывают злоупотребления при закупках медтехники на миллиарды рублей со всеми признаками коррупции. Все знает Президент! тут не скользнешь за спасительное «не слышал, не видел, не ведаю», и что? Министра здравсоцразвития Татьяну Голикову, добившую здравоохранение, создавшую спрут коррупционной системы внутри отрасли, пустившую в наживу миллиарды рублей, Путин обласкано возвышает до помощника Президента Российской Федерации. Знать, угодила. Чем? Получается, только одним — уничтожением в стране эффективной медицинской помощи.

Какие болевые точки обозначил Леонид Рошаль в своем слове на форуме врачей? «Необходимо усиление реальных детских программ. Хорошо бы подумать о бесплатном лекарственном обеспечении детей до 12 лет, что делается во всем мире.

Сейчас нашли возможность дать здравоохранению дополнительно 460 миллиардов. Нужно, чтобы не распилили и правильно расходовали. Я могу вам рассказать, как умеют пилить. Есть программа сокращения дорожно-транспортного травматизма. Там я нашел строчку: «Разработка аптечки для водителей» — и увидел цифру в несколько миллионов рублей. Не поверил своим глазам, как это могло получиться?..

В целом здравоохранение недофинансируется у нас в два раза приблизительно. И на этом фоне прослеживается четкая позиция Минфина и Минэкономразвития набросить на шею нам веревочку и ограничить бюджетное финансирование. Ввели у нас в здравоохранении понятие рентабельности — жуткое дело! Закрывают больницы и поликлиники, не выстроив систему оказания помощи оставшимся. Съехал я с дороги, остановился у деревушки, идет женщина лет пятидесяти. «Как с медициной?» — спрашиваю я. Передаю суть без всех русских слов, которые я услышал от нее: «Фельдшерско-акушерский пункт закрыли, до ближайшего добираться 30 километров. Один доктор. До «скорой» не дозвонишься. Автобус стал дорогим, ходит редко». Кому такая реформа нужна? Думаем про деньги. Впереди встал рубль, а про народ при таком подходе к рентабельности стали забывать. И про медиков тоже. Нам бы быстрее доложить наверх, что столько-то коек сократили, столько-то больниц закрыли. Раньше за такую прыть давали переходящее красное знамя. А сейчас что дают? Ломать систему легко, а восстанавливать долго и дорого. Мы говорили о трудностях с кадрами. А вот это выдуманное административное деление в районе, когда есть городской отдел здравоохранения, есть районный — на одном пятачке, это увеличение в два раза штата управленцев. Еще мода: давайте сокращать койки в больницах. Да, в больницах лечение дороже. В поликлиниках дешевле. Но для того, чтобы следовать этой моде, надо все сделать, чтобы поликлиники могли принять больных, обеспечить лекарствами и расходными материалами, как в стационаре.

Сейчас заговорили о кадрах. У нас, оказывается, не хватает 30 процентов кадров на селе.

В городах тоже. Не хватает реаниматологов, анестезиологов, дерматологов, нейрохирургов, рентгенологов для работы на тяжелой технике, патологоанатомов, провал с узкими специалистами. Есть регионы, где более 50 процентов врачей пенсионного возраста и только семь процентов молодых специалистов. В муниципальных больницах зарплата врача в пределах 8 000 рублей. В отличие от государственных служащих, которые худо-бедно могут жить на оклад, мы не можем и должны дорабатывать десятью — двенадцатью дежурствами до 15–20 тысяч, чтобы не помереть с голоду. Где уж там повышать свою квалификацию. Не знаю, когда будет улучшение, мне сегодня стыдно смотреть своим ординаторам в глаза. Зарабатывают они две тысячи с хвостиком. Кто это сделал? В приказном порядке стали вводить новую систему оплаты труда. Говорили, что будет лучше: оплата выше, качество обслуживания населения улучшится и т. д. Ко мне приезжал замминистра Олег Сафонов и три часа рассказывал про новую систему оплаты.

А у нас по старой дифференцированной системе с 18 разрядами была выстроена стимулирующая система. Зачем же ее ломать? В результате новшеств мы стали получать не больше, а меньше, несмотря на то что коэффициент как будто увеличился. Почему за ребенка, который лежит в реанимации с тяжелой сочетанной травмой, мы получаем деньги только за один месяц лечения в размере 110 тысяч рублей? Давайте я отправлю на квартиру к тому, кто это написал, этого ребенка — на аппарате дыхания, с травмой головы, но за которого еще можно бороться. Он может лежать и 50 дней. Не потому, что мы хотим, а потому, что так надо. Из каких денег мы будем его лечить? Из зарплаты врачей? Ив тоже время разбрасываемся деньгами. Вот информатизация. Приезжаю в город. Захожу в поликлинику. Стоит компьютер. Спрашиваю: «Работает?» — «Мы договор заключили с московскими программистами, они нам ставят программу». Приезжаю в другой город, все то же: «Пока не работает. В Москве нашли фирму, заплатили деньги, они нам ставят.». Что это такое? Не можем столько лет сделать единую программу, передать во все поликлиники? Мы же переплачиваем огромные деньги.

Сколько лет мы спрашиваем: где концепция развития здравоохранения? Куда нас ведут? На съезде медиков давайте обсудим эту концепцию. А уже под эту концепцию будем выстраивать законы. Замотали. Пошли по другому пути. Сначала втихую законы. А концепции — нет. А теперь под законы будем выстраивать концепцию. Пришел приказ № 601 «Об утверждении номенклатуры товаров, работ, услуг для нужд заказчика». Новая схема закупок, в которой объединили необъединяемые группы, например, антибиотики и противогриппозные препараты. Теперь мы на квартал можем покупать или одно, или другое. Или объединили вату и рентгеновское оборудование. Мы же просто встанем! Это такие законы и приказы, которые дискредитируют власть. Как будто нарочно кто-то придумывает. Мы провели совместно с профсоюзами первую конференцию по саморегулированию профессиональной деятельности. 70 регионов участвовали, решение направили в Минздравсоцразвития. И только что, через полгода, получаем ответ за подписью Владимира Белова. Белов — хороший специалист, финансист, окончил Институт водного транспорта. Но в Ленинграде. Он мог и не знать специфики вопросов, которые были поставлены в нашем решении. Я человек прямой и не могу не сказать, что в Минздравсоцразвития нет ни одного нормального опытного организатора здравоохранения» (Аплодисменты).

Леонид Рошаль выразил наболевшее у всех врачей. И до него тоже самое говорили многие ведущие специалисты. Директор НИИ гематологии и интенсивной терапии академик А. И. Воробьев: «Я не понимаю задач, целей нашего государства: мы куда устремлены? Если мы хотим строить капитализм по американскому образцу, то мы ошиблись двумя веками. Такого оголтелого капитализма больше нет нигде. Во всех нормальных странах это либо социализм, либо социально ориентированный государственный капитализм. Так куда мы идем? Я не понимаю. А без ясного понимания этого у нас с вами ничего не получится.

Может ли быть здравоохранение не народным? Не может. Это смешно. Как не должно оно быть и платным. Его нигде такого нет. Не потому, что надо отказываться от частной инициативы, быть против привлечения частного капитала там, где он в этом заинтересован. Но построить надежную, целостную систему здравоохранения в стране на основе его платности и участия только частного капитала невозможно. Это даже не в Средневековье возврат, это — в тупик. То, что делается, хотя, пожалуй, весь ужас как раз в том, что на деле ничего не делается. Разрушается лучшая в мире система здравоохранения. И ничего не созидается. Я говорю: ребята, вы блудите, что-то у вас не то в голове. Вы порождаете социальный кризис. И, не дай Бог, увидеть вам снова русский бунт, бессмысленный и беспощадный!

Контраргументов по отношению к моей позиции нет никаких. Никто не может их предъявить. Я заявляю: сегодня у страны нет цели. Давайте выработаем. Может быть, нужно время.

Но нужно политическое заявление: мы хотим остановить вымирание народа. А если мы не хотим этого, то мы не можем возглавлять этот народ. Я, конечно, очень болезненно отношусь к тому, что происходит. Но ведь это происходит! Вы читаете газеты, смотрите телевизор. Что видите? Как будто специально выполняется то, что определили для России Даллес и Тэтчер. Вдруг начался новый виток попыток Минздравсоцразвития расправиться с Академией медицинских наук. Вражда науки и министерства — это патология. Нужен диалог. И не глухого с немым! Давайте двигаться в этом направлении.

Без академических НИИ современные технологии в медицине не распространить. Нам нужно здравоохранение, ориентированное на результат. А этот тезис подменяют болтовней о денежных потоках. Строим 15 межрегиональных отраслевых медицинских центров. Если не хватает на здравоохранение денег, то надо ли это сейчас? Не надо. Вот наш Гематологический научный центр. Суперсовременный, супервысокотехнологичный. Хорошо в свое время народ на него затратился, он ни в чем не уступает самым лучшим западным. Нужен сейчас новый такой? Если по-хозяйски рассудить, я думаю, нет. Дайте нам медикаменты, расходные материалы, имы примем и вылечим вдвое больше людей, чем сейчас. Столько, сколько сможет принять новый центр. И это будет дешевле, разумней.

Есть у нас, к сожалению, такое профессиональное занятие — он крупный специалист по воспитанию чужих детей. Есть такие люди. Сегодня они готовы реформировать образование, завтра — здравоохранение. Не надо, ребята! Доверьте лучше это нам, действительным профессионалам. Я умею щупать живот, слушать сердце, смотреть в микроскоп. Чего, извините, вы не умеете. Если вы мне не доверяете — найдите другого. Фамилия у него будет не Воробьев, но человек он будет такой же. Кому можно доверять, тому надо поручить — и вперед! Раньше мы сделали атомную бомбу, теперь сделаем здоровье нации» («Российская Федерация сегодня», № 21, ноябрь 2006 года).

Президент Российской Академии медицинских наук, директор Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина академик М. И. Давыдов: «Программа развития здравоохранения, предложенная министерством, напоминает больше план закупок. Купить это, приобрести то, а как все это будет работать и будетли работать вообще, до этого там то ли руки не доходят, то ли нет, скорее всего, понимания и желания. Сегодня в стране нет собственных лекарств, как и нет практически фармакологической промышленности. Мы не производим собственных антибиотиков. И это та самая страна, которая покрывала в прошлом первоклассными антибиотиками до 80 процентов мирового рынка. Нет и медицинской промышленности. На создание собственной материально-технической базы здравоохранения должны быть направлены в первую очередь средства. И есть мировой опыт, в частности стран с бурно развивающейся экономикой — Китая, Индии, Сингапура, как это сделать быстро и эффективно, как наладить в кратчайшие сроки производство продукции в собственной стране на самом современном уровне. Да и реформа здравоохранения не такая сложная, как ее пытаются представить. Достаточно двух — трех лет и даже примерно в пределах тех средств, что отпускаются на эту сферу, можно навести тут порядок и добиться реальных результатов. Нынешнее ведомство ведет отечественное здравоохранение к полному банкротству. Ведь нет ни одного положительного показателя, которое оно могло бы поставить себе в заслугу («Российская Федерация сегодня», № 21, ноябрь 2006 года).

Спокойное, по делу выступление Леонида Рошаля на форуме врачей вызвало бешенную реакцию министра Голиковой. На самом форуме ей было ответить нечем, а, может, и сложно связать два слова без бумажки. Всю злость выплеснула через письмо. коллектива Минздравсоцразвития В. В. Путину, которое я постараюсь почти целиком привести здесь, чтобы обнажить нутро и жало одной из тех, кому сегодня Президент Путин отдает реальную власть в стране. Насколько же они наглы и убоги! какие же они безграмотные!:

«Уважаемый Владимир Владимирович! Безоговорочно доверяя всем событиям, которые мы с Вашей поддержкой организуем, выступление присутствующего на Форуме медицинских работников Леонида Михайловича Рошаля подорвало нашу веру в дело, которому мы отдаем всю свою жизнь. После его выступления не только у наших коллег врачей, присутствующих на Форуме, появилось гнетущее чувство пессимизма относительно наших действий, ной у нас остался горький осадок. Ведь Вы как никто другой знаете, как мы преданы своему делу, служению сохранения здоровья наших граждан. Мы делаем все возможное и даже невозможное относительно сроков исполнения, доступности восприятия материала и полноты документов.

То, что Леонид Михайлович обвинил нас в непрофессионализме и отсутствии организаторских возможностей, постоянно опровергается нашими коллегами из регионов, которые, обращаясь к нам по любому поводу, получают исчерпывающие консультации, что говорит об обратном. Очень неприятно, что у Леонида Михайловича при отсутствии конструктивных предложений находятся только негативные оценки курса нашего здравоохранения и в частности министерства. В то же время происходящие события, их анализ и достижения свидетельствуют о серьезных положительных тенденциях, происходящих в стране. Ведь при той значительной поддержке Правительства Российской Федерации ив то же время экономно расходуемых средств мы умудряемся одними только организационными мерами приводить в порядокдавно находящуюся в беспорядочном состоянии деятельность наших служб и учреждений: подготовка Порядков, которые вобрали в себя множество разрозненных приказов, касающихся деятельности той или иной службы, теперь собраны в один документ, которые будут настольной книгой любого врача, управленца, ученого и практика. Стандарты, которые проложат путь к качественному лечению равно доступном всем слоям общества, сравнимую с зарубежными аналогами, да еще и включающую в себя гарантию роста заработной платы без ущерба бюджету регионов — все это нам приходилось обосновывать, просчитывать, обсуждать с регионами. Это было сделано не для нас, а для населения и медицинских работников.

Конечно, мы понимаем, что свобода слова, демократия, не должны быть ограничены, но если за этим наступает зона отчуждения между тем, что мы делаем и нашими коллегами, врачами, медсестрами, младшим медицинским персоналом, между которыми посеяны зерна недоверия нашей деятельностью — это недопустимо. Ведь без их поддержки нам не осуществить не только программу модернизации, но и любое наше действие будет подвергнуто сомнению.

Мы неоднократно убеждались, что все новые начинания встречали на своем пути критику и непонимание, но мы своей верой и уверенностью в правильности наших решений порождали в сердцах наших коллег оптимизм и желание работать. После подобных выступлений не удивимся, что дискредитация федерального органа исполнительной власти может повлечь за собой негативные последствия. Вседозволенность поведения на трибуне, его панибратские высказывания вызывали искреннее недоумение, иронию и сразу не были адекватно оценены и только по истечению кого-то времени они были негативно оценены нашими коллегами из регионов. По нашему глубокому убеждению не все высказывания Леонида Михайловича были компетентны. Если мы еще прислушивались к его мнению, то теперь его рейтинг резко упал в наших глазах. А заглянув в его профессиональное прошлое (вынужденная мера), это еще более усугубило негативное отношение к Леониду Михайловичу. Если его выступление было призвано разрушить все, что мы делаем, подвергнуть сомнению, поставить в тупик наше дело, которому мы посвящаем все свое время, то он этого добился.

В то же время мы глубоко убеждены, что далеко не все руководители, врачи, медицинские сестры, фельдшера, думают так же, как Леонид Михайлович. И в этом мы убеждаемся на основании моментальных обращений после проведенного Форума. Вместо того, чтобы просвещать наших коллег и стараться достичь тех результатов, которые повлекут за собой удовлетворенность граждан медицинской помощью, увеличение ожидаемой продолжительности жизни, снижение смертности, повышение качества и доступности медицинской помощи, повышение благосостояния медицинских работников, Леонид Михайлович саботировал всю деятельность Минздравсоцразвития России, за которой стоит деятельность и региональных органов управления здравоохранением. Итоги предыдущего дня, когда в залы заседаний невозможно было войти, люди не только сидели на приставных стульях, но и стояли более четырех часов, показали высокую заинтересованность и поддержку политики Правительства Российской Федерации в области здравоохранения и социального развития, а соответственно и Министерства. Надо сказать, что в адрес Министерства приходят не только жалобы, кляузы, недовольство, но и немало писем с благодарностью за дальновидность, за правильность принятых решений, пожеланий дальнейшего прогресса стратегии здравоохранения и достижения результатов. Но почему-то это всегда скромно замалчивается. Наверное, потому, что те болевые точки, которые были затронуты, и еще больше, которые были не затронуты, невозможно преодолеть за столь короткий и непростой период. Надо сказать, что период действительно непростой, в некоторой степени даже революционный, но, в то же время, он как спираль, которая вбирая опыт прошедшего, интегрирует в себе все то передовое новое, что за многие годы было достигнуто, возвращаясь на круги своя.

Уважаемый Владимир Владимирович! Вы извините, нас, пожалуйста, за то, что мы отрываем у Вас время, но, наверное, наболело. Сколько же можно до такой степени публично очернять федеральный орган исполнительной власти? По сути состоящий из таких же граждан, которые также пользуются теми же услугами здравоохранения! Просим уберечь нашу честь и достоинство от подобных выступлений, по сути не несущих за собой ничего конструктивного» (Информационная служба Минздравсоцразвития, 18.04.2011). Какое убожество, какое ничтожество правит нами! И кто тогда Президент, который вот таких привечает, вот таких, как Голикова, возвышает, вот таких укрепляет на господствующих вершинах власти.

В стране, между тем, продолжает нарастать дефицит врачебных, фельдшерских и сестринских кадров, — отмечают эксперты, — особенно в поликлиническом звене и на селе. Причины — естественная убыль врачей пенсионного возраста, низкая зарплата, отсутствие жилья и социальная незащищенность. На каждого врача у нас приходится в среднем две медсестры. Тогда как на Западе четыре — пять. Это приводит к тому, что и врачам, и медицинским сестрам приходится выполнять не свойственные им функции. Негативную роль играет отсутствие распределения выпускников медицинских вузов, обучающихся за государственный счет. Из 24–25 тысяч выпускников, ежегодно оканчивающих медицинские вузы, только 14 тысяч проходят специализацию под контролем высшей школы. Остальные брошены на произвол судьбы. Квалификационную категорию имеют только 53,8 процента врачей. Около 40 процентов врачей первичного звена не проходили повышения квалификации 10 лет. Медицинская информация за год меняется на 100 процентов. Развитие современной медицинской науки и практики требует от врачей постоянного повышения знаний и умений. К примеру, в Англии врачам предоставляют новую информацию два раза в год. У нас же крайне ограничен доступ к «Национальной электронной медицинской библиотеке» через систему Интернет, а средства для повышения квалификации без отрыва от клинической практики не заложены ни в бюджете, ни в системе обязательного медицинского страхования. Минздравсоцразвития практически самоустранилось от решения этой важнейшей проблемы, — сетуют специалисты. — Зато не жалеют сил и средств на мощные пиар-кампании, которые лакируют деятельность министерства, мол, все идет хорошо и даже замечательно.

«Демографическая ситуация в стране гораздо сложнее, чем принято считать, — убежден Л. М. Рошаль, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, эксперт Всемирной организации здравоохранения. — Смертность людей трудоспособного возраста в 4,5 раза превосходит аналогичные показатели европейских стран. Уровень смертности детей в возрасте до пяти лет более чем в 2,5 раза выше, чем в развитых странах. Чтобы избежать позора, Минздравсоцразвития занижает показатели младенческой смертности. На самом деле показатель почти в четыре раза выше европейских. Уровень смертности детей старше пяти лет также превышает европейские показатели в 1,5–2 раза. Главные причины — травмы, отравления, утопление, то есть управляемые состояния, которые можно предупреждать и хорошо лечить. Между тем специализированные отделения в районных больницах закрываются. Обеспеченность сельского населения медицинскими кадрами клинического профиля в 1,8 раза меньше, чем в среднем по стране. Около 60 процентов работников сельского здравоохранения не повышали квалификацию более десяти лет.

По данным Министерства сельского хозяйства, почти в 40 тысячах сельских населенных пунктах отсутствует автобусное сообщение. Свыше трети — 34 процента — отдельных сельских поселений вообще не имеют подъездных дорог. На одиннадцать сел приходится одна аптека. О какой доступности медицинской помощи можно говорить?

Сегодня государство не гарантирует населению бесплатную медицинскую помощь, и это прямое нарушение 41-й статьи Конституции Российской Федерации. А платные медицинские услуги возможны сегодня только для тех, у кого доход на одного члена семьи не меньше двух — трех тысяч долларов. Много таких в России? Не больше 15 процентов, — считают социологи.

В Приморском крае произошла шокирующая история. Жительница Владивостока, мать двоих детей, сама себе удалила опухоль груди, опасаясь, что полтора месяца до назначенного ей первичного приема в краевом онкоцентре могут стать роковыми.

— На данный момент мы испытываем дефицит коек, — объясняет ситуацию и. о. главного врача Приморского краевого клинического онкологического диспансера Людмила Турина.

— В Приморье состоят на учете 22 109 онкобольных. Мест катастрофически не хватает. Если только на первичный прием запись на месяц вперед, то неизбежны трагические исходы. Программа государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи у нас не выполняется. Пациентов просто некуда класть для лечения. На платный сервис тоже очередь.

В крае необходимо иметь 740 коек, а их всего 396. Одна радиологическая койка на 57 вновь выявленных больных. Ежегодно в Приморском крае регистрируется свыше шести тысяч онкологических больных, три тысячи из них умирают. Оборудование в больнице не обновлялось более пятнадцати лет. Аппарата для иммуногистохимических исследований вообще нет. Нет ни рентгеновского компьютерного томографа, ни гамма-камеры для доклинической диагностики опухолей и ее метастазов.

Когда о ситуации в Приморье, где люди вынуждены сами себе делать операции, рассказала «Новая газета», из министерства Татьяны Голиковой, любимицы Президента Путина, пришел ответ, как всегда абсолютно безграмотный по стилю и языку, и, как всегда, циничный и наглый по отношению  к больным. «Система оказания медицинской помощи онкологическим больным у нас разработана, — говорится в ответе. — Утвержден порядок оказания медицинской помощи онкологическим больным. Если человек, у которого практически подтвержден онкологический диагноз, не может быстро попасть на консультацию к врачу-онкологу — эти проблемы должны решать регионы, на которые возложена вся ответственность по оказанию медицинской помощи. У нас работает онкологическая программа, учреждения соответствующего профиля обеспечены всем необходимым оборудованием, налажен порядок организации медицинской помощи.

Минздравсоцразвития России обеспечило полный алгоритм ведения таких больных. Теперь высокая доля ответственности лежит на регионах» («Новая газета», № 104 от 20 сентября 2010 года).

Бессовестная отписка и сплошное вранье. Взять крупнейший город Сибири — Красноярск. Онкодиспансер здесь построен в 60-х годах и не соответствует современным требованиям. Спроектирован он на 90 коек и пять операционных. Сейчас в нем занято постоянно 480 коек. Операционных нужно как минимум в четыре раза больше.

На онкологическом учете в России стоит 2,6 миллиона больных, в год выявляется 500 тысяч новых случаев. По уровню лекарственного обеспечения онкобольных мы даже от Польши отстаем в два раза, от Соединенных Штатов — в девять раз. Россия, Венгрия и Украина — тройка стран с наивысшими показателями смертности от рака в Европе. «У больных нет доступа к информации и нет доступа к лечению, — говорит директор Бюро по изучению рака почки, член научного совета международной Ассоциации по борьбе с раком почки Илья Тимофеев. — По исследованиям, проведенным совместно с лигой пациентов с метастатическим раком почки, только шесть человек из 100 нуждающихся получают новейшие таргетные препараты, причем 52 процента из тех, кто получает, - покупают их сами. 25 процентов этих больных не получают никакой терапии. 14 процентов получают пустышки — препараты доступные, но не имеющие эффективности (часто это тамоксифен). Но средства на это тратятся. Врачи при отсутствии лекарств вообще не сообщают больным, что при их заболевании возможно лечение («Новая газета», № 18, 18 февраля 2013).

Как минимум в 1,7 раза больше, чем сейчас, должно тратить государство на медицину, если мы хотим достигнуть тех показателей, которые поставлены Правительством к 2020 году: увеличить продолжительность жизни до 73–74 лет и снизить общий коэффициент смертности до 11,0 (это число смертей в год на 1000 населения, сегодня этот показатель -14,2). Такие показатели были в нашей стране в 80-е годы. Показатели «старых» европейских стран, где продолжительность жизни 81 год, а коэффициент смертности - 9,2, для нас пока, к сожалению, недостижимы.

Здания ремонтировать и оснащать больницы оборудованием нужно, но только после того как нашему населению будут доступны грамотные врачи. Иначе может оказаться, что в отремонтированных стенах работать станет некому. Кроме подготовки кадров и повышения их квалификации, очень важно направить деньги на бесплатные лекарства в амбулаторных условиях. Люди не должны раздумывать: купить лекарство или яблоко ребенку. Прописанное врачом лекарство больной должен получать бесплатно. Это гарантия успеха лечения, снижения инвалидности и риска смерти в трудоспособном возрасте.

Директор Ассоциации медицинских обществ по качеству (АСМОК) Гузель Улумбекова обратила внимание на жуткую статистику с больничными листами: «В пересчете на 100 тысяч населения заболеваемость увеличилась по сравнению с 1990 годом на 46 процентов, смертность людей трудоспособного возраста за этот же период выросла на 40 процентов. Больничных же стали выдавать значительно меньше. Люди не обращаются за больничными и переносят заболевание «на ногах», потому что боятся потерять работу у частных работодателей или потерять заработок определенного уровня. Отсюда хронические заболевания, различные осложнения.

Для достижения целей «Концепции-2020» необходимо улучшить здоровье, снизить смертность трудоспособного населения хотя бы до уровня 1990 года (с 6,9 до 4,9 человека на тысячу трудоспособного населения), т. е. почти в 1,5 раза. Подсчитано: если снизить смертность трудоспособного населения до 2020 года в полтора раза, т. е. до уровня Советского Союза, значит сохранить жизнь полутора миллионам человек, которые, если даже думать только об экономике, за этот период внесут дополнительные 1,2 триллиона рублей в ВВП страны. Зарубежные работодатели подсчитали экономический эффект от дополнительных (сверх государственных программ) вложений в здоровье работников — четыре доллара на каждый «вложенный в здоровье» один доллар. Чтобы граждане России жили дольше и меньше умирали, заболевший человек должен получить квалифицированную помощь, если необходимо, то с отрывом от работы. Для этого не должно быть препятствий. Снижение выплат по больничному листу останавливает людей от обращения к врачу. Доходы большинства населения ниже 15 тысяч рублей в месяц. Как прожить заболевшему на 80 или 60 процентов от такой зарплаты? Процитирую ряд писем, опубликованных газетой «Московский комсомолец», жестче, честнее всяких экспертов ставящих диагноз нашей сегодняшней медицине: «Умер сосед по палате. Ему 35 лет. Не было мест на гемодиализе» (город Тверь), «Республика Саха большая, диализ же только в двух городах — Якутске и Мирном. Несколько человек умерли по дороге» (город Якутск), «Мне 21 год. Меня поставили в очередь на гемодиализ. Я был 156-й в этой очереди. Конечно, многие в этой очереди до диализа не доживают» (город Рязань), «Из тех, с кем я начинал диализ несколько лет назад, никого нет в живых» (г. Абакан, Красноярский край), «Диализ был отвратительным. Но тогда никто из больных не предполагал, что хорошую очистку мы не получаем. Очень много людей умерли за четыре года» (город Озерск, Челябинская область) («Московский комсомолец», 9 апреля 2010 года).

Поясню: гемодиализ (от гемо- и др. — греч. SidXuoiq — разложение, отделение) — метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности. Во время гемодиализа происходит удаление из организма токсических продуктов обмена веществ. В общем, есть такие специальные аппараты для очищения крови, которых у нас катастрофически не хватает. Процедурудиализа перевели из высокотехнологичной в специализированную медицинскую помощь, после чего финансироваться диализ стал не федеральным бюджетом, а региональным, и число диализных центров после этого резко сократилось. То, что их катастрофически не хватает, — это одна сторона беды, другая, те аппараты, что есть, не выдерживают никакой критики.

«Установки, стоящие сегодня в наших отделениях, в 99 случаях из 100 по части микробиологии, да и не только, это откровенные помойки», — цитирую откровенное признание специалиста по оборудованию для гемодиализа Сергея Калинина. Об этом же свидетельствуют и сами больные. «Раствор для диализа разводят в сваренном из стали квадратном баке (такие на дачах используют для поливки огородов), бачок этот стоит в раздевалке, над бачком нависла вешалка для верхней одежды, а сам бак закрыт наполовину досками. Несколько раз сам видел, как в этот бак нечаянно роняли перчатки, один раз шапка упала» (город Улан-Удэ).

Диализ делают и платно. Стоимость от 2000 до 23000 рублей «в зависимости от региона и аппетита медицинского учреждения». В Челябинске, например, ежемесячный курс стоит 276 000 рублей. Но даже если кому и повезет попасть на бесплатные процедуры, все равно надо самим покупать кислоту для стерилизации аппаратов, одноразовые перчатки для медперсонала, лейкопластыри, бинты, дорогостоящие лекарства и платить за анализы. С учетом того, что средний возраст больных с хронической почечной недостаточностью 40 лет, вдумайтесь в страшную статистику, только она одна уже должна звучать приговором всем этим Голиковым и Путиным за такой уровень здравоохранения: 95 процентов больных хронической недостаточностью почек в России не доживают до диализа; 40 процентов тех, кто попадает на диализ, умирают в течение года. Согласно международному регистру, из 46 исследуемых стран Россия на 43 месте, хуже нас только Бангладеш, Филиппины и Пакистан.

Откровенные письма больных в прессу редки и дорогого стоят. «Будешь жаловаться — вообще останешься без диализа», — говорят сотрудники диализных центров полностью зависимым от них пациентам, что неприкрыто звучит как «Будешь жаловаться — умрешь!». И это не пустые угрозы, если судить по той злобе и агрессивности, с какой министр Голикова, нынешний помощник Путина, обрушилась на всемирно известного доктора Рошаля после его публичной критики министерства в присутствии Путина. Уж если Рошаля министерство принялось возюкать в грязи, то как простому человеку достучаться до них с критикой. С таким вот отношением к народу и к его критике мадам Голикова стала учредителем «Общероссийского народного фронта», который, как обещает его вождь В. В. Путин, станет местом приема жалоб и заявлений, доступным для каждого гражданина России.

//__ * * * __//

С телевизионных экранов, с газетных полос, из радиоэфира с каждым годом нарастают мольбы и частных лиц, и благотворительных фондов помочь собрать деньги на спасение ребенка. Печатают фотографии больных детей, дают слово несчастным родителям. И спасают! Только один фонд «Подари жизнь», организованный Екатериной Чистяковой, собирает и тратит на помощь умирающим детям десятки миллионов рублей. Доходит до полного абсурда, когда за материальной помощью в Фонд обращается. Российская детская клиническая больница: молит оплатить счет на реагенты для тканевого типирования на шесть миллионов рублей. НИИ Бурденко просит у Фонда помощи, потому что к концу года у института «закончились квоты». «Конечно же, мы платим за лечение тех детей, которым не хватило квот, — говорит Екатерина Чистякова. — А также платим за тех детей, которым требуется лечение, не считающееся высокотехнологичным, а потому оно не квотируется, например, специфические виды лучевой терапии, вентрикулоперитонеальное шунтирование, интраартериальная химиотерапия и другое. Мы потратили на это в 2011 году 4 648 623 рубля. В 2012-м фондом оплачено лечение «бесквотников» на 2 340 185 рублей («Новая газета», 25 февраля 2013 года). Вот как это понять? Почему разные благотворительные фонды, чтобы спасти детей, родившихся и проживающих в России — граждан России! — собирают деньги на лечение, на продолжение жизни этих детей?! Куда исчезло государство, которое обязано гарантированно лечить и спасать детей? Это не понимают и сами правители государства. В начале 2013 года на совещании в Самаре недоуменно разводила руками и возмущалась заместитель Председателя Правительства России по социальной политике Ольга Голодец: «Ежедневно мы сталкиваемся с историями, когда собирают деньги для ребенка, которому почему-то не сделали необходимой операции. Человек не должен оказываться в ситуации, когда деньги на лечение собираются всем миром. У нас вся высокотехнологичная помощь должна обеспечиваться государством. Это уже почти детективная история, почемуу нас помощь вовремя не оказывается государством» («Новая газета», 25 февраля 2013 года). Когда люди задают вопрос Правительству, это понятно и здраво, когда Правительство безадресно задает те же самые вопросы — это абсурд или издевательство, в любом случае это уже не Правительство. Банда, шайка, организованное преступное сообщество, сборище недотеп или негодяев, но только не Правительство.

Вы никогда не задумывались, читатель, над понятием «медицинская квота», которое совсем недавно вошло в наш обиход. Уже в самом слове квота (лат. quota) настораживает то, что это всего лишь доля, часть допускаемого в рамках возможных соглашений и договоров. Квотированием и вовсе называют ограничительные меры. Так какое отношение ограничительные меры могут иметь к здоровью человека, к медицине, где, начиная с Клятвы врача, все обязано действовать исключительно в интересах больного независимо ни от чего. Никогда еще в истории России, да и было ли нечто подобное в давности других народов, в современном мире точно нет, чтобы квотировать здоровье, как это сделала министр Т. А. Голикова в своем приказе № 1248 н от 31 декабря 2010 года, регламентирующем порядок оказания высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований. В приказе Т.А.Голиковой дается прямое указание «Руководителям федеральных учреждений обеспечить оказание высокотехнологичной медицинской помощи в соответствии с плановыми объемами». Плановыми! А если объемы вышли за план, как в Красноярске или Владивостоке, тогда что? «Как правило, — растолковывают медицинские сайты, — количество квот строго ограничено и распределяется между несколькими медицинскими учреждениями. Количество оставшихся квот можно узнать или в департаменте здравоохранения, или в больнице, где вы собираетесь получать высокотехнологичную медицинскую помощь. Для этого практически в каждой больнице работает так называемый квотный отдел. Именно там могут ответить на вопрос: «Сколько осталось квот? И есть ли они вообще?». Что делать, если квот на текущий год больше не осталось? Надо выяснить в департаменте информацию о наличие квот в других лечебных учреждениях. Если квот нигде нет, отчаиваться не стоит. Вас поставят на очередь и выдадут талон, как только квоты появятся. Если болезнь не терпит отлагательств, вы можете получить все необходимое лечение платно, а потом вернуть эти деньги через департамент здравоохранения, предоставив соответствующую документацию». Теперь перечитаем Основной (!) закон Российской Федерации: «Статья 41. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно» и зададимся вопросом, если министр Т. А. Голикова растаптывает Основной государственный закон, а Президент страны В. В. Путин ее поощряет и возносит, разве это не государственный переворот или антигосударственный заговор? Это не призывы к свержению конституционного строя, за что нас мытарят по прокуратурам, судам и тюрьмам, деяния Голиковой — это свержение конституционного строя. Вы вообще представляете, что придумали Т. А. Голикова с В. В. Путиным — выдавать квоту на жизнь, и план спускается: в этом году право на жизнь даруем стольким-то. Они, Т. А. Голикова с В.В. Путиным, взялись определять, кому из нас жить, кому — умирать. Они придумали выдавать ярлык на жизнь. У тех, кому такого разрешения не досталось, есть шанс спастись за плату. Если нет таких денег — помирай. Стране ты не нужен. Квота на жизнь выдается не всем, это чиновники из «квотных» комиссий определяют — кому дать, кому отказать. Проштрафился перед властью, чем-либо не угодил, не то сказал, не так посмотрел — не будет тебе квоты. Какое лицемерие!: они ввели мораторий на смертную казнь для преступников, зато создали «квотные» комиссии, чтоб расправляться с людьми без обвинения, следствия и суда. Не это ли истоки «ура-путинизма», насаждаемого ивашовыми, Прохановыми, кургинянами, душеновыми, чтобы гарантированно иметь от власти талон на жизнь.

Всякое переживала Россия: выдавали «ордера» на жилье, на отрезы тоже давали «ордера», были карточки на хлеб, совсем недавно талоны на водку, при Путине дожили до квот на жизнь. Квотирование жизни определяют уже даже ведомственные инструкции. Директор Фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова рассказала историю малыша, которого лечили в Российском научном центре рентгенорадиологии (РНЦРР). Его родители — подданные России, живут и служат в Севастополе. По возвращении домой ребенку надо было на протяжении многих месяцев принимать препарат «Темодал», который полагается за государственный счет. Фондобеспечил малыша препаратом курса на четыре. Когда пришло время заказывать новую партию «Темодала», и мама ребенка обратилась в Минздравсоцразвития, оттуда ей посоветовали обратиться в Главное военно-медицинское управление (ГВМУ). Ребенок же сын военнослужащих. Отправили запрос в ГВМУ. И тут выясняется, что папа ребенка рангом не вышел, чтоб его сын жил. Папа — мичман, а это — «недоофицер». По Закону «О статусе военнослужащего» право на медицинскую помощь в военно-медицинских учреждениях имеют только члены семей офицеров. Лечение ребенка дальше оплачивал благотворительный Фонд «Подари жизнь». Скажи, кто твои родители, и я скажу будешь ли ты жить. Страшно? Очень. Но мы же это терпим. Терпим, когда не находим в аптеках нужных лекарств, и врачи, которым запрещено говорить, что нужных лекарств в регионе нет, вынуждены придумывать им замену. «У нас врачи в регионах запуганы настолько, что боятся сказать, что нет лекарств. Я сейчас говорю не о тех лекарствах, которые не зарегистрированы в России, акак раз о тех, которые внесены в списки государственного обеспечения, — рассказывает юрист Фонда «Подари жизнь» Полина Ушакова. — Почему мы покупаем лекарства, которыми должно обеспечивать государство?».

Страна, которая тратит триллионы на развлечения, спортивные потехи и зрелища, услаждающие правителей, и не находит средств лечить своих граждан — это не страна, как хотите называйте такую страну — концлагерь, резервация, колония, фабрика смерти — в русском языке нет точного определения такому состоянию государства и власти. А потому это не страна. Это территория, заселенная народом, терпящим над собой сумасшедших правителей.

Когда у американского медицинского светила Берни Лауны спросили, у кого лучшая система здравоохранения в мире, он, даже на долю секунды не задумавшись, тут же ответил: «Конечно на Кубе». Там действительно средняя продолжительность жизни 80 лет. А ведь кубинская система здравоохранения строилась исключительно по лекалам советской системы здравоохранения. И консультировал кубинцев после революции академик Евгений Иванович Чазов, впоследствии министр здравоохранения СССР, который считает, что все наработанное в области охраны здоровья в современной России разрушено и приводит убийственные цифры в доказательство: из 11 361 медсанчасти в России остались медсанчасти лишь у «Газпрома» и у железнодорожников. В СССР было три тысячи отделений профилактики, сегодня нет ни одной. Их просто ликвидировали. Евгений Иванович вспоминает свой разговор с Маргарет Тэтчер, а она приватизировала практически все, кроме системы здравоохранения, которая в Великобритании продолжает оставаться государственной. Евгений Иванович, тогда еще советский министр, спросил, почему же она не тронула здравоохранение. «Знаете, профессор, — ответила «железная леди», — если я сделаю это, думаю, через недели две уже перестану быть премьером».

Самое страшное, что власть ничего не собирается менять, не желает предпринимать даже малых мер во имя спасения и сохранения народа. Я процитирую жуткий документ «Стенограмму заседания Государственной Думы 15 апреля 2009 года. Бюллетень № 87».

И пока я буду цитировать этот документ, у вас в памяти все время должна звучать цифра семь триллионов, которые Правительство, возглавляемое тогда В. В. Путиным, при поддержке Государственной Думы, в первую очередь депутатов «Единой России», щедро отвалили на поддержку финансового сектора — банкам. Семь триллионов рублей! Запомнили? А теперь вчитывайтесь повнимательнее и сравнивайте.

Депутат Плетнева Тамара Васильевна: «Мы просим депутатов увеличить субсидии бюджетам субъектов Федерации на пособия детям. 100 рублей, которые сегодня выплачиваются, — это уже не деньги, это уже просто смешно. Все это отдали на откуп субъектам Федерации, некоторые из которых уже и 100 рублей платить не могут. Дополнительные средства на детей — это самый главный вопрос, если будет не 100 рублей, а 500, как мы предлагаем, это будет хоть что-то».

Заместитель министра финансов Нестеренко Татьяна Геннадьевна: «Не можем сейчас поддержать эту норму, она вносит дисбаланс в бюджет».

Председатель Комитета Государственной Думы по бюджетам и налогам (фракция «Единая Россия») Васильев Юрий Викторович: «Комитет не поддерживает данную поправку».

А теперь обратите внимание, как валили все предложения по улучшению жизни народа депутаты «Единой России», которую, судя по результатам выборов, якобы всей душой любит народ, — они просто не голосовали! Вот как это делается: за предложение Плетневой — 92 человека, против — 0, воздержалось — 0. Не голосовало (!) — 358 человек. Естественно, не принято!

Далее Плетнева Т. В. просит увеличение субсидий на обеспечение социальной поддержки ветеранов труда и тружеников тыла. Не принято! Увеличение выплат с одной тысячи рублей до двух тысяч рублей учителям на классное руководство. Сегодня во многих регионах учителя не получают вообще никаких дополнительных выплат, за исключением основной ставки, хотя Правительство утверждает, что увеличило зарплату. «Небольшое увеличение, — молит Т. В. Плетнева, — но все равно это даст им возможность хоть как-то сегодня существовать. Я просила бы поддержать наше учительство».

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации — министр финансов Российской Федерации Кудрин Алексей Леонидович:»С учетом снижения фондов оплаты в среднем по экономике — вы знаете, что на многих предприятиях сейчас снижается заработная плата, сокращается численность работников, — зарплата в условиях кризиса станет ниже, снизится. И в этом смысле с учетом того, что по бюджетным учреждениям мы не снижаем зарплату, у нас идет сближение зарплаты бюджетников и зарплаты в экономике. Поэтому мы считаем, что нет необходимости в специальном трансферте». Не принято!

Депутат Коломейцев Николай Васильевич: «В России двадцать шесть миллионов детей, а выделенных денег хватает только на то, чтобы оздоровить пять миллионов. Мы предлагаем на пять миллиардов за счет сокращения расходов на чиновников увеличить расходы на оздоровление детей в Российской Федерации и просим поддержать эту поправку, потому что пять миллиардов по сравнению с семью триллионами, выделенными финансовым воротилам, — это вообще мелочь».

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации — министр финансов Российской Федерации Кудрин Алексей Леонидович: «Мы не поддерживаем, поскольку считаем, что форма поддержки детской оздоровительной кампании за счет Фонда социального страхования, за счет бюджетов субъектов для данного этапа нормальная, а основные средства должны идти сейчас на антикризисные меры, потому что, если не будут работать взрослые, родители, не будет денег в семьях для того, чтобы поддерживать детей. Поэтому нам придется сегодня больше уделять внимания антикризисным мерам». Не принято!

Депутат Коломейцев Николай Васильевич: «Принятые нами законы сделали абсолютно неравными возможности матерей, которые сидят с детьми, по детским пособиям. В Москве имеют одну тысячу рублей, в Московской области — одну тысячу рублей, во многих других субъектах детские пособия составляют позорно малую составляющую — 70 рублей. Поэтому мы просим поддержать поправку 98, которой предполагается добавка по всем детским пособиям — 500 рублей».

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации — министр финансов Российской Федерации Кудрин Алексей Леонидович: «Я не согласен с информацией: не 70 рублей, есть и 100, и 300, и больше. Поправку не поддерживаем». Не принято!

Депутат Кашин Б. С. просит поднять стипендию аспирантам с полутора тысяч рублей до восьми — десяти тысяч рублей в месяц. Не принято! Депутат Смолин О. Н. настаивает на увеличении студенческих стипендий в средних специальных учебных заведениях до 800 рублей. Напоминает, что, «во-первых, речь идет о студентах средних учебных заведений, студентах преимущественно из малообеспеченных семей. Во-вторых, в послесоветский период стипендия упала по отношению к прожиточному минимуму примерно в восемь раз: была 55 процентов, сейчас — семь процентов от прожиточного минимума». Не принято! Смолин О. Н. просит увеличить до 1500 рублей стипендию студентам высших учебных заведений. Не принято! Депутаты просят выделить дополнительно 25 миллиардов рублей на питание детей, прежде всего в начальной школе и малообеспеченных детей в средних и старших классах школы. «Существующая сегодня система школьного питания не обеспечивает качественного, сбалансированного питания школьников и является основной причиной различных болезней школьников, в том числе задержки роста, заболеваний желудочно-кишечного тракта, более чем у 30 процентов детей. То есть, мы сознательно наших детей обрекаем на болезни. По данным Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны Российской Федерации, при выдаче приписного свидетельства ежегодно освобождаются от военной службы по состоянию здоровья из-за недостаточного питания свыше девяноста тысяч семнадцатилетних юношей. Вообще не питаются в начальной школе в России 17 процентов детей, в средних классах — почти 40 процентов детей, а в старших — почти половина детей». Не принято!...

Продолжение

Все видео: Болдырев, Ли, Навальный...   Антропология и история   Б.С. Миронов   В.И. Бояринцев   А. Проханов  

ПУТИН : РОССИЯ = 5 : 0

Мало ли что я обещал гоям?
Российскую пенсию будут получать только израильтяне!


ГОЛОСОВАТЬ ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ВОЗРАСТА ВЫХОДА НА ПЕНСИЮ

Депутат Госдумы Олег Шеин: Повышение пенсионного возраста? - Действуем на пресечение!!!

ВСЕ ВИДЕО
Знаете ли Вы, что релятивистское объяснение феномену CMB (космическому микроволновому излучению) придумал человек выдающейся фантазии Иосиф Шкловский (помните книжку миллионного тиража "Вселенная, жизнь, разум"?). Он выдвинул совершенно абсурдную идею, заключавшуюся в том, что это есть "реликтовое" излучение, оставшееся после "Большого Взрыва", то есть от момента "рождения" Вселенной. Хотя из простой логики следует, что Вселенная есть всё, а значит, у нее нет ни начала, ни конца... Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМАФорум Рыцари теории эфира
Рыцари теории эфира
  22.06.2018 - 17:28: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.
22.06.2018 - 07:31: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ЭКОЛОГИЯ ДЛЯ ВСЕХ - Карим_Хайдаров.
21.06.2018 - 18:46: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Проблема народного образования - Карим_Хайдаров.
21.06.2018 - 11:10: СОВЕСТЬ - Conscience -> ПРАВОСУДИЯ.НЕТ - Карим_Хайдаров.
19.06.2018 - 01:53: Беседка - Chatter -> WHO IS WHO - КТО ЕСТЬ КТО - Карим_Хайдаров.
17.06.2018 - 17:14: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Андрея Фурсова - Карим_Хайдаров.
16.06.2018 - 08:05: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Ю.Ю. Болдырева - Карим_Хайдаров.
15.06.2018 - 16:59: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ПРОБЛЕМА ПРЕСНОЙ ВОДЫ - Карим_Хайдаров.
14.06.2018 - 23:48: СОВЕСТЬ - Conscience -> Пресса против Эйнштейна: первые ростки - Карим_Хайдаров.
14.06.2018 - 23:44: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Андрея Маклакова - Карим_Хайдаров.
14.06.2018 - 23:02: ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ - Economy and Finances -> КОЛЛАПС МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ - Карим_Хайдаров.
14.06.2018 - 08:21: АСТРОФИЗИКА - Astrophysics -> АСТРОФИЗИКА ДЛЯ ВСЕХ - Карим_Хайдаров.
Bourabai Research Institution home page

Bourabai Research - Технологии XXI века Bourabai Research Institution